Почему у зебр не бывает язвы желудка

Автор: Роберт Сапольски

Издательство: Питер

ISBN: 978-5-496-00997-3

Год выпуска: 2015

Количество страниц: 480

Оригинальное название: Why Zebras Don’t Get Ulcers

Оглавление
Предисловие к русскому изданию 6
Предисловие

8

1. Почему у зебр не бывает язв? 13
2. Железы, гусиная кожа и гормоны 33
3. Инсульт, сердечные приступы и смерть от колдовства 52
4. Стресс, метаболизм и ликвидация активов 74
5. Язва, гонка в саванне и горячий шоколад 88
6. Карликовость и роль матери 110
7. Секс и репродуктивная система 141
8. Иммунитет, стресс и болезни 167
9. Стресс и боль 214
10. Стресс и память 232
11. Стресс и сладкий ночной сон 258
12. Старение и смерть 272
13. Почему психологический стресс вызывает стрессовую реакцию? 286
14. Стресс и депрессия 307
15. Личность, темперамент и их влияние на стресс 351
16. Наркоманы, адреналиновые наркоманы и удовольствие 380
17. Взгляд снизу 401
18. Управление стрессом

438


Роберт Сапольски убеждён, что человеческая способность готовиться к будущему и беспокоиться о нём — это и благословение, и проклятие. Благословение — в превентивном и подготовительном поведении, а проклятие — в том, что наша склонность беспокоиться о будущем вызывает постоянный стресс.

Оказывается, эволюционно люди предрасположены реагировать и избегать угрозы, как это делают зебры. Мы должны расслабляться большую часть дня и бегать как сумасшедшие только при приближении опасности. У зебры время от времени возникает острая стрессовая реакция (физические угрозы). У нас, напротив, хроническая стрессовая реакция (психологические угрозы) редко доходит до таких величин, как у зебры, зато никуда не исчезает.

Зебры погибают быстро, попадая в лапы хищников. Люди умирают медленнее: от ишемической болезни сердца, рака и других болезней, возникающих из-за хронических стрессовых реакций. Но когда стресс пред­сказуем, а вы можете контролировать свою реакцию на него, на развитие болезней он влияет уже не так сильно.

Эти и многие другие вопросы, касающиеся стресса и управления им, затронуты в замечательной книге профессора Сапольски «Почему у зебр не бывает язвы желудка» (Психология стресса), которая адресована специалистам психологического, педагогического, биологического и медицинского профилей, а также преподавателям и студентам соответствующих вузовских факультетов.


Нижеследующее вступительное слово автора к книге, а также глава «Секс и репродуктивная система» представлены с согласия издательства Питер. Почему из-за стресса нарушается менструальный цикл, становится трудно достичь эрекции и пропадает интерес к сексу? Почему грудное вскармливание — весьма эффективное средство контрацепции? Как физические нагрузки могут навредить репродуктивной системе, и почему стресс может привести к прерыванию беременности и преждевременным родам?

Предисловие

«Возможно, вы читаете эти строки, находясь в книжном магазине. Если так, взгляните украдкой на парня у ближайшего стеллажа, вот того, который делает вид, будто увлечен книгой Стивена Хокинга. Рассмотрите его как следует. Вряд ли его пальцы съедены проказой, вряд ли он покрыт шрама­ми от оспы и наверняка не дрожит от малярийной лихорадки. Наоборот, скорее всего, он выглядит совершенно здоровым, то есть страдает теми же болезнями, что и большинство из нас: слишком высокий для приматов уровень холестерина, слух намного хуже, чем у человека его возраста из пле­мени охотников и собирателей, привычка снимать напряжение с помощью валиума. Мы, жители западного общества, сейчас болеем совсем другими болезнями, по сравнению с нашими предками. Но что еще важнее, мы бо­леем другими болезнями по другим причинами и с другими последствиями. Тысячу лет назад молодой человек из общества охотников и собирателей мог по неосторожности съесть кусок мяса антилопы, больной сибирской язвой, и последствия были очевидны — через несколько дней он был бы мертв. Сегодня молодой адвокат с удовольствием съедает за ужином биф­штекс с жареной картошкой и выпивает пару бокалов пива, не считая, что это может чем-то ему навредить, а последствия этого вовсе не очевидны. Возможно, пятьдесят лет спустя у него будет больное сердце, а может быть, он станет ездить в велосипедные походы с внуками. Его будущее зависит от нескольких очевидных и конкретных вещей, например от того, что его печень делает с холестерином, каков уровень определенных ферментов в его жировых клетках, есть ли у него врожденные дефекты в стенках кровенос­ных сосудов. Но его будущее во многом зависит и от таких неожиданных факторов, как характер, количество эмоциональных стрессов, которое он испытает за все эти годы, и есть ли в его жизни дружеское плечо, на котором он может поплакать, когда напряжение становится невыносимым.

В медицине произошла революция. Сегодня мы по-новому восприни­маем болезни, которые нас поражают. Мы признали связь между телом и разумом, мы выяснили, что эмоции и личностные особенности могут оказывать огромное влияние на функционирование и здоровье буквально каждой клетки тела. Мы узнали, что стресс делает некоторых из нас более уязвимыми к болезням, выяснили, почему некоторые из нас лучше других справляются со стрессорами, и пришли к очень важному открытию: не­возможно понять болезнь в вакууме. Ее можно понять только в контексте личности и жизненных обстоятельств больного.

Это главная тема моей книги. Сначала я постараюсь прояснить смысл ту­манного понятия "стресс" и объяснить по возможности простыми словами, как разные гормоны и отделы мозга ведут себя в стрессовой ситуации. Затем я сосредоточу внимание на связи между стрессом и риском возникновения определенных заболеваний. Глава за главой, мы обсудим влияние стресса на систему кровообращения, на процессы накопления энергии, на функцию ро­ста, на репродуктивную функцию, иммунную систему и т.д. Затем я расскажу о том, как количество стрессов, пережитых в течение жизни, может влиять на процесс старения. Далее я рассмотрю связь между стрессом и самым распространенным и, возможно, самым опасным психическим заболеванием современности — большим депрессивным расстройством. Это уже третье издание книги, и я добавил две новые главы: о взаимосвязи между стрессом и сном и о связи стресса с зависимостью от алкоголя и наркотиков. Кроме того, я переписал от трети до половины материала других глав.

Некоторые идеи этой книги могут показаться довольно мрачными: по­стоянный (или повторяющийся) стресс может разрушать наше тело бес­численными способами. Тем не менее большинство из нас не страдают заболеваниями, вызванными стрессом. Мы справляемся с ним и физиоло­гически, и психологически, и некоторые из нас делают это весьма успешно. Для читателя, который продержится до конца, в последней главе я привожу данные о методах управления стрессом и описываю, как их принципы можно использовать в повседневной жизни. У нас есть все основания для оптимизма.

Я уверен, что эти идеи могут быть полезны каждому, а научные данные, на которых они основаны, поистине поразительны. Наука ставит перед нами самые изящные, таинственные и сложные проблемы, которые только может предложить жизнь. Она выводит на арену нравственных дебатов самые провокационные идеи. Иногда это улучшает нашу жизнь. Я влюблен в науку, и мне больно видеть, что многие пугаются этого предмета или считают, что раз уж вы выбрали науку, то не можете выбрать еще и со­страдание, искусство или благоговение перед природой. Наука нужна не для того, чтобы лишить нас тайны, но чтобы взглянуть на тайну свежим взглядом и наполнить ее новой энергией.

Я считаю, что любая научная книга должна передавать этот трепет по­знания, сделать научный предмет интересным и доступным даже для тех, кто обычно не проявляет особого пыла к научным изысканиям. Это одна из целей моей книги. Часто мне приходилось упрощать сложные идеи, но в конце книги я привожу множество ссылок, вместе с аннотациями относи­тельно споров и тонкостей материала, представленного в основном тексте. Эти ссылки могут стать превосходным источником данных для читателей, желающих получить более подробные знания о предмете».

Секс и репродуктивная система

«Почки, поджелудочная железа и сердце — это очень важно, но вот что действительно интересно: почему из-за стресса нарушается менструальный цикл, становится трудно достичь эрекции и пропадает интерес к сексу. Оказывается, стресс может различными способами подавлять репродук­тивные механизмы.

Мужчины: тестостерон и нарушения эрекции

Пойдем от простого к сложному и рассмотрим репродуктивную систему, устроенную проще, то есть мужскую. Мозг мужчин вырабатывает гормон ЛГРГ (лютеинизирующего гормона рилизинг-гормон, то есть гормон, сти­мулирующий выброс лютеинизирующего гормона), который поступает в гипофиз и побуждает его вырабатывать ЛГ (лютеинизирующий гормон) и ФСГ (гормон, стимулирующий фолликулы). ЛГ, в свою очередь, побуж­дает яички вырабатывать тестостерон. У мужчин нет фолликул, поэтому гормон ФСГ стимулирует производство спермы. Так работает нормальная мужская репродуктивная система (рис. 20).

Как только возникает стрессор, вся эта система подавляется. Концентра­ция ЛГРГ снижается, вскоре падает концентрация ЛГ и ФСГ, а затем яички устраивают "перерыв". В результате падает уровень тестостерона в крови. Ярче всего это проявляется во время физического стресса. Если мужчина подвергается хирургической операции, через несколько секунд после того, как скальпель входит в кожу, репродуктивная система начинает "выклю­чаться". Ранение, болезнь, голод, хирургическое вмешательство — все это снижает уровень тестостерона. Антропологи даже показали, что в тех обществах, где существует постоянный энергетический стресс (например, в сельских районах Непала), у мужчин отмечается значительно более низкий уровень тестостерона, чем среди офисных работников Бостона.

Гипоталамус вырабатывает ЛГРГ в замкнутую кровеносную систему, связывающую его с передней долей гипофиза. ЛГРГ запускает выработку в гипофизе ЛГ и ФСГ, стимулирующих производство тестостерона и спермы в яичках.

Упрощенная версия мужской репродуктивной эндокринологии. Гипоталамус вырабатывает ЛГРГ в замкнутую кровеносную систему, связывающую его с передней долей гипофиза. ЛГРГ запускает выработку в гипофизе ЛГ и ФСГ, стимулирующих производство тестостерона и спермы в яичках.


Но более тонкие психологические стрессоры не менее разрушительны. Если снизить иерархический ранг самца обезьяны, его уровень тестосте­рона тоже снизится. Заставьте человека или обезьяну выполнять сложное задание, связанное с научением, и произойдет то же самое. В одном знаме­нитом исследовании, проведенном несколько десятилетий назад, стажеров офицерской школы США, подвергавшихся самым разным физическим и психологическим испытаниям, заставили выполнять унизительное за­дание: мочиться в чашки якобы для того, чтобы военные психиатры могли измерить их уровень гормонов. Конечно же, количество тестостерона у испытуемых начало падать. Вероятно, оно не дошло до уровня невинных младенцев, но когда вы в следующий раз увидите в баре какого-нибудь "крутого" парня, хвастающего своими амурными "подвигами", вспомните об этом эксперименте.

Почему действие стрессора снижает концентрацию тестостерона? При­чин множество. Первая находится в мозге. С началом стресса два важных класса гормонов, эндорфины и энкефалины (главным образом первые), начинают блокировать выработку ЛГРГ в гипоталамусе. Как мы увидим в главе 9, эндорфины играют важную роль в блокировании ощущения боли и вырабатываются при физических нагрузках (что помогает объ­яснить знаменитую "эйфорию бегуна", или "эндорфиновую эйфорию", часто возникающую у бегунов примерно на 30-й минуте бега). Но если во время "эйфории бегуна" у мужчин вырабатываются эндорфины и они блокируют выработку тестостерона, то не подавляют ли физические на­грузки мужскую репродуктивную систему? Иногда такое бывает.

У мужчин, которые слишком активно занимаются спортом, например у профессиональных футболистов и бегунов, пробегающих больше 20-30 километров в неделю, отмечается сниженный уровень ЛГРГ, ЛГ и те­стостерона в крови, у них меньше размер яичек и менее активная сперма. Также у них более высокий уровень глюкокортикоидов в крови, даже при отсутствии стресса. (Похожее снижение репродуктивной функции обна­ружено у мужчин, употребляющих наркотические вещества опиатной группы.) Забегая вперед, можно отметить, что у женщин-спортсменок также возникает дисфункция репродуктивной системы. Это происходит, по крайней мере отчасти, также из-за выработки эндорфинов. У половины профессиональных бегуний наблюдаются расстройства менструального цикла, очень спортивные девочки достигают половой зрелости позже своих сверстниц. Например, в одном исследовании с участием 14-летних девочек менструации в этом возрасте уже начались у 95% испытуемых из контрольной группы, но только у 20% гимнасток и у 40% бегуний.

Это поднимает более обширную проблему, особенно важную в нашу эру "молодости и красоты". Если вы вообще не занимаетесь спортом, это, ко­нечно же, плохо. Физические нагрузки полезны для здоровья. А серьезные физические нагрузки — тем более. Но это не значит, что безумные нагрузки приносят такую же безумную пользу. В какой-то момент излишние нагруз­ки начинают нарушать работу разных физиологических систем организма (рис. 21). По законам физиологии слишком много — так же плохо, как и слишком мало. Существуют оптимальные показатели аллостатического равновесия. Например, умеренные физические нагрузки в целом увели­чивают массу костной ткани, но у 30-летних спортсменов, пробегающих 20-30 километров в неделю, может возникнуть декальцинация костей, а это уменьшает их массу, увеличивает риск переломов и сколиоза (по­перечного искривления позвоночника) — их скелеты становятся похожими на скелеты 70-летних стариков.

Чтобы понять значение физических нагрузок, представьте себе такую картину: вы сидите у костра в компании охотников и собирателей с афри­канских равнин и объясняете им, что в нашем мире так много еды и так много свободного времени, что некоторые пробегают по 15 километров в день просто ради удовольствия. Вероятно, они скажут: "Вы что, там все сумасшедшие? Это же так тяжело!" На протяжении всей истории, если за день человек пробегал 15 километров, то он очень хотел кого-нибудь съесть или очень не хотел, чтобы кто-нибудь съел его.

Итак, первое: с началом действия стрессора снижается выработка ЛГРГ. Кроме того, пролактин, еще один гормон гипофиза, который вырабатыва­ется во время серьезных стрессов, уменьшает чувствительность гипофиза к ЛГРГ. Это двойной удар — в мозге вырабатывается меньше гормона, и ги­пофиз начинает реагировать на него слабее. Наконец, глюкокортикоиды блокируют реакцию яичек на ЛГ, просто на тот случай, если какому-то из этих гормонов удастся до них добраться во время стресса (у профессио­нальных спортсменов отмечается повышенный уровень глюкокортикоидов в крови, и это еще больше усугубляет проблемы репродуктивной системы).

Снижение выработки тестостерона — только одна половина неприятно­стей, происходящих с мужской репродуктивной системой во время стресса. Вторая половина — нервная система и эрекция. Нормальная эрекция — это настолько сложный физиологический механизм, что, если бы мужчины его осознавали, человеческий род давно вымер бы. К счастью, этот механизм работает автоматически. Чтобы достичь эрекции, самцу примата нужно направить в свой пенис очень много крови.

Излишние физические нагрузки могут приводить к самым разным негативным последствиям.

Излишние физические нагрузки могут приводить к самым разным негативным последствиям. (Слева) Макс Эрнст, «Спорт — это здоровье». Увеличенный фрагмент фотомонтажа на деревянной пластине, 1920; (справа) «Над облаками идет полночь». Коллаж с фрагментами фотографий и карандашных рисунков, 1920.


Для этого нужна активация парасимпатической нервной системы. Другими словами, парень должен быть спокоен, расслаблен и уверен в себе.

Что происходит потом, если вы мужчина? Вы прекрасно проводите вре­мя в приятной женской компании. Возможно, у вас учащается дыхание, ваш сердечный ритм ускоряется. Постепенно разные части вашего тела переходят в симпатический тон — помните медицинскую шутку о симпатической нервной системе из главы 2? Спустя какое-то время действие симпатической системы охватывает почти все тело, а вы тем временем героически пытаетесь как можно дольше удержать парасимпатический тон в единственном органе. Когда это больше невозможно, парасимпатический тон в пенисе выключается, включается симпатический и в конце концов происходит эякуляция. (Между этими двумя системами происходит неве­роятно сложный танец; не пытайтесь повторить это дома.) Сексологи часто рекомендуют своим пациентам одну уловку, основанную на этом факте: если вы близки к эякуляции, но хотите ее задержать, сделайте глубокий вдох. Расширение грудных мышц ненадолго включает парасимпатический тон, и это подавляет действие симпатической системы.

Что же меняется во время стресса? Прежде всего хронический стресс при­водит к повреждению и засорению кровеносных сосудов — а заболевания сосудов могут серьезно нарушать кровообращение. А если стресс возник в какой-то конкретной ситуации? Очевидно, если мы взволнованы или обеспокоены, то уж точно не расслаблены. Когда мы напряжены, пара­симпатический тон включить сложнее. Возникают трудности с эрекцией. Импотенция. А если эрекция уже есть, появляется другая проблема. В пе­нисе сохраняется парасимпатический тон, процесс вдет, все замечательно. Вдруг вы вспоминаете, что вчера упал курс доллара, — и тут же парасим­патический тон переключается на симпатический, гораздо быстрее, чем вам хотелось бы. Преждевременная эякуляция.

Проблемы с импотенцией и преждевременной эякуляцией очень часто возникают во время стресса. Кроме того, эректильная дисфункция — сама по себе серьезный стрессор. Так возникает порочный круг под названием "страх страха". Множество исследований показывают, что больше полови­ны визитов мужчин к врачам с жалобами на репродуктивную дисфункцию связаны не с органическими нарушениями эрекции, а с "психогенной" импотенцией (нет никаких болезней, просто слишком много стресса). Как отличить органическую импотенцию от психогенной?

Она диагностируется на удивление легко благодаря одной странности мужской половины человечества. Когда муж чина засыпает и входит в стадию "быстрого сна", у него возникает эрекция. Я консультировался с лучшими мировыми экспертами по эрекции, и никто из них не знает, почему это происходит, но это происходит. Итак, к врачу приходит муж­чина и жалуется, что не может достичь эрекции в течение последних шести месяцев. Испытывает ли он стресс? Или у него какое-то неврологическое расстройство? Врач берет специальный манжет для пениса, снабженный электронным датчиком давления, и просит пациента надевать его перед тем, как лечь спать. На следующее утро может быть готов ответ — если во время фазы "быстрого сна" у парня возникла эрекция, скорее всего, про­блема, носит психогенный характер.

Итак, стресс ослабляет эрекцию. В целом проблемы с эрекцией более се­рьезны, чем проблемы с тестостероном. Чтобы выработка тестостерона и спермы повлияла на сексуальную функцию, она должна почти полностью прекратиться. Чуть-чуть тестостерона, парочка сперматозоидов, и боль­шинство мужчин не испытывают никаких проблем с сексом. Но если нет эрекции — это катастрофа.

Эректильный компонент крайне чувствителен к стрессу у самых разных видов животных. Тем не менее есть некоторые обстоятельства, при которых стресс никак не подавляет мужскую репродуктивную систему. Представьте себе, что вы — американский лось и у вас наступил брачный сезон. Вы тратите все свое время на то, чтобы ходить с гордым видом, отращивать рога, нюхать воздух и вступать в территориальные споры с другими лосями с помощью ударов лбом. При этом вы забываете о пра­вильном питании, мало спите, получаете физические травмы и больше всего беспокоитесь о том, чтобы отбить у других самцов какую-нибудь симпатичную лосиху. Это стресс. Не было бы никакой логики в том, чтобы мужское конкурентное поведение, необходимое для завоевания партнерш и, вызывало настолько сильный стресс, что при появлении возможности для спаривания самец был бы на это неспособен. Дарвин сказал бы, что это не слишком хороший ход.

Или предположим, что вы — представитель вида, у которого секс — это крайне энергозатратная активность, требующая часов и даже дней копу­ляции без сна и пищи (так происходит, например, у львов). Большой рас­ход энергии, плюс недостаток еды или сна — это стресс. Было бы странно, если бы при этом стресс спаривания вызывал эректильную дисфункцию.

Оказывается, у многих видов стрессоры, связанные с соперничеством брачного сезона или с процессом спаривания, не только не подавляют активность репродуктивной системы, но даже могут ее стимулировать. У некоторых из таких видов стресс не приводит к выработке гормонов стресса; у других гормоны стресса вырабатываются, но репродуктивная система остается к ним нечувствительной.

Но есть один вид млекопитающих, который — и в брачный сезон, и в другое время — нарушает все правила, связанные с влиянием стресса на эрек­тильную функцию. Это гиены.

Наш друг гиена

Пятнистую гиену сильно недооценивают и относятся к ней слишком пред­взято. Я это знаю точно. Работая в Восточной Африке, я часто оказывался в одном лагере с биологом Лоуренсом Франком, специалистом по гиенам из Калифорнийского университета в Беркли. У нас не было ни телевизора, ни радио, ни телефона, и, как только выпадала свободная минута, он на­чинал с восторгом рассказывать о гиенах. Эти удивительные животные, к сожалению, стали жертвой черного пиара.

Нам всем знаком а эта картина. Рассвет в саванне. Марлин Перкинс с телеканала Animal Planet, сидя в кустах, снимает на видеокамеру, как львы пожирают какую-то мертвечину. Крупный план, чтобы зрители как следует рассмотрели кровь и кишки. Внезапно в углу кадра появляются они — грязные, уродливые, подлые гиены. Они хотят урвать свой кусок. Вот падальщики! Зрители преисполнены презрения (что весьма странно, если учесть, как редко те из нас, кого еще можно назвать плотоядными, сражаются за кусок мяса со своим домашним псом). Недавно Пентагон купил инфракрасные тепловизоры нового поколения, а старые решил от­дать зоологам. Это позволило ученым наблюдать за гиенами ночью (это важно, ведь днем гиены в основном спят).

Как выяснилось, гиены — прекрасные охотники. И вы знаете, что оказа­лось? Львы, которых никак нельзя назвать хорошими охотниками, потому что они большие, медлительные и слишком заметные, постоянно нападают на гиен и отнимают у них добычу! И, когда в саванне наступает рассвет, гиены на заднем плане, конечно же, выглядят невыспавшимися, измож­денными, с кругами под глазами. Они не спали всю ночь, чтобы поймать то, чем теперь завтракают другие!

Надеюсь, я вызвал у вас некоторую симпатию к этим милым животным. Но в них есть нечто по-настоящему странное. В стаях гиен доминируют самки, что редкость среди млекопитающих. Они более мускулистые и более агрессивные, и у них в крови больше мужского полового гор­мона (он близок к тестостерону и называется "андростендион"), чем у самцов. Определить пол гиены по внешним признакам практически невозможно.

Более 2000 лет назад Аристотель по причинам, неясным даже для самых искушенных исследователей его творчества, увлекался тем, что делал вскрытия мертвых гиен. Эти эксперименты описаны в его трактате Historia Animalium, VI, XXX. В те времена специалисты по гиенам считали этих животных гермафродитами, имеющими половые органы обоих полов. На самом деле гиены представляют собой то, что гинекологи называют псевдогермафродитами (они только выглядят как гермафродиты, но не являются ими в физиологическом смысле).

У самки гиены есть ложная мошонка, состоящая из уплотненных жировых клеток; у нее нет члена, но есть большой клитор, способный к эрекции (рис. 22). С помощью этого клитора она занимается сексом и через него же рожает. Конечно, это звучит дико. Лоуренс Франк, один из ведущих мировых экспертов по гениталиям гиен, часто ловил какую-нибудь гие­ну, усыплял ее и тащил в лагерь. Нас это очень увлекало, мы шли на нее посмотреть, и где-то через 20 минут тщательных исследований Лоуренсу удавалось установить пол бедного животного. (Сами гиены точно опре­деляют, кто из них какого пола, скорее всего, по запаху.)

У самки гиены есть ложная мошонка, состоящая из уплотненных жировых клеток; у нее нет члена, но есть большой клитор, способный к эрекции.Берегись! Самка гиены.


Возможно, самая интересная история о гиенах — это довольно правдопо­добная теория о том, почему они эволюционировали подобным образом. Эта теория достаточно сложна, из сострадания к читателю я решил "со­слать" ее в примечания. Для наших целей важно сказать, что у гиены раз­вились не только гениталии, не похожие на гениталии других животных, но также и уникальные способы использовать эти органы для социальной коммуникации. И здесь на сцену выходит стресс.

У многих социальных млекопитающих самцы демонстрируют эрекцию в ситуациях соперничества с другими самцами — это знак доминирования. Если вы выясняете статус с другим самцом, у вас встает член и вы машете им перед его носом, чтобы показать, какой вы крутой парень. Социальные приматы делают это постоянно. Но у гиен эрекция — признак социального подчинения. Когда самец сталкивается с угрозой со стороны самки, у него возникает эрекция: "Смотри, я просто скромный мальчик; не бей меня, я как раз собирался уходить".

Самки гиен с низким статусом делают то же самое; если самке с низким статусом угрожает другая, доминирующая самка, у нее возникает заметная клиторальная эрекция: "Смотри, я похожа на этих мальчиков; не нападай на меня; ты же и так знаешь, что ты выше меня, зачем же драться?" Итак, у гиен эрекция возникает в ситуации стресса. По сравнению с другими млекопитающими, у самцов гиен "проводка" автономной нервной систе­мы проложена с точностью до наоборот — как иначе объяснить тот факт, что стресс вызывает у них эрекцию? Эта теория еще не доказана в полном объеме, но, возможно, ученым из Беркли, работающим над этим, удастся выжать из налогоплательщиков немного денег, которые иначе могли бы уйти каким-нибудь нефтяным корпорациям.

Так что гиена — исключение из правил: у нее стресс только стимулирует эректильную функцию. Это еще раз показывает, как "странности" зооло­гии могут помочь нам понять контекст нашей собственной "нормальной" физиологии. А еще — дважды подумайте, прежде чем начать встречаться с гиеной.

Женщины: расстройства цикла и аменорея

Теперь мы обратимся к женской репродуктивной системе. Ее базовая схема напоминает мужскую. В мозге вырабатывается ЛГРГ, запускающий вы­работку ЛГ и ФСГ в гипофизе. ФСГ стимулирует образование яйцеклеток в яичниках; ЛГ стимулирует яичники синтезировать эстроген. Во время первой, "фолликулярной" стадии менструального цикла уровни ЛГРГ, ЛГ, ФСГ и эстрогена растут, достигая максимума в момент овуляции. Затем начинается вторая половина цикла, "лютеиновая" фаза. Доминирующим гормоном становится прогестерон, выработанный в желтом теле яични­ка. Он приводит к набуханию стенок матки, чтобы в случае, если после овуляции произошло оплодотворение, яйцо могло в них закрепиться и начать развиваться в эмбрион (рис. 23). Во время всего менструального цикла уровень гормонов ритмично колеблется, и участок гипоталамуса, регулирующий выработку этих гормонов, имеет у женщин более сложную структуру, чем у мужчин.

Гипоталамус вырабатывает ЛГРГ в закрытую систему кровообращения, связывающую его с передней долей гипофиза. ЛГРГ запускает выброс ЛГ и ФСГ гипофизом, а они, в свою очередь, вызывают овуляцию и выработку гормонов в яичниках.

Упрощенная версия женской репродуктивной эндокринологии. Гипоталамус вырабатывает ЛГРГ в закрытую систему кровообращения, связывающую его с передней долей гипофиза. ЛГРГ запускает выброс ЛГ и ФСГ гипофизом, а они, в свою очередь, вызывают овуляцию и выработку гормонов в яичниках.


Первое, чем стресс вредит женской репродуктивной системе, звучит довольно неожиданно. У женщин в крови есть небольшое количество мужского полового гормона — даже если они не гиены. У человека этот гормон вырабатывается не в яичниках (как у гиен), а в надпочечниках. У женщин количество таких "адреналовых андрогенов" ("адреналовые железы" — другое название надпочечников) составляет всего около 5% от их уровня у мужчин, но этого достаточно, чтобы создать проблему. Фермент, содержащийся в жировых клетках женщин, обычно нейтрали­зует эти андрогены, превращая их в эстрогены. Это решает проблему. Но что, если вы голодаете, потому что в этом году плохой урожай? Масса тела снижается, жировые отложения тают, и в итоге в организме не остается жира, чтобы превратить весь андроген в эстроген. Поэтому эстрогена ста­новится меньше. При этом концентрация андрогена растет, и это приводит к сбоям на разных стадиях действия репродуктивной системы (нужно от­метить, что это всего лишь один из примеров того, как недоедание вредит репродуктивной системе).

Если вы голодаете добровольно, репродуктивная функция страдает точно так же. Один из признаков анорексии — нарушения репродуктивной си­стемы у (обычно) молодых женщин, которые морят себя голодом. И про­блема не только в потере веса. При восстановлении веса у таких женщин менструальный цикл не всегда возобновляется, если не были устранены первоначальные психологические стрессоры. Но потеря веса все же играет очень важную, инициирующую роль. Повышение уровня андрогена вви­ду отсутствия жировой прослойки — один из механизмов, ослабляющих репродуктивную систему у женщин, которые проявляют избыточную физическую активность. Как мы уже говорили, этот феномен лучше всего описан у молодых девушек, профессиональных танцовщиц или бегуний. Половая зрелость у них может наступать на несколько лет позже, чем у всех остальных. Также эта проблема возникает у женщин, которые слишком много занимаются спортом и у которых менструации могут стать нере­гулярными или даже полностью прекратиться. В целом этот механизм вполне логичен. В среднем беременность обходится женщине примерно в 50 тысяч калорий, а грудное вскармливание забирает около 1000 калорий в день; такого нельзя себе позволить без достаточных жировых запасов.

Кроме уменьшения жировых клеток стресс может ослаблять репродуктив­ную функцию и другими способами. Здесь часто действуют те же механиз­мы, что и у мужчин. Эндорфины и энкефалины угнетают выработку ЛГРГ (как мы сказали, это происходит у спортсменов обоего пола); пролактин и глюкокортикоиды блокируют чувствительность гипофиза к ЛГРГ; кроме того, глюкокортикоиды влияют на яичники, снижая их чувствительность к ЛГ. Конечный результат — сниженная выработка ЛГ, ФСГ и эстрогена, что затрудняет овуляцию. В итоге фолликулярная стадия менструального цикла удлиняется, а это делает длинным и менее регулярным весь цикл. В самых тяжелых случаях вся механика овуляции не просто затормажива­ется, а блокируется — это называют ановуляторной аменореей.

Стресс может приводить и к другим репродуктивным проблемам. Уровень прогестерона часто бывает значительно снижен, и это препятствует на­буханию стенок матки. Выработка пролактина во время стресса добавляет проблем, искажая действие прогестерона. Поэтому, даже если во время фолликулярной стадии цикла в организме достаточно гормонов для овуля­ции и яйцеклетка была оплодотворена, ей становится труднее закрепиться в стенке матки.

Снижение уровня эстрогена вследствие длительного стресса имеет неко­торые последствия не только для репродуктивной сферы. Как вы помните, в главе 3 мы обсуждали вопрос о том, защищает ли эстроген от сердечно­сосудистых заболеваний, хотя доказано, что он защищает от остеопороза, а стрессогенное снижение уровня эстрогена оказывает негативное влияние на прочность костей.

Из всех гормонов, угнетающих работу репродуктивной системы во время стресса, самым интересным, вероятно, является пролактин. Он оказывает очень сильное и разностороннее действие; если вы не хотите, чтобы про­изошла овуляция, выпустите в кровь побольше этого гормона. Он не только играет главную роль в подавлении репродуктивной функции во время стрес­са и физических упражнений, но также является основной причиной того, что грудное вскармливание — весьма эффективное средство контрацепции.

Если вы женщина, то, возможно, скептически качаете головой, удивляясь невежеству автора, обремененного Y-хромосомой; это старая деревенская байка; грудное вскармливание вовсе не защищает от беременности. Дол­жен вас разочаровать. Возможно, оно предотвращает больше беремен­ностей, чем любой другой тип контрацепции. Нужно просто правильно им пользоваться.

Грудное вскармливание приводит к выработке пролактина. Между со­сками и гипоталамусом существует рефлекторная петля. Если по той или иной причине происходит стимуляция сосков (не только у женщин, но и у мужчин), гипоталамус подает сигнал гипофизу, что пора начинать вырабатывать пролактин. А как мы уже знаем, достаточное количество пролактина приводит к подавлению репродуктивной функции.

Грудное вскармливание не всегда является эффективным противозачаточ­ным средством — из-за того, как к нему относятся в западных обществах. В нашей культуре мать кормит ребенка грудью примерно полгода и делает это в среднем шесть раз в день по 30-60 минут. При каждом таком корм­лении уровень пролактина в крови матери растет в течение нескольких секунд, а в конце кормления довольно быстро возвращается к исходному уровню. Это формирует волнообразный паттерн выработки пролактина.

Но большинство женщин на Земле кормят грудью совсем иначе. Самый показательный пример был приведен несколько лет назад в исследовании бушменов — охотников и собирателей из пустыни Калахари в Южной Аф­рике (жизнь этого племени изображена в фильме "Наверное, боги сошли с ума") (рис. 24). Мужчины и женщины этого народа ведут активную по­ловую жизнь, противозачаточных средств никто не использует, но женщина рожает ребенка только раз в четыре года. Сначала казалось, что это легко объяснить. Западные ученые увидели эту особенность племени и сказали:

"Это охотники и собиратели: должно быть, они рано умирают, а их жизнь наполнена страданиями; должно быть, они голодают". Ведь недоедание приводит к прекращению овуляции.

Большинство женщин на Земле кормят грудью совсем иначе. Самый показательный пример был приведен несколько лет назад в исследовании бушменов -- охотников и собирателей из пустыни Калахари в Южной Аф­рике (жизнь этого племени изображена в фильме Бушменка Калахари с ребенком в набедренном слинге.


Но антропологи присмотрелись внимательнее и обнаружили, что буш­мены вовсе не голодают. Если вам не близок западный образ жизни, вам лучше стать охотником и собирателем, а не овцеводом-кочевником или крестьянином. Бушмены охотятся и собирают растительную пищу всего несколько часов в день, а все остальное время просто сидят без дела и бол­тают. Ученые назвали это племя "первым обществом изобилия". Гипотеза о том, что четырехлетний перерыв между рождением детей связан с недо­еданием, не подтвердилась.

Оказалось, что длинные интервалы между родами связаны с особым пат­терном грудного вскармливания. Его обнаружили ученые Мелвин Коннери Кэрол Уортмен. Когда женщина из племени охотников и собирателей кормит ребенка, она дает ему грудь на одну-две минуты, каждые 15 ми­нут. Круглосуточно. В течение трех лет. (Этот способ контрацепции уже не кажется таким уж привлекательным, не так ли?) Мать носит ребенка в повязке на бедре, поэтому его можно легко и часто кормить. Ночью ре­бенок лежит рядом с матерью и может сосать грудь, даже если мать спит (только представьте себе, как Коннер и Уортмен сидят в кустах в два часа ночи и в изумлении наблюдают эту картину, вооружившись тепловизо­рами и секундомерами). Когда ребенок начинает ходить, он каждый час прибегает к матери и сосет грудь примерно в течение минуты.

При такой модели грудного вскармливания возникает совсем другая эн­докринная картина. Когда женщина начинает кормить грудью, уровень пролактина в ее крови растет. Благодаря частоте и определенному режиму тысяч последующих сеансов кормления уровень пролактина остается вы­соким в течение многих лет. Уровни эстрогена и прогестерона при этом падают и овуляции не происходит.

У этой модели вскармливания есть интересные последствия. Рассмотрим историю жизни женщины из племени охотников и собирателей. Она до­стигает половой зрелости в возрасте 13 или 14 лет (немного позже, чем в нашем обществе). Скоро она беременеет. Потом она в течение трех лет кормит ребенка грудью, отнимает его от груди, у нее проходит несколько менструальных циклов, она снова беременеет, и этот цикл повторяется до тех пор, пока она не достигнет менопаузы. Это значит, что за всю жизнь у нее происходит всего около двух десятков менструальных циклов. А у современных западных женщин, как правило, за всю жизнь бывают сотни циклов. Огромная разница. Паттерн охотников и собирателей, суще­ствовавший на протяжении почти всей истории человечества, мы видим и у многих приматов.

Вполне возможно, некоторые гинекологические заболевания — чума современных западных культур — вызваны тем, что основной механизм физиологической машины активируется сотни раз, хотя, возможно, он был задуман так, чтобы "включиться" всего раз двадцать. Показательный пример таких заболеваний — эндометриоз (разрастание клеток внутрен­него слоя стенки матки за пределы этого слоя), который чаще возникает у женщин, имевших мало беременностей, и начинается в позднем воз­расте.

Женщины: нарушение либидо

В предыдущем разделе мы описали, как стресс разрушает основу женской репродуктивной системы — стенки матки, яйцеклетки, гормоны, участву­ющие в овуляции, и т.д. Но как влияет стресс на сексуальное поведение? У мужчин стресс не улучшает эрекцию и не увеличивает желание что-то сделать со своей эрекцией. Точно так же он нарушает и женское либидо. Об этом знает любая женщина, переживавшая тот или иной стресс. Знают об этом и лабораторные животные, подвергавшиеся стрессу.

У женщин потерю сексуального желания в ситуации стресса выявить не­сложно — просто раздайте женщинам анкеты, посвященные этой теме, и надейтесь на честные ответы. Но как изучать сексуальное желание у лабораторных животных? Как измерить эротические фантазии самки крысы, когда она видит в соседней клетке симпатичного самца с голубыми глазами и красивыми резцами? Ответ удивительно прост — нужно вы­яснить, как часто она готова нажимать на рычаг, чтобы получить доступ к этому самцу. Это принятый в науке количественный метод измерения силы желания у крысы (или, если использовать профессиональный жаргон, "процептивности"). Подобные эксперименты можно использовать и для изучения процептивного поведения у приматов. Процептивное и рецеп­тивное поведение по-разному выражено среди самок, в зависимости от таких факторов, как положение в репродуктивном цикле (оба эти кри­терия сексуального поведения достигают максимума в точке овуляции), сексуальная удовлетворенность или неудовлетворенность, время года или прихоти сердца (то, о каком именно самце идет речь). В целом стресс по­давляет и процептивное, и рецептивное поведение.

Такое влияние стресса, вероятно, связано с подавлением выработки раз­личных половых гормонов. Если у самки грызуна удалены яичники, из-за отсутствия эстрогенов у нее исчезает и процептивное, и рецептивное поведение. Действительно, инъекция эстрогенов самке с удаленными яичниками восстанавливает у нее сексуальное поведение. Кроме того, в момент овуляции уровень эстрогенов выше всего — это объясняет, почему сексуальное поведение у самок грызунов почти полностью огра­ничено этой стадией менструального цикла. Подобный паттерн есть и у приматов, но он не так выражен, как у грызунов. Снижение активности сексуального поведения, хоть и в меньшей степени, наблюдается после удаления яичников у самок приматов. Для человеческой сексуальности эстроген также играет важную роль, но в меньшей степени — для нас гораздо важнее социальные и межличностные факторы.

Эстроген оказывает такое влияние и в мозге, и в периферических тканях. Гениталии и другие органы содержат достаточно рецепторов эстрогена, и этот гормон повышает их чувствительность к тактильной стимуляции. В мозге рецепторы эстрогенов возникают в тех его участках, которые задействованы в сексуальном поведении; один из самых таинственных механизмов нейроэндокринологии действует так, что когда эстроген по­падает в эти участки мозга, у нас возникают эротические фантазии.

Как ни странно, андрогены надпочечников тоже влияют на процептивное и рецептивное поведение; как показывают результаты исследований, по­ловое влечение снижается после удаления надпочечников и может быть восстановлено приемом синтетических андрогенов. Этот феномен больше выражен у приматов и людей, чем у грызунов. Эта тема пока недостаточно изучена, но есть данные о том, что стресс снижает уровень андрогенов над­почечников в крови. И стресс, конечно, подавляет выработку эстрогенов. В главе 3 мы уже говорили об экспериментах Джея Каплана. Он показал, что стрессор, связанный с социальной иерархией, может снижать уровень эстрогена у самки обезьяны в той же степени, что и удаление яичников. Учитывая эти результаты, легко увидеть, как стресс нарушает сексуальное поведение у женщин.

Стресс и эффективность технологий искусственного оплодотворения

С точки зрения психологического дистресса очень немногие заболевания могут сравниться с бесплодием — стресс в отношениях с близким чело­веком, эмоциональные проблемы, неспособность сконцентрироваться на работе, отчуждение от друзей и семьи, депрессия. Поэтому новые методы лечения бесплодия благодаря недавним достижениям в сфере медицинских технологий стали очень важным достижением медицины.

Сегодня перед нами открылся прекрасный новый мир: искусственное оплодотворение; экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), когда сперма и яйцо встречаются в чашке Петри, а затем оплодотворенные яйцеклетки внедряют в матку женщины; преимплантационный скрининг, который проводится в тех случаях, если у одного из партнеров есть серьезные генетические отклонения; после оплодотворения врачи анализируют ДНК яйцеклеток, и в матку имплантируются только те из них, где нет генетических отклоне­ний. Донорские яйцеклетки, донорская сперма. Инъекции спермы в яйце­клетку, если сперма не может самостоятельно проникнуть через мембрану.

Некоторые формы бесплодия можно устранить сравнительно простыми процедурами, но для лечения других нужны сложные инновационные технологии. Однако с такими технологиями связаны две проблемы. Во-первых, они вызывают очень сильный стресс. Во-вторых, они ужасно дорогие и часто не оплачиваются страховкой, особенно если речь идет о тестировании новейших экспериментальных методов. Много ли моло­дых пар может позволить себе потратить 10-15 тысяч долларов на каждый цикл в попытках забеременеть? Кроме того, большинство клиник ЭКО на­ходятся рядом с крупными медицинскими центрами, и пациентам часто приходится неделями жить в гостинице, в чужом городе, вдали от друзей и семьи. Некоторые методы генетического скрининга проводятся всего в нескольких клиниках в мире, и к прочим факторам стресса это добавляет долгое ожидание своей очереди.

Но все эти стрессоры бледнеют по сравнению со стрессом, возникающим во время самого процесса. Недели многочисленных, болезненных ежедневных инъекций синтетическими гормонами и гормональными супрессорами, которые часто оказывают негативное влияние на настроение и психическое состояние. Ежедневные анализы крови и сонограммы, постоянные эмоциональные "американские горки" — хорошие сегодня анализы или плохие, сколько фолликул, насколько они большие, каков уровень гормо­нов в крови? Хирургическая процедура, а потом ожидание: не придется ли проходить через все это снова?

Вторая проблема заключается в том, что успех в этой сфере остается ред­костью. Очень трудно оценить, насколько успешны попытки забереме­неть естественным путем. Не менее трудно выяснить, каковы показатели успешности для процедур искусственного оплодотворения — в рекламных буклетах клиники редко приводят точные цифры: "Мы не публикуем свои показатели успешности, потому что работаем только с самыми сложными случаями, в результате наши показатели на первый взгляд могут показаться хуже показателей других клиник, которые особо не утруждают себя и бе­рутся только за простые задачи". Поэтому, говорят клиники, нам трудно оценить, каковы ваши шансы на успех. Однако после изнурительного цикла ЭКО шансы все равно остаются небольшими.

Все, о чем мы говорили в этой главе, позволяет предположить, что первая проблема — стресс от процедур ЭКО — создает вторую проблему: низкие показатели успешности. Многие исследователи изучали, влияет ли степень стресса во время прохождения цикла ЭКО на вероятность его благоприятно­го исхода. Оказалось, что влияет. Почти все исследования показывают, что чем сильнее стресс (его сила определялась по уровню глюкокортикоидов, реакциям сердечно-сосудистой системы на экспериментальный стрессор или по самоотчетам), тем реже цикл ЭКО приводит к успеху. Но некоторые исследования этого не подтверждают. Почему?

С одной стороны, некоторые исследования проводились в течение мно­гих дней или недель, когда женщины уже знали, успешно ли идет про­цесс; в этих случаях именно симптомы неудачного течения процесса могли вызывать сильную реакцию на стресс, а не наоборот. Даже в тех исследованиях, где уровень стресса измеряется в начале процесса, нужно учитывать, сколько циклов было пройдено до этого. Другими словами, у женщины, переживающей стресс, действительно меньше шансов полу­чить благоприятный результат, но и стресс, и негативный результат могут быть следствием того факта, что она — неудачный кандидат, уже сделала восемь неудачных попыток и подорвала этим свое здоровье.

Другими словами, нужно больше исследований. Если корреляция между стрессом и успешностью методов искусственного оплодотворения под­твердится, можно надеяться, что будут созданы более конструктивные методы лечения, чем советы вроде "старайтесь избегать стрессов, потому что исследования показывают, что это уменьшает шансы на успех ЭКО". А лучше всего, чтобы прогресс в этой области привел к устранению самого главного стрессора, создающего все эти сложности, — а именно бесплодия.

Выкидыш, психогенное прерывание беременности и преждевременные роды

Связь между стрессом и самопроизвольным прерыванием беременности известна давно. Еще Гиппократ советовал беременным женщинам избегать эмоциональных потрясений. С тех пор эта связь является основанием для самых красивых и романтичных интерпретаций биологии беременности. Анна Болейн считала, что у нее произошел выкидыш после того, как она увидела Джейн Сеймур, сидящую на коленях короля Генриха, а героиня сериала "Ветер перемен" теряет ребенка, испугавшись лошади.

В триллере "Жилец", вышедшем в прокат в 1990 году (он довел эру Рей­гана — Буша до логического завершения, заставив нас сочувствовать не­счастным владельцам недвижимости, страдающим от происков злонаме­ренных арендаторов), у владелицы дома в исполнении Мелани Гриффит происходит выкидыш в ответ на психологическое давление со стороны бессовестного квартиросъемщика. А в менее поэтичной и более призем­ленной сфере повседневной жизни риск выкидыша у женщин увеличивает стресс, связанный с работой, предполагающей высокие требования в со­четании с отсутствием полномочий.

Стресс приводит к выкидышам и у животных. Например, когда ученые по тем или иным причинам (например, для ветеринарного осмотра) ловят беременную самку, живущую в дикой местности или в загоне, или когда самка испытывает стресс из-за транспортировки.

Исследования социальной иерархии у животных, живущих в дикой при­роде, выявили один особый случай, когда часто происходят стрессогенные выкидыши. У многих социальных видов животных самцы проявляют не­одинаковую активность в процессе размножения. Иногда в группе есть только один самец (обычно его называют "хозяином гарема"); иногда самцов много, но право спариваться имеют лишь один или несколько до­минирующих самцов. Предположим, "хозяин гарема" убит или вытеснен другим самцом либо в группу, где несколько самцов, входит новый сопер­ник и занимает первое место в иерархии. Обычно новый доминирующий самец пытается увеличить собственный репродуктивный успех за счет предыдущего лидера. Что делает новый парень? У некоторых видов он пы­тается уничтожить всех детенышей в этой группе (этот паттерн называют конкурентным детоубийством, и он наблюдается у многих видов, включая львов и некоторых обезьян), тем самым уменьшая репродуктивный успех предыдущего лидера.

После устранения бывшего лидера у самок пропадает молоко. Вскоре у них происходит овуляция, и они готовы к спариванию с новым доминирующим самцом. Это звучит довольно мрачно и является яркой демонстрацией того, что сегодня хорошо известно большинству эволюционистов; вопреки благостным идеям натуралистов поведение животных редко направлено "на пользу всему биологическому виду". Как правило, они действуют в интересах своего собственного генетического наследия и наследия своих близких родственников. У некоторых видов — например, у диких лоша­дей и бабуинов — по той же самой логике самцы также систематически нападают на беременных самок, и иногда это вызывает у них выкидыши.

Особенно интересно этот паттерн проявляется у грызунов. Группа самок принадлежит к гарему одного самца. Если из гарема его вытесняет другой самец, то через несколько дней те самки, которые недавно забеременели, не могут имплантировать в матку оплодотворенную яйцеклетку. Примечательно, что такое прерывание беременности не требует физического преследования со стороны самца. Непривычный запах нового "хозяина" вызывает резкое повышение уровня пролактина, и яйцеклетка не приживается. В доказа­тельство этого феномена исследователи могут вызвать его (он называется эффектом Брюса) просто с помощью запаха нового самца. Почему для самки адаптивно прервать беременность, когда на сцену выходит новый самец? Если она этого не сделает, новый "хозяин" уничтожит детенышей. Выбирая меньшее из двух зол, эволюция создала такую реакцию, чтобы по крайней мере сохранить калории, которые были бы потрачены на бесполезную бе­ременность, — лучше ее прервать и овулировать на несколько дней позже.

Несмотря на всю драматичность эффекта Брюса, стрессогенные выкиды­ши происходят не так уж часто, особенно у людей. Задним числом легко возложить ответственность за неприятное событие (например, выкидыш) на стресс. Кроме того, часто считается, что причиной выкидыша стала стрессовая ситуация, случившаяся примерно за день до него. На самом деле чаще всего во время выкидыша из тела удаляется эмбрион, который умер уже давно. Если стрессовое событие и было, то за несколько дней или даже недель до выкидыша, а не накануне.

Но если выкидыши на почве стресса действительно бывают, есть вполне веро­ятное объяснение того, как это происходит. Поступление крови к эмбриону зависит от кровообращения матери, и все, что уменьшает кровоснабжение ее брюшной полости, уменьшает кровоснабжение эмбриона. Кроме того, сердцебиение плода сильно резонирует с сердцебиением матери, и психологические стимулы, ускоряющие или замедляющие ее сердечный ритм, примерно через минуту вызывают такие же изменения у плода. Это было доказано во многих исследованиях с участием людей и приматов.

Возможно, во время стресса проблемы возникают в результате повторя­ющейся активации симпатической нервной системы, вызывающей уве­личение выработки артеренола и адреналина. Исследования с участием большого количества разных видов животных показывают, что в некото­рых случаях эти два гормона резко уменьшают кровоснабжение матки. Подвергая животных различным психологическим стрессам (например, беременных овец пугают внезапными громкими звуками или в комнату, где находится беременная макака-резус, входит незнакомый человек), можно вызвать уменьшение кровоснабжения матки, что снижает поступление кислорода к эмбриону (это называется гипоксией). Конечно, в этом нет ничего хорошего, и такой пренатальный стресс возвращает нас к тем про­блемам, которые мы обсуждали в главе 6. В целом специалисты в данной области считают, что вызвать у плода смертельное удушье не так просто, для этого эпизодов гипоксии должно быть много.

Таким образом, сильный стресс может увеличивать вероятность выкиды­ша. Кроме того, на поздних стадиях беременности стресс может увеличить риск преждевременных родов. Вероятно, это происходит из-за увеличения уровня глюкокортикоидов. Конечно, это весьма печально, учитывая то, что мы видели в предыдущей главе, когда говорили о метаболических по­следствиях низкого веса новорожденных.

Насколько стресс разрушителен для женской репродуктивной системы?

Как мы видели, существует великое множество механизмов, приводя­щих к нарушениям репродуктивной системы у самок, испытывающих стресс, — снижение количества жира; выработка эндорфинов, пролактина и глюкокортикоидов, действующих на мозг, гипофиз и яичники; нехват­ка прогестерона; чрезмерное количество пролактина, действующего на матку. Кроме того, блокировка имплантации в матку оплодотворенной яйцеклетки и изменения кровоснабжения эмбриона создают множество проблем, уменьшающих шансы на нормальное течение и успешное завер­шение беременности. Учитывая все эти разнообразные механизмы, может показаться, что даже самый слабый стрессор способен полностью "от­ключить" репродуктивную систему. Как ни странно, это не так; даже если все эти механизмы действуют одновременно, они не так уж эффективны.

Чтобы в этом убедиться, можно исследовать влияние на репродуктивную систему хронического, но небольшого стресса. Возьмем традиционное незападное земледельческое сообщество, в котором отмечаются высокий уровень заболеваний (скажем, сезонная малярия), высокий уровень зараженности паразитами и небольшое сезонное недоедание, — например, фермеров Кении. Прежде чем в моду вошло планирование семьи, кенийская женщина в среднем рожала восьмерых детей.

Сравним это сообщество с фермерской общиной гуттеритов, проживающей в США. Эти люди не используют механизированный труд, и их образ жизни напоминает традиции амишей. Гуттериты не испытывают ни одного из хронических стрессоров, которым подвергаются кенийские фермеры, не используют противозачаточных средств и имеют почти такой же уровень рождаемости: в среднем по девять детей на женщину. (Количественное срав­нение этих двух популяций провести трудно. Гуттериты, например, вступают в брак довольно поздно, что снижает уровень рождаемости, а кенийские фермеры традиционно вступают в брак очень рано. И наоборот, кенийские женщины, как правило, кормят ребенка грудью в течение по крайней мере года, что снижает уровень рождаемости, а гуттериты отнимают детей от груди намного раньше. Но самое главное, что даже при такой разнице в об­разе жизни уровень рождаемости у этих двух сообществ почти одинаковый.)

Как же ведет себя репродуктивная система во время очень сильного стресса? Этот вопрос активно обсуждается в литературе и всегда ставит перед нами этическую проблему: как описать научное открытие, если его авторы были бессердечными монстрами? Например, есть известное ис­следование женщин — узниц концентрационных лагерей Третьего рейха, проведенное нацистскими врачами. (Существует специальная конвенция, запрещающая называть имена этих врачей и предписывающая всегда от­мечать преступность их экспериментов.) Исследование узниц концлагеря Терезиенштадт показало, что у 54% женщин репродуктивного возраста прекратились менструации. Это едва ли удивительно; голод, рабский труд и ужасающее психологическое насилие нарушают функционирование репродуктивной системы.

Среди тех женщин, у которых прекратились менструации, у большинства это случилось в первый месяц нахождения в концлагере, еще до того, как голод и тяжелый труд снизили количество жира в организме до критиче­ского уровня. Многие исследователи считают, что это подтверждает, на­сколько разрушительным для репродуктивной системы может быть один лишь психологический стресс.

А я думаю, что удивительно как раз обратное. Несмотря на голод, изнури­тельный труд и ежедневный ужас от осознания того, что этот день может оказаться последним, менструации прекратились только у 54% женщин. Почти у половины из них репродуктивные механизмы продолжали дей­ствовать (хотя, возможно, овуляция происходила не у всех). И я готов поспорить, что, несмотря на ужас ситуации, у многих мужчин — узников концлагерей репродуктивная система тоже работала нормально. Мне кажется невероятным тот факт, что в таких условиях репродуктивная система продолжала действовать, пусть даже только у некоторых людей.

Репродуктивная система представляет собой обширную иерархию пове­денческих и физиологических феноменов, которые значительно отлича­ются между собой по уровню тонкости. Некоторые ее аспекты являются базовыми и наиболее важными — овуляция, перенаправление кровотока к пенису. Другие очень деликатны, такие как строка стихотворения, волну­ющая душу, или легкий аромат, исходящий от любимого человека и вызы­вающий прилив желания. Не все эти феномены одинаково чувствительны к стрессу. У многих людей базовый репродуктивный механизм может быть удивительно устойчив к стрессу, как показывает опыт холокоста. Размно­жение — один из самых сильных биологических рефлексов. Об этом знают любой лосось, выпрыгивающий из воды, поднимаясь против течения, чтобы отложить икру, самцы самых разных видов животных, рискующие жизнью и здоровьем, чтобы получить доступ к самкам, и подросток с без­умным взглядом, затуманенным стероидами.

Но когда дело доходит до пируэтов и изысканных па сексуальности, стресс может все разрушить. Возможно, для голодающих беженцев или для живот­ных в разгар засухи это не так уж важно. Но очень важно для нас, с нашей культурой множественного оргазма, коротких периодов воздержания и океанов либидо. Над нашей одержимостью сексом можно смеяться, но тонкие нюансы сексуальности, глянцевые журналы и прочие приметы на­шего избалованного века имеют смысл. Они дарят нам такие прекрасные, но такие хрупкие и мимолетные радости бытия».

Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий

Добавить комментарий