Пациент разумный. Ловушки “врачебной” диагностики, о которых должен знать каждый

Автор: Алексей Водовозов

Издательство: Эксмо

ISBN: 978-5-699-84611-5

Год выпуска: 2016

Количество страниц: 224

Оглавление
Предисловие

8

Глава I
В поисках диагноза

12

Семьдесят процентов успеха

12

Нобелевский след

17

Зверские диагносты 23
Нос против рака 24
Нос против микробов 28
Глаза против рака

31

Глава 2
Признаки псевдодиагностики

35

Большие критерии 36
I. Псевдонаучная основа (5 баллов) 36
II. Огромный диагностический спектр (5 баллов) 38
III. «Неформатные диагнозы» (5 баллов) 40
IV. Лечение на месте (5 баллов) 41
V. Кругом одни подделки (5 баллов)

43

Малые критерии 45
I. Хирург не нужен (1 балл) 45
II. Не знаем как, но работает (1 балл) 46
III. Слишком понятные картинки (1 балл) 47
IV. «Контроль» не виден (1 балл) 48
V. Подтвердить невозможно (1 балл) 49
VI. Маскировка в документах (1 балл) 51
VII. Патент как доказательство (1 балл)

52

Глава 3
Прикладное шарлатановедение

54
Щупы и электроды: метод Фолля 54
Череда ошибок 58
Мины на правовом поле 61
Вскрытие показало

64

Гадание по биорезонансу 73
Альтернативная физика 76
Какие ваши доказательства? 82
Практическая биорезонансология 83
Больной стул 86
На легальном положении

90

Темные поля крови: гемосканирование 94
Жидкая ткань 95
На стекле 96
Альтернативная биология 98
Она живая и шевелится 101
Картинки с выставки 104
Диагнозотворчество 119
Проверка на прочность

126

Псевдотестирование способностей 137
Отпечаток судьбы 139
Эффективный обман имени Барнума-Форера 144
Взгляд в зеркало души

150

Превращение в «псевдо» 159
Ошибки и повторы ошибок 159
Превращаем бред в методику 160
Диагностические оборотни

163

Глава 4
Зачем и как бороться с шарлатанами

169

Приложение 1. Перечень псевдодиагностических методик

179

Приложение 2. Список полезных интернет-ресурсов

189

Приложение 3. Бланк ШРнД (шкала развода на диагноз)

196

Благодарности

200

Литература

203

Алфавитный указатель 219


Информационное пространство изобилует соблазнительными объявлениями, в которых людям обещают всего за несколько часов провести полное обследование организма, миновав тягомотину и очереди в поликлиниках, тут же поставить им диагноз и начать лечение. Увы, но далеко не все понимают, что универсальных методов и приборов для общего обследования организма не существует, поэтому с лёгкостью заглатывают наживку мошенников. Книга Алексея Водовозова посвящена тому, как не попасть на крючок шарлатанов-псевдодиагностов, и поможет читателю перейти в категорию «пациент разумный».

По словам автора, завязанное на постановке диагноза направление в мошенничестве получило бурное развитие в 90-е годы, а наиболее характерной чертой псевдодиагностического бизнеса является отсылка к несуществующим болезням, выявляемых с помощью «чудо-приборов». Примечательно, что Алексей Водовозов сам побывал «по ту сторону баррикад» и некоторое время провёл в шкуре использующего «биорезонанс» псевдодиагноста. Однако непосредственное знакомство с изнанкой бизнеса на основе «передовой, номинированной на Нобелевскую премию методики» показало ему, что по факту это просто разновидность сетевого маркетинга, а для диагностики используется аппарат «с неонкой внутре». Полученный опыт сделал его убеждённым противником БАД, предлагаемых шарлатанами в качестве универсального средства профилактики и лечения, стал прививкой от доверчивости и определил дальнейший жизненный путь. Последующие погружения в среду сторонников альтернативной медицины Алексей совершал уже с журналистской и детективной целями, а псевдодиагностика на многие годы стала одним из объектов его исследований. В книге «Пациент разумный» автор обобщил этот многолетний опыт.

Один из краеугольных камней книги — признаки, характерные для псевдодиагностики. В её начале автор вводит «Шкалу развода на диагноз (ШРнД)», выделяя большие и малые критерии, по которым методику можно отнести к псевдомедицинской. Этот инструментарий далее используется для препарирования различных «передовых направлений диагностики»: биорезонанса, метода Фолля, тестирования по отпечаткам пальцев и др. Проведённый анализ показывает, что отличает псевдодиагностику от действительно работающей медицинской диагностики, что отличает методы шарлатанов от методов настоящих врачей. Это, в свою очередь, формирует у читателя подход, с помощью которого следует оценивать предлагаемые методы диагностики, приборы и методы лечения.

Если в известной книге Бена Голдакра «Обман в науке» сделан акцент на общей методологии проведения медицинских исследований, рассмотрении наиболее общих ошибок, в силу которых человек может счесть лечение «работающим», ряде крупных фармакологических афер и статистических уловок, выставляющих препараты в выгодном свете, то книга «Пациент разумный» посвящена более узкой, но крайне актуальной тематике — оборот в сфере развода на диагноз и торговли «чудо-приборами» ежегодно составляет миллиарды долларов. Её жертвами чаще становятся люди старших поколений, зачастую не обращающиеся к Сети, поэтому труд Алексея Водовозова будет для них как нельзя кстати. Книга будет полезна не только людям, неподкованным в медицине (стать жертвой обмана вполне может и специалист), но и тем, кто систематически изучает псевдонауку, поскольку в отличие от того же «Обмана в науке» в ней помимо общих предложены и нетривиальные критерии для выявления псевдодиагностики. В любом случае, кто бы ни читал книгу, мы вместе с автором надеемся, что предложенный в ней подход поможет читателю не стать жертвой обмана псевдодиагностов, периодически придумывающих новые способы отъёма денег у населения.


Псевдодиагностику элементарно опознать, если вам предлагают прочитать ауру или провести коррекцию биополя, ссылаются на чудодейственные «натуральные» средства или используют приборы, работающие на опережающих всю современную науку принципах — когда налицо самые жирные признаки развода на диагноз. Но есть и такие методы псевдодиагностики, где используется настоящая высокотехнологичная медицинская аппаратура, диагностирующая сторона покажет все необходимые сертификаты и дипломы, а заявления врачей в накрахмаленных халатах не содержат намёков на паранормальное — распознать подобноенеспециалисту будет проблематично. Уяснить признаки псевдодиагностики и принципы имитиации научности вы сможете на примере одного из таких методов — гемосканирования, настоящего шедевра псевдодиагностики, который автор разобрал на части. Ознакомительный отрывок предоставлен издательством Эксмо.

Тёмные поля крови: гемосканирование

«Кровь — удивительное творение природы. Можно без преувеличения сказать, что она является источником жизни. Ведь именно через кровь мы получаем кислород и питательные вещества, именно с кровью уносятся из клеток "отходы производства". Любой недуг организма обязательно находит свое отражение в крови. На этом построен целый ряд диагностических методик. И шарлатанских — тоже.

Кровь была одной из первых жидкостей, которую любознательные медики поместили под только что изобретенный микроскоп. С тех пор прошло более 300 лет, микроскопы стали намного совершеннее, но глаза врачей по-прежнему смотрят на кровь в окуляры, выискивая признаки патологии.

Жидкая ткань

Сначала — очень кратко — поговорим о строении крови. Эти знания определенно пригодятся в следующих разделах главы.

Итак, кровь относится к соединительным тканям. Да, как бы нелепо это ни звучало на первый взгляд, она является ближайшей родственницей послеоперационного рубца и двоюродной сестрой большеберцовой кости. Основной признак, характерный для таких тканей, — малое количество клеток и высокое содержание "наполнителя", который называется межуточным веществом.

Клетки крови называются форменными элементами и делятся на три большие группы1.

Красные кровяные клетки (эритроциты). Самые многочисленные представители форменных элементов. Выглядят как двояковогнутый диск диаметром 6–9 мкм и толщиной от 1 (в центре) до 2,2 мкм (по краям). Служат переносчиками кислорода и углекислого газа, для чего содержат гемоглобин. В одном литре крови содержится примерно 4–5×1012 эритроцитов.

Белые кровяные клетки (лейкоциты). Формы и функции у них разнообразные, но в целом они обеспечивают защиту нашего организма от внешних и внутренних напастей (иммунитет). Размер — от 7–8 мкм (лимфоциты) до 21 мкм в диаметре (макрофаги). Некоторые лейкоциты по форме напоминают амеб и способны выходить за пределы кровяного русла. А лимфоциты похожи скорее на морскую мину, утыканную шипами рецепторов. В одном литре крови содержится примерно 6–8×109 лейкоцитов.

Кровяные пластинки (тромбоциты). Это "осколки" гигантских клеток костного мозга, обеспечивающие свертывание крови. Форма их может быть разной, размер — от 2 до 5 мкм, то есть в норме они меньше любого другого форменного элемента. Количество — 150–400×109 на литр.

Жидкая часть крови называется плазмой, на ее долю приходится примерно 55–60 процентов объема. В состав плазмы входят самые разнообразные органические и неорганические вещества и соединения — от ионов натрия и хлора до витаминов и гормонов. Из плазмы крови образуются все остальные жидкости организма.

На стекле

Тониус Филипс ван Левенгук, более известный как Антони ван Левенгук, определенно получил бы несколько Нобелевских премий, живи он в наше время. Но в конце XVII века этой награды не было, поэтому Левенгуку приходится довольствоваться всемирным признанием как конструктора микроскопов и славой основателя научной микроскопии.

Добившись в своих приборах 275-кратного увеличения, а по некоторым данным, и 500-кратного2, он сделал множество открытий. В том числе первым описал эритроциты.

Современные последователи Левенгука довели его детище до совершенства. Оптические микроскопы способны давать увеличение до нескольких тысяч раз. И они позволили решить проблему, с которой в XVII веке справиться было невозможно: исследователям удалось рассмотреть прозрачные биологические объекты, в том числе клетки нашего организма.

Другой нидерландец, о котором мы уже говорили в первой главе, физик Фриц Цернике, в 1930-х годах заметил, что ускорение прохождения света по прямой делает изображение изучаемой модели более детальным, выделяя отдельные элементы на светлом фоне. Для создания интерференции в образце Цернике разработал систему колец, которые располагались как в объективе, так и в конденсаторе микроскопа.

Если правильно настроить (юстировать) микроскоп, то волны, которые идут от источника света, будут попадать в глаз с определенным смещением по фазе. И это позволяет значительно улучшить изображение изучаемого объекта.

Метод получил название фазово-контрастной микроскопии и оказался настолько прогрессивным и перспективным для науки, что в 1953 году Цернике была присуждена Нобелевская премия по физике.

Почему это открытие оценили так высоко? Дело в том, что раньше для изучения под микроскопом приходилось обрабатывать ткани и микроорганизмы различными реактивами — фиксаторами и красителями. Живые клетки при таком раскладе посмотреть не получалось: химикаты просто убивали их. Изобретение Цернике положило начало новому направлению в науке — прижизненному микроскопированию.

В XXI веке биологические и медицинские микроскопы стали цифровыми, способными работать в разных режимах — как в фазовом контрасте, так и в темном поле (изображение формируется светом, дифрагированным на объекте, и в результате тот выглядит очень светлым на темном фоне), а также в поляризованном свете, который нередко позволяет выявлять структуру объектов, лежащую за пределами обычного оптического разрешения.

Казалось бы, медикам нужно радоваться: в их руки попал мощнейший инструмент изучения тайн и загадок человеческого организма. Но этот высокотехнологичный метод заинтересовал шарлатанов и мошенников от медицины, которые посчитали фазово-контрастное и темнопольное микроскопирование очень удачным способом выуживания энных сумм денег у доверчивых граждан.

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ БИОЛОГИЯ

В основе каждой псевдодиагностической методики обязательно лежит какая-нибудь ошибочная гипотеза, опровергнутое учение или явление, существование которого так и не было доказано. В случае с "гаданием по крови" все гораздо интереснее: здесь речь идет ни много ни мало об альтернативном взгляде на происхождение и развитие жизни на Земле.

На рубеже XIX–XX веков шла активная борьба между двумя парадигмами в микробиологии. Первая из них — так называемый мономорфизм. Согласно ей, любой микроорганизм происходит от точно такого же и сам дает жизнь себе подобным. При этом форма, размер и количество потомков остаются приблизительно в одних и тех же пределах. Этой точки зрения придерживались Луи Пастер, Рудольф Вирхов и Роберт Кох. Вторая парадигма — плейоморфизм. Ее сторонники считали, что все многообразие микробов — это лишь последовательные стадии развития неких изначальных организмов, причем форма, размер и количество потомков могли сильно варьировать. Самое интересное, что пример таких вариаций был перед глазами — недавно открытый малярийный плазмодий, отличающийся очень замысловатым жизненным циклом с многообразием форм и прочих характеристик.

Одним из самых убежденных плейоморфистов был немецкий зоолог и энтомолог Гюнтер Эндерляйн (1872–1968), который придумал по сути альтернативную микробиологию со своей сложной терминологией, не совпадающей с общепринятой. Согласно его гипотезе, изложенной в основополагающем труде "Циклогенез бактерий" (1925)3, существуют мельчайшие частицы живого — протиты, коллоидные белки размером 1–10 нм. Пока они небольшие, их существование в другом организме не только оправданно, но и необходимо. Именно поэтому Эндерляйн относил протитов к эндобионтам, то есть "живым в живом".

Протиты могут сливаться в более длинные цепочки и образовывать сначала филиты, затем — симпротиты, хондриты и т.д. В здоровом организме укрупнение останавливается где-то на этом уровне, никакого вреда такие образования не приносят, наоборот, они даже полезны. Но в неблагоприятных условиях, например при "закислении внутренней среды", формируются патогены: сначала ядра бактерий, потом сами бактерии, которые в конце концов превращаются в два вида циклоидов, грибов. Первый — мукор (Mucor racemnosus) — вызывает болезни крови, позвоночника и суставов. Второй — аспергилл (Aspergillus niger) — ответственен за заболевания легких, туберкулез и рак.

Примечательно, что процесс укрупнения, по мнению Эндерляйна, был обратимым. Так, достаточно скорректировать кислотность, сместить ее в щелочную сторону — и патогены начнут распадаться, а болезни, в том числе онкологическая патология, отступят. И это еще не все: если постоянно отслеживать pH внутренней среды, в первую очередь крови, и вовремя реагировать на "закисление" "ощелачиванием", то своих эндобионтов можно удерживать в рамках приличия — где-то на стадии безобидных и даже полезных хондритов.

Эндерляйн окончательно убедился в своей правоте после появления фазово-контрастной микроскопии. Благодаря изобретению Цернике он "увидел" в крови и хондриты, и формирующиеся ядра бактерий, и перерождающиеся из бактерий грибы.

Другой вопрос, что к середине XX века парадигма мономорфизма победила окончательно: накопилась критическая масса научных фактов, которые подтверждали ее истинность. А "увиденные" Эндерляйном образования были не чем иным, как артефактами. Впрочем, как выяснилось чуть позже, на этих самых артефактах можно очень неплохо зарабатывать.

ОНА ЖИВАЯ И ШЕВЕЛИТСЯ

Итак, псевдодиагностическая методика, зародившаяся в США и вовсю эксплуатирующая ошибочное наследие Эндерляйна в коммерческих целях, называется диагностикой по живой капле крови, тестированием на темнопольном микроскопе, биоцитоникой или гемосканированием. Если захотите поискать информацию в англоязычном Интернете, пригодятся варианты "live blood cell analysis", "live blood cell test" и "hemaview".

На некоторых сайтах утверждается, что автор методики — Курт Грейндж (встречается также вариант Грейнджи), магистр нутрициологии и доктор натуропатии Государственного университета Клейтона, придумавший ее в 1998 году. Но гемосканирование определенно старше: один из подробных разборов его псевдонаучности был сделан еще в 1986 году4.

У пациента берут каплю крови, потом, не окрашивая и не фиксируя реактивами, наносят на предметное стекло и в течение некоторого времени изучают образец на экране монитора под очень большим увеличением. По результатам исследования ставятся диагнозы и назначается лечение.

Гемосканирование можно считать венцом мошеннической мысли, своеобразным шедевром, высшим пилотажем. И для этого есть как минимум три причины.

Во-первых, используются реально существующее физическое явление (про Нобелевку помните?) и самая настоящая сложная медицинская аппаратура. Действительно дорогостоящая. Диагностический комплекс стоит не менее 3–5 тысяч долларов. Причем точно такую же предлагают солидные поставщики серьезной медицинской техники. Аппаратура имеет все необходимые — подлинные и совершенно заслуженные — сертификаты и свидетельства.

Во-вторых, никаких проблем с лицензированием. Лабораторная диагностика — вполне законный вид медицинской деятельности, а микроскоп, позволяющий осуществлять фазово-контрастное или темнопольное микроскопирование, — вполне законная медицинская диагностическая аппаратура. Мало того, она широко применяется в медицине, то есть существуют сертифицированные и дипломированные специалисты.

В-третьих, под микроскопом действительно можно обнаружить множество признаков тех или иных заболеваний. Например, изменение формы эритроцитов при серповидноклеточной или В12-дефицитной анемии. А еще можно увидеть внутриклеточных паразитов все в тех же эритроцитах: малярийных плазмодиев, бабезий и бартонелл. И даже яйца гельминтов в крови — чисто теоретически и с массой оговорок, но обнаружить все-таки можно.

Так в чем же подвох? А подвох в интерпретации. В том, как объясняют "темнопольщики" те или иные изменения в крови, как называют обнаруженные в крови артефакты, какие диагнозы ставят и чем лечат. В полном соответствии с заветами Эндерляйна, между прочим: кровь не стерильна, а густо населена, наличие патогенов в плазме и эритроцитах означает закисление среды, ну а самые опасные создания — это мукор с аспергиллом.

Разобраться в том, что это обман, сложно даже врачу. Нужна специальная подготовка, опыт работы с образцами крови, сотни просмотренных "стекол" — как крашеных, так и "живых". Как в обычном поле, так и в темном. Правильно говорится: лучше один раз увидеть. И своим глазам человек поверит куда быстрее, чем всем устным увещеваниям. На это и рассчитывают операторы. К микроскопу подсоединен монитор, который отображает все, что видно в мазке. Вот вы лично когда последний раз видели собственные эритроциты? То-то и оно. Интересно ведь. А пока завороженный посетитель любуется клетками родной любимой крови, темнопольный диагност начинает интерпретировать то, что он видит.

КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ

Лучше всего пояснять на конкретных примерах. Иллюстрации возьмем из атласа, по которому обучают операторов-новичков. Я раздобыл его на одном из семинаров по гемосканированию, где "под прикрытием" собирал материал для очередной статьи.

Паразиты

Любимый диагноз всех околомедицинских мошенников, и кудесники темнопольных микроскопов не исключение. Диагноз очень удобный: его сложно однозначно подтвердить или опровергнуть в силу особенностей физиологии паразитов и несовершенства традиционных методов их обнаружения. Поэтому разнообразных глистов и личинок псевдодиагносты находят практически у каждого пациента.

Якобы «яйца глистов» в крови.

Якобы «яйца глистов» в крови

Действительно, в крови можно обнаружить яйца и подрастающие особи некоторых гельминтов. Например, у шистосом есть период гематогенной диссеминации (проще говоря, распространения по организму с током крови). Их яйца — овальные образования размером 104–203 на 50–85 мкм5. Диаметр капилляров в подушечке пальца, из которой берут каплю крови для гемосканирования, — около 5 мкм. Внимание, вопрос: как яйца паразитических червей туда втиснутся? Как проходят эритроциты, диаметр которых около 7,5 мкм, известно: они обладают эластичной мембраной, которая может до определенной степени деформироваться, вытягиваться. После этого красные кровяные клетки способны преодолеть капилляр дружным строем, по одному, друг за другом. И что делать гигантскому, в десять раз больше эритроцита, яйцу или еще более крупной личинке? А ничего. Довольствоваться крупными сосудами. Вот в венозной крови их как раз и можно чисто теоретически обнаружить, если застать нужный момент. Еще в кровоток умеют выходить аскариды, но размер их оплодотворенных яиц — 45–75 на 35–50 мкм6, а подрастающие и взрослые особи существенно крупнее.

Глистов и личинок псевдодиагносты находят практически у каждого пациента.

Что мы видим на фото на самом деле? Продолговатый артефакт, абсолютно не похожий на яйцо какого-либо из описанных на сегодня гельминтов. Другими словами, мусор, попавший в рассматриваемую каплю крови, — осевший из воздуха, оставшийся на плохо обработанном предметном стекле или упавший с головы оператора. Последнее, кстати, возможно из-за нарушения требований к работе в клинической лаборатории. На фото в Интернете, как и в реальной практике, операторы зачастую не пользуются ни перчатками, ни шапочками, ни масками. Да и помещения для диагностики оставляют желать лучшего в смысле чистоты. Там много чего в воздухе летает.

Личинка паразита

Личинка паразита

А как же тогда получаются вот такие картинки из атласа?

Элементарно. Здесь действительно изображен круглый червь, хорошо видны и ротовое отверстие, и просвечивающая кишка. Однако его поместили в образец крови позже. Доказать это очень просто: мы видим эритроциты, окружающие "личинку". Их диаметр — около 7,5 мкм. Самая широкая часть гельминта соответствует примерно трем эритроцитам с фото, то есть его максимальный диаметр — 22–23 мкм. И он не поместится ни в один капилляр (их диаметр, напомню, 5 мкм, максимум 10). Через прокол в пальце такой монстр выберется наружу, только если сзади его будут подталкивать сородичи, выкрикивая при этом: "Давай, ты сможешь, мы в тебя верим!" Так что в данном случае мы имеем дело с обычным постановочным, срежиссированным фото. Другими словами — с "фейком". С таким же успехом туда можно положить головную вошь и заявить, что она прогрызла кожу головы и с током крови добралась до подушечки пальца. Я даже термин могу под это с ходу придумать — педикулемия ("педикулюс" — латинское название рода вшей, а "-емия" означает наличие чего-нибудь в крови).

Трихомонада — любимый паразит шарлатанов. На ней построено несколько альтернативных гипотез развития болезней, в частности рака. И само собой, придумано много несуществующих характеристик этого микроорганизма. Например, во всех современных руководствах по микробиологии указано, что трихомонада не способна образовывать защитную форму — цисту, именно поэтому очень быстро гибнет во внешней среде7. Это легко подтверждается простейшим лабораторным экспериментом. Тем не менее адепты альтернативных направлений заявляют, что трихомонада может образовывать цисты, правда, подтверждений своим словам никогда не приводят, а ссылаются на другие книги и брошюры с точно таким же голословным утверждением.

Зачастую мы имеем дело с обычным постановочным фото. С таким же успехом туда можно положить головную вошь и заявить, что она прогрызла кожу головы и с током крови добралась до подушечки пальца.

Якобы «трихомонада»

Якобы «трихомонада»

В тех же ненаучных источниках сообщается, что трихомонада, например ее влагалищная разновидность, умеет проникать в кровоток8. Опять же, без ссылок на исследования, тем более опубликованные в рецензируемых журналах. Подобные книги вообще не жалуют такую вещь, как библиография. Это нам — медицинским журналистам и нашим коллегам-ученым — приходится подтверждать каждое свое высказывание, а шарлатанам принято верить на слово. И что характерно, им почему-то верят.

Но вернемся к трихомонаде, путешествующей по крови. Нормальной микробиологии такая разновидность паразита неизвестна. Зато известно, что влагалищная трихомонада — овальный микроорганизм размером 7×9 мкм (чуть больше эритроцита) с пятью хорошо заметными жгутиками с одного из полюсов. И как она выглядит, тоже не секрет.

Вот, скажем, фото микропрепарата из общедоступной библиотеки американского Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) в Атланте9.

Настоящая трихомонада

Настоящая трихомонада

Так что на иллюстрации из атласа гемосканирования однозначно не трихомонада. А кто тогда? Скорее не кто, а что. Эритроциты. Точно такие же, как и в других областях фотографии. А почему они такой странной формы?

Все просто: капля крови — образование объемное, клетки в ней располагаются не в один ряд и не только анфас. Эритроциты тоже трехмерны, по форме напоминают сплюснутый в центре оладушек. Свет, идущий через эритроцит в объектив микроскопа, лучше проходит через его тонкие места и хуже — через утолщения. В результате мы и наблюдаем эритроциты в виде кружков со светлым центром.

Нормальная кровь в темном поле

Нормальная кровь в темном поле

Например, вот эта фотография в атласе подписана как "Норма".

Но если красные клетки крови повернуты к наблюдателю боком или развернуты под любым другим углом, то и выглядеть они будут не как кругляши. Один из таких вариантов шарлатаны и выдают за трихомонаду.

А вот и самый интересный экземпляр из моей коллекции микропрепаратов, собранной по различным источникам, посвященным гемосканированию.

«Ужасный» неопознанный паразит

«Ужасный» неопознанный паразит

Впечатляюще выглядит, не правда ли? Если пациент увидит этакое страшилище в своей крови, он отдаст любые деньги, лишь бы от него избавиться. Собственно, на это и расчет.

Давайте посмотрим на "неопознанного паразита" при большом увеличении и сравним с личинкой паразита, которую мы уже видели.

Неопознанный паразит крупным планом

Неопознанный паразит крупным планом

Что бросается в глаза? Личинка — гладкая, гибкая, без каких-либо выступов и узлов, приспособленная для передвижения в стесненных условиях. А "неопознанный паразит" весь покрыт длинными выростами, которые наверняка будут затруднять его продвижение. Кроме того, у личинки можно без труда определить, где вход в кишечный тракт (рот), а где из него выход (не рот). У волосатого чудища ни первое, ни второе найти не получается. Да и размеры просто гигантские: такое не то что в капилляры — не в каждую вену поместится.

Итак, как и в примере с личинкой паразита, мы имеем дело со срежиссированным артефактом. Нечто таких размеров и очертаний через прокол в поду шечке пальца не сможет выбраться ни при каких условиях, то есть наблюдаемое в микропрепарате привнесено извне. И в данном случае можно точно установить, что это и откуда оно взялось.

Антенны комара-звонца

Антенны комара-звонца

Помните, мы говорили о том, что гемосканирование обычно проходит в не приспособленных для этого помещениях, грязных с точки зрения требований к клинической лаборатории? Так вот, "неопознанный паразит" попал в каплю крови из воздуха, и на самом деле это обломок хитиновой антенны комара-звонца. На фотографии с сайта Университета Мичигана очень хорошо видно сходство.

Кристаллы

В нашем организме действительно могут образовываться кристаллы. Чаще всего в моче, но и в крови они иногда встречаются.

Якобы «мочевая кислота»

Якобы «мочевая кислота»

Например, игольчатые кристаллы уратов (солей мочевой кислоты) при подагре. Их можно увидеть после определенной подготовки (фиксация, окраска)10, 11 препарата крови, однако при гемосканировании их почему-то обнаруживают и в живой капле, причем в очень интересном виде.

Ну да, некая игольчатость присутствует, края острые, похожие на осколки… Постойте, но ведь это и есть осколки!

Присмотритесь, отлично видно, что стекло треснуло в центре от давления сверху. Так происходит, когда неопытные лаборанты или студенты слишком быстро выкручивают винт, приближающий объектив микроскопа к предметному столику. Линза сначала упирается в лежащее сверху препарата тонкое покровное стекло, а затем раздавливает его с характерным грустным хрустом. Кроме того, попадаются особенно сильные уникумы, умудряющиеся сломать таким манером и куда более толстое предметное стекло, на которое наносится капля крови или образец другой ткани.

Якобы «ортофосфорная кислота»

Якобы «ортофосфорная кислота»

Впрочем, в атласе встречаются и более экзотические примеры. Вот, скажем, кристаллы ортофосфорной кислоты.

Этим микропрепаратом рекомендуется пугать подростков, любящих пепси или кока-колу. Не знаю, как такое зрелище действует на неокрепшие детские умы, но у человека, имеющего большой опыт работы с микроскопом и обладающего познаниями в клинической лабораторной диагностике, оно вызывает лишь смех. Во-первых, ортофосфорная кислота прекрасно растворяется в воде12, и с 1952 года, которым датирован указанный в сноске справочник, ровным счетом ничего не изменилось. Во-вторых, кристаллизуются ее полугидраты, и итоговые кристаллы получаются белого цвета, а не черного. В-третьих, для кристаллизации при температуре тела требуется настолько высокая насыщенность раствора13, что это должна быть кровь Чужого, а не человека. В-четвертых, если присмотреться, можно заметить, что черное пятно находится на переднем плане, то есть не внутри крови, а как бы перед ней. И это ощущение абсолютно правильное. С подобными "кляксами" сталкивались многие лаборанты: это самая обычная грязь на линзе объектива.

Якобы «кристаллы сахара»

Якобы «кристаллы сахара»

С "кристаллами сахара", которые, по мнению составителей атласа, запечатлены на следующей фотографии, история примерно та же.

Во-первых, "сахара" в крови нет. Основной простой углевод нашего организма — моносахарид глюкоза. И авторам якобы медицинского издания неплохо бы это знать. Во-вторых, глюкоза в той концентрации, в которой она присутствует в крови, и при температуре тела кристаллизоваться не может14, ей запрещают это делать законы химии и физики. Вспомните, когда засахаривается мед или варенье. Приблизительно столько же "сахара" должно быть и в крови.

Холестерин

Вообще-то в соответствии с химической номенклатурой этот жирный спирт положено называть холестеролом, но, чтобы вы, уважаемые читатели, окончательно не запутались, воспользуемся устоявшимся в русском языке, хотя и некорректным термином. Вот так, по мнению авторов атласа, выглядит под микроскопом холестерин.

Артефакт, выдаваемый за холестерин

Артефакт, выдаваемый за холестерин

Начнем с того, что холестерин — вещество липофильное и гидрофобное, то есть в воде нерастворимое от слова "вообще". Плазма крови на 90 процентов состоит из воды, так что самостоятельно путешествовать в этой неподходящей среде холестерин не умеет. Ему необходимы транспортеры-переносчики. Они называются липопротеинами и бывают разных размеров и плотности. Чем выше плотность и меньше размер, тем, по большому счету, лучше, не зря же липопротеины высокой плотности (ЛПВП) называют иногда "хорошим холестерином".

Теперь о размерах. Липопротеины — шарики, причем очень маленькие. Например, диаметр ЛПВП равен 7–13 нм15, или 0,007–013 мкм (диаметр эритроцита, напомню, в среднем 7,5 мкм). Даже самые крупные липопротеины — хиломикроны — дотягивают лишь до 600 нм16, или 0,6 мкм. Получается, диаметр самого крупного "холестерина", который мы теоретически могли бы увидеть в крови, в 12,5 раза меньше диаметра эритроцита. А это означает, что в лучшем случае при таком увеличении мы заметили бы точку и не смогли бы ее однозначно идентифицировать как хиломикрон, потому что в крови плавает много всяких мелких шариков. Для того чтобы отличить их друг от друга, используются различные методы окрашивания, а при гемосканировании, как мы помним, рассматривают "натуральную" — неокрашенную и необработанную — кровь.

Но может, это знаменитая холестериновая бляшка? Опять нет. Их в крови не видно17. Ну и снова прикиньте примерный размер образования и вспомните, что кровь берут из пальца. Да, мы в который уже раз упираемся в узость капилляров. Так что же на фото? Что угодно. Любой мусор, попавший в ничем не защищенную каплю крови.

«Мягкий сосудистый холестерин»

«Мягкий сосудистый холестерин»

Это касается и следующего артефакта, выдаваемого за "мягкий сосудистый холестерин".

Прежде всего, такой разновидности просто не существует: ее нельзя найти ни в одном учебнике биохимии, ни в одном руководстве по клинической лабораторной диагностике. Кроме того, снова отметим абсолютно не подходящие для капилляров размеры и обратим внимание на откровенно волокнистое строение, для жиров нехарактерное, они скорее напоминают хозяйственную губку в разрезе. А в данном случае в препарат всего-навсего попала нитка.

Спикулы фибриногена

Спикулы фибриногена

Ну и напоследок разберем "спикулы фибриногена", которые, по мнению составителей атласа, свидетельствуют о застое крови и нагрузке на печень.

Давайте еще раз вспомним процедуру диагностики: у пациента берут каплю крови из пальца, помещают на предметное стекло, ничем ее не обрабатывая, и несколько минут рассматривают под микроскопом. Что происходит с кровью, как только ее извлекли из организма? В ней запускаются процессы свертывания. И тот процесс, который можно наблюдать на экране монитора или на фото из атласа, — это норма. Именно так выглядит свертывание крови: эритроциты склеиваются между собой, в плазме появляются нити особого белка фибрина… Кстати, это очередная ошибка гемосканеров: фибриноген — небольшой и хорошо растворимый белок, его в крови не видно. Он становится заметен, когда во время свертывания полимеризуется и соединяется в фибриновые нити: из них возникает некое подобие невода или паутины, в которой застревают форменные элементы крови. Еще раз: за патологию в данном случае выдается абсолютно нормальный физиологический процесс.

ДИАГНОЗОТВОРЧЕСТВО

Возникает два логичных вопроса. Первый: если все эти паразиты, "нити холестерина" и прочие страшные образования не помещаются в капиллярах и не проходят через прокол в подушечке пальца, откуда они берутся в препаратах? Ответ простой: извне. Вариантов доставки много. Так, на плохо помытых или промытых загрязненной водой предметных стеклах можно обнаружить целый зоопарк. Кроме того, как мы уже говорили, капля крови постоянно контактирует с воздухом, где много чего летает. Артефакты могут падать с одежды и головы оператора. Не стоит забывать и о возможности другого вида обмана: пациенту могут показывать не его кровь, а заранее подготовлен-ную запись с набором всякой живности. Режиссер Кэмерон вон целую планету создал с трехметровыми синекожими существами, а тут всего-то нужно добавить в кровь "гриб" или "кристалл".

Кстати, на нескольких видео в YouTube, найденных по запросу "гемосканирование", можно наблюдать, что эритроциты на экране монитора движутся, а некоторые "паразиты" как будто приклеены к своим местам, что также наводит на нехорошие мысли о заранее подготовленном обмане.

Второй вопрос: зачем это нужно? И тут ответ тоже простой: напугать. Найти у человека несуществующую болезнь, после чего "вылечить" или "профилактировать" ее. За очень круглую сумму денег. Это подтверждается в том числе и диагнозами, которые операторы ставят своим клиентам.

Возьмем хотя бы пресловутое "закисление крови". В МКБ-10 такой патологии нет, зато она прекрасно вписывается в отвергнутую наукой гипотезу Эндерляйна, ведь в "кислой" крови бактерии могут превратиться в грибы и вызвать туберкулез и рак. А чтобы предотвратить столь ужасное развитие событий, необходимо "ощелачиваться", например принимая БАД с коралловым кальцием.

В действительности же у крови и без того есть мощнейшие буферные системы, которые сглаживают колебания pH в щелочную (алкалоз) или кислую (ацидоз) сторону. Но если они не справляются и система идет вразнос, как бывает, скажем, при диабетической кетоацидотической коме, никакие биодобавки не спасут — помогут только инфузионная терапия и прочие серьезные вмешательства в условиях стационара.

По сути, за патологические изменения в крови выдаются либо случайные или привнесенные артефакты, либо вообще нормальный процесс свертывания.

Еще один диагноз — "дисбактериоз крови". А вот это уже даже не смешно. В норме кровь стерильна18, у нее нет никакого микробиома.

На одном из профильных семинаров весьма известный и популярный в кругах альтернативщиков доктор (к сожалению) Ольга Бутакова, снисходительно смеясь, рассказывала, что для обычных врачей, не обладающих знаниями о гемосканировании, "кровь стерильна по приказу Минздрава". Однако приказы тут ни при чем; это биологическая константа, которую очень легко проверить, если взять достаточный объем крови и посеять ее на разные питательные микробиологические среды. Да, действительно: распространение возбудителей с кровью при некоторых инфекциях, то есть гематогенную диссеминацию, никто не отменял. Но для этого придется брать и сеять не капиллярную кровь, а артериальную, причем не факт, что во взятый образец попадет нужное количество бактерий. Еще заражение может происходить при неправильном сборе и хранении донорской плазмы, эритроцитарной массы или цельной крови19, но это тоже выявляется микробиологическими методами и это определенно не норма.

Шарлатаны с темнопольными микроскопами помимо всего прочего очень любят находить "напряжение" в органах и системах. Например, может быть "напряжение печени". А о "напряжении иммунитета" мы спросим иммунолога, кандидата медицинских наук Татьяну Акимову (Тихомирову), которая двигает науку в Пенсильванском университете — фактически на родине гемосканирования, в США. Может, там "напряжение иммунитета" уже стало привычным?

"Такого понятия нет, есть ‘напряженность иммунитета’, и это слегка другое — уровень защиты, который есть у данного человека против конкретного заболевания. Защита появляется после эффективной вакцинации (прививок) или после самой болезни. Например, если вы переболели в детстве корью, то, скорее всего, не заболеете ею второй раз. Напряженность иммунитета не может быть изучена под микроскопом, и невозможно узнать про иммунитет ко всем заболеваниям сразу. На каждое конкретное заболевание выполняется отдельный тест специальным набором реагентов. Общий принцип такой: на плашку помещают антигены возбудителя (например, столбнячный токсин) и добавляют жидкую часть крови — плазму или сыворотку. Если у человека есть антитела против столбнячного токсина, они свяжутся с токсином на плашке. Вторым этапом эти связавшиеся антитела обнаруживают специальными реагента-ми и затем их количество подсчитывают. Метод называется ИФА (иммуноферментный анализ) / ELISA.

Почему нельзя изучить напряженность иммунитета под микроскопом? Ну, во-первых, потому что антитела в жидкой части крови таким методом вообще не видны из-за их размера. А во-вторых, даже если кровь покрасить реагентом, который позволит увидеть сконцентрированные антитела в виде пятен, полосок или точек, они не будут нести на себе плакаты ‘Я антитело от столбняка!’ и ‘Привет, я антитело от кори!’, а будут просто точками, пятнами и полосками.

Таким образом, напряженность иммунитета против чего угодно просто под микроскопом определить невозможно при всем желании. Кстати, многие поколения ученых и врачей сразу после изобретения микроскопа именно этим и занимались (им простительно, они тогда не знали). Микробов покрупней, а именно бактерии, самые удачливые и умелые в итоге разглядели, но вот иммунитет к ним — увы. Ну и раз зашла об этом речь, то из важных для нас вирусов в световой микроскоп виден лишь один — вирус оспы. Натуральной оспы. Но вряд ли вам понадобится на него смотреть. Остальные вирусы слишком мелкие".

Хорошо, отложим в сторону напряжение с напряженностью. Но можно ли увидеть под микроскопом хоть что-то, характеризующее состояние иммунитета конкретного пациента? Можно ли что-то узнать о проблемах с иммунитетом, используя микроскоп и каплю крови без всяких окрасок и обработок? Если да, то что именно?

Эксперт непреклонна.

"Кратко — ничего. Без окраски будут видны клетки чуть покрупней, средние клетки и мелкие постклеточные структуры (эритроциты и тромбоциты). Это не расскажет об иммунитете ничего и никому. Ну кроме самого факта, что у вас есть кровь и в ней есть клетки.

Чуть более полный ответ: даже обычный и самый, пожалуй, древний клинический анализ крови, который каждый сдавал в поликлинике десятки раз, изучается после специальной окраски крови, причем в виде мазка, а не капли (если вручную). Только после окраски и фиксации клетки вместо одинаковых полупрозрачных шариков станут лимфоцитами или нейтрофилами.

Если же анализ крови выполняется на геманализаторе, то клетки крови летят по одной в струе жидкости, и специальной машиной оценивается их точный размер, их поверхность и их количество. Тогда в вашем анализе крови будут такие сокращения, как RBC, WBC, МСV и т. д. Еще к базовым анализам на иммунитет относится подсчет иммуноглобулинов классов A, G, M, E. Никакого микроскопа, конечно. Для этого нужны специальные реагенты, а используемый метод — чаще всего ИФА. С помощью ИФА оценивают и напряженность иммунитета к разным заболеваниям (см. выше).

Еще один частый тест, который может быть полезен при подозрении на проблемы с иммунитетом, — это биохимия крови: целый комплекс тестов на разные биологические или химические вещества в крови, а выполняется он, как можно догадаться, биохимическими методами. Если у человека имеются симптомы иммунодефицита и перечисленные тесты показали отклонения, то в зависимости от симптомов дальше нужно идти либо к инфекционисту, либо к ревматологу, либо к эндокринологу, а возможно, и к иммунологу. Каждый из этих врачей будет использовать свои методы диагностики, и нет, микроскопия мазка крови в число этих методов не входит".

Но, как вы понимаете, для поклонников и практиков гемосканирования это всего лишь не заслуживающее внимания мнение зашоренного и не готового принять нечто новое и неизведанное ученого, купленного на корню всеми фармкомпаниями сразу. Псевдодиагностам все равно, что у Татьяны Акимовой есть публикации в авторитетных и рецензируемых (но определенно цензурируемых мировым правительством) научных журналах. Они не учитывают и тот факт, что, прежде чем стать исследователем, наш эксперт была отъявленной альтернативщицей и даже немного сектанткой, а в свое время пошла в медицинский вуз только затем, чтобы разрушать прогнившее здание официальной медицины изнутри20.

Во время съемок фильма "Шарлатаны" (как и обещал, снова про него вспоминаю) мы направили олимпийского чемпиона Александра Зубкова на диагностику по живой капле крови. Здесь, в отличие от биорезонанса, жалобы и анамнез не собирали, а с ходу стали выносить вердикты один страшнее другого. Например, у спортсмена нашли слипшиеся "закисленные" эритроциты, которые не выполняют свою функцию — перенос кислорода. Разбирая последнюю фотографию из атласа, я упоминал, о чем на самом деле говорят столбики эритроцитов в такой капле крови — о нормальном процессе свертывания и высыхания препарата. Но Александру объяснили, что наблюдаемая картинка свидетельствует о гипоксии и "снижении энергетики". Еще один не очень понятный термин; интересно, они какую энергетику имели в виду — газовую или атомную? Также у Александра нашли проблемы с печенью, желудком и, само собой, паразитов в крови. Врач-оператор сказал изумительную фразу, после которой, по большому счету, его нужно лишать диплома: "Все, что отличное от эритроцита, мы называем паразитоформами". Что, и лейкоциты? И тромбоциты? Это определенно новое слово в гематологии. Но какое-то нецензурное.

ПРОВЕРКА НА ПРОЧНОСТЬ

Предположим, что мы просто чего-то не знаем или не до конца понимаем, а гемосканирование реально работает, как собаки, крысы и голуби из раздела "Зверские диагносты". Это означает, что, как и в случае со зверями и птицами, операторов темнопольных микроскопов можно перепроверить. Самое интересное, что занимались этим специалисты, практикующие альтернативную и комплементарную медицину, то есть фактически братья по оружию. Только вот они почему-то оказались не братьями.

В одном случае взяли двух опытных операторов, обученных в полном соответствии с заветами Эндерляйна и его современных последователей. Им предложили 48 образцов капиллярной крови от 24 пациентов, страдающих сахарным диабетом. Как вы понимаете, этот диагноз достаточно легко подтвердить, всего-навсего измерив в крови уровни глюкозы и гликированной ("засахаренной") формы гемоглобина. После этого лаборантов попросили найти в предоставленных им препаратах характерные эндерляйновские структуры (эндобионты, патогены, вот это все).

Образцы предлагались для изучения в случайном порядке. Чисто теоретически перечень эндерляйновских объектов, найденных в двух препаратах одного и того же человека, должен был совпасть. И он действительно совпал — в 44 процентах, если оценивалась частота совпадений у одного лаборанта, и в 35 процентах, если кровь одного пациента смотрели оба лаборанта21. Результаты эксперимента были опубликованы в журнале Alternative therapies in health and medicine ("Альтернативные методы лечения в здоровье и медицине").

Второе исследование было описано сразу в двух немецких журналах: Versicherungs medizin22 ("Страховая медицина") и Forschende Komplementär-medizin und klassische Naturheilkunde23 ("Исследования в комплементарной и классической натуротерапии"). Авторы задались вопросом: действительно ли темнопольщики, практикующие гемосканирование, могут обнаруживать рак по каким-либо признакам в крови? Собаки вот по запаху могли. Голуби по изображениям — тоже. С очень хорошими показателями. А люди?

Люди подкачали. Обученному опытному лаборанту предложили 110 образцов крови пациентов, у 12 из которых были злокачественные опухоли с метастазами, подтвержденные КТ, МРТ и УЗИ. Оператор угадал только троих, показав специфичность 25 процентов (птицы и звери, напомню, дотягивали до 99). При повторных тестах уровень позитивного ответа снизился до 9 процентов.

Строго говоря, это все, что вам нужно знать о научной базе гемосканирования. Даже сами альтернативщики в своих изданиях оценивают эффективность методики как неудовлетворительную и не рекомендуют пользоваться ею для постановки диагнозов.

В этом их горячо поддерживают контролирующие и надзорные органы разных стран. Прежде всего — США, где в истинной сущности и предназначении методики разобрались довольно быстро и реальные меры противодействия стали применять с 1996 года. Разбирательство, произошедшее тогда между компанией Infinity 2 и департаментом лабораторий штата Пенсильвания, весьма интересно в плане аргументации, которой пользуются гемосканеры. И очень хорошо объясняет, почему им в большинстве случаев удается выкрутиться. Итак, претензии лицензирующего органа сводились к тому, что в фирме проводили "нутрициологический анализ крови" на темнопольном микроскопе, на что никаких разрешительных документов не было. Однако адвокат Infinity 2 ловко вышел из положения, объяснив24, что врачи в их компании просто демонстрировали клиенту содержимое капли его крови на мониторе и использовали это лишь как мотивирующий фактор, никаких комментариев по поводу состава крови при этом не давалось, никаких диагнозов не выставлялось. А рекомендации по питанию и образу жизни давались на основании личного интервью, заполненного опросника и прочих разрешенных врачебных действий.

Департамент лабораторий был вынужден принять такое объяснение, но предупредил25, что потребует наличия лицензии и передаст дело в соответствующие инстанции, если ее не будет в следующих случаях:

  • на основании просмотра образца крови назначается та или иная пищевая добавка (БАД);
  • на основании просмотра образца крови даются рекомендации по коррекции рациона питания и/или образа жизни;
  • одному и тому же пациенту выполняется как минимум один повторный анализ;
  • проводится сравнение образца крови пациента с изображениями в атласе или любой базе данных;
  • в ходе демонстрации образца крови пациенту даются какие-либо комментарии о качественных и количественных характеристиках крови. Без лицензии разрешается лишь указывать на наличие эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов, не более того.


    В США доктора Джона Тота, практиковавшего гемосканирование, приговорили к тюремному заключению: он не только "нашел" у пациентки боррелиоз, которого на самом деле не было, но и ввел ей внутривенно некий "исцеляющий биопрепарат", после чего женщина скончалась.

Примечательно, что все перечисленное как раз и входит в гемосканирование, именно этим и занимаются вооруженные темнопольными микроскопами наследники Эндерляйна. И даже в колыбели методики, оплоте демократии и самой свободной стране мира (сарказм) на диагностику по живой капле крови требуется лицензия. Но ее не дадут: в 2001 году офис генерального инспектора Министерства здравоохранения и социальных служб США, проанализировав всю накопленную информацию, отнес методику к неприемлемым26. Единственный путь легализации — получение разрешительных документов на высокотехнологичное лабораторное оборудование (сертификат CLIA). Но, во-первых, его очень сложно получить, во-вторых, он стоит немалых денег, в-третьих, он все равно не позволяет применять гемосканирование для постановки диагноза и назначения лечения.

После этого пошла череда судебных процессов. Так, в 2011 году были осуждены27 три менеджера и врач, которые поставили гемосканирование на поток: доктор под микроскопом "диагностировал" по капле крови болезнь Лайма (клещевой боррелиоз), а прочие работники фирмы продавали обескураженным клиентам различные "лекарства". Менеджеры отделались условным сроком, частичной конфискацией и возмещением ущерба, а вот доктора Джона Тота приговорили к реальному тюремному заключению: он не только "нашел" у пациентки боррелиоз, которого на самом деле не было, но и ввел ей внутривенно некий "исцеляющий биопрепарат", после чего женщина скончалась.

В других странах картина схожая. Например, в 2002 году в Австралии был арестован натуропат Джеффри Даммет, практиковавший диагностику по живой капле крови, находивший у людей несуществующие болезни и лечивший их "натуральными" средствами. Одному из пациентов — страдавшему хронической болезнью почек 37-летнему сотруднику охранной фирмы — по результатам гемосканирования была назначена 10-дневная "детокс-программа". Мужчина потерял 11 килограммов и умер от развившейся острой почечной недостаточности. Отбыв наказание, врач сменил имя, а Верховный суд Австралии в 2008 году пожизненно лишил его права на медицинскую практику28.

А что в России? Есть повод порадоваться: наши Роспотребнадзор и Росздравнадзор разделяют точку зрения своих коллег из других развитых стран. У меня на руках есть копия письма Управления Росздравнадзора по Краснодарскому краю от 16 октября 2008 г. No И23-2534/08, где говорится, что метод диагностики по живой капле крови (гемосканирование) к применению в медицинской практике не зарегистрирован. Аналогичный ответ был получен из центрального аппарата Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения.

Это можно проверить и в базах официальных документов. Так, в Номенклатуре клинических лабораторных исследований, утвержденной действующим приказом Минздрава РФ от 21 февраля 2000 г. No 64, данной методики нет. Зато есть много чего другого интересного. В частности, подробно описано, какие микроорганизмы и с помощью каких методик можно обнаружить в различных биологических средах, в том числе в крови. Впрочем, это не мешает поклонникам "живой капли" активно использовать ее для обмана клиентов, особенно в структурах многоуровневого маркетинга, распространяющих БАД, фиточаи, "заряженную" или "коралловую" воду, а также разнообразные "исцеляющие" чудо-приборы.

Реально ли доказать, что гемосканеры вас обманули? Практически нет.

Запрет на применение нелицензированных медицинских технологий обойти очень просто, о чем говорила гуру одной из таких организаций Ольга Бутакова на уже упоминавшемся в начале главы семинаре (цитирую по видеозаписи): "Законно мы не имеем права ставить диагностику [по живой капле крови] как диагностику, но проверить действие препаратов мы можем. Есть прецеденты в двух городах — Иркутске… и Кирове: взяли лицензию на забор крови, организовали центр здоровья — и все абсолютно легально".

Поскольку семинар был для своих, переметнувшийся на "темную сторону" доктор не особо скрывала реальное положение вещей: "Темнопольная диагностика в стране не залицензирована как лечебная процедура, но никто не может запретить смотреть, например, хлеб… Вы имеете право смотреть любую жидкость. В принципе, на забор крови нужно только разрешение на сам укол пальца. То есть если медсестра у вас лицензированная и забор крови разрешен, вы можете выполнять любую деятельность. Я бы вам советовала не называть это диагностикой, я бы советовала вам называть это тестированием".

Там же был дан ценный совет по эффективной организации: нужно найти харизматичного врача, к которому потянутся пациенты. При этом не нужно озадачивать его постановкой диагнозов и продажей препаратов, чтобы не подставлять. Пусть он проводит гемосканирование, комментирует все, что видит на экране, но окончательной расшифровкой результатов, вынесением вердиктов и назначением "лечения" должен заниматься MLM-дистрибьютор, сидящий у кабинета врача-диагноста. Действительно, при таком раскладе врач практически ничем не рискует и пойдет на сотрудничество охотнее, особенно если искренне поверит в эффективность методики.

* * *

Реально ли доказать, что гемосканеры вас обманули? Практически нет, к огромному сожалению.

Во-первых, как уже говорилось, даже не всякий врач сможет заподозрить в методике подлог: очень уж привлекательно все обставлено. И отторжения в большинстве случаев гемосканирование не вызывает, особенно если уровень знаний врача оставляет желать лучшего.

Во-вторых, даже если пациент пойдет потом в обычный диагностический центр и у него там ничего не найдут, можно в крайнем случае свалить все на врача-оператора, проводившего диагностику: мол, ошибся, с кем не бывает. И действительно, визуальная оценка сложных изображений целиком и полностью зависит от квалификации и даже физического состояния того, кто ее проводит. То есть метод не является достоверным, поскольку напрямую зависит от так называемого человеческого фактора.

В-третьих, всегда можно сослаться на некие тонкие материи, которые пациенту понять не дано. Это последний рубеж, на котором насмерть стоят все околомедицинские мошенники.

Что же мы имеем в сухом остатке? Профессиональных лаборантов, которые выдают случайные, а иногда и откровенно срежиссированные артефакты в капле крови за страшные заболевания. И потом предлагают лечить их пищевыми добавками. Естественно, все это за деньги, и не то чтобы маленькие.

ВЕРДИКТ ПО ШРнД

Соответствие большим критериям

  • II: диагностируют огромный спектр патологии во всех органах и системах, при этом данные в научной медицинской литературе, даже альтернативно-комплементарной направленности, свидетельствуют о несостоятельности методики и невозможности ее использования в диагностических целях. +5 БАЛЛОВ
  • III: диагноз "Здоров" не ставится в принципе — обязательно обнаружат или паразитов, или "закисление" крови. +5 БАЛЛОВ
  • IV: лечение на месте, даже с использованием того же самого прибора; коррекция состояний при помощи БАД и других чудо-препаратов. +5 БАЛЛОВ

Соответствие малым критериям

  • I: хирургические диагнозы не ставятся, не приходилось слышать или читать, чтобы у кого-то на гемосканировании обнаружили острый аппендицит или паховую грыжу. +1 БАЛЛ
  • III: уровень визуализации максимальный, клиенту демонстрируется его собственная кровь, хотя ни одна из существующих методик в этом не нуждается, так как действие это не несет в себе никакого практического смысла. +1 БАЛЛ
  • IV: не обнаруживается "контрольная" патология, что неоднократно подтверждалось экспериментами — как личными, так и поставленными в ходе съемок фильма "Шарлатаны". +1 БАЛЛ
  • V: результаты не подтверждаются существующими методами диагностики, источник — литература и исследования по теме, а также личный опыт. +1 БАЛЛ
  • VI: гемосканирование всегда шифруется, мимикрируя под настоящую клиническую лабораторную диагностику, на которую и выдаются разрешительные документы. +1 БАЛЛ

Итого: 20 баллов при необходимом минимуме в 6 баллов.


Примеры приборов привести невозможно, поскольку используется реально существующее лабораторное оборудование (высокотехнологичные оптические микроскопы).

Так что распознать обман можно по картинкам крови, которые вам демонстрируют на экране монитора, а также по характерной терминологии и диагнозам.


ЭТО ИНТЕРЕСНО

О том, что в России можно гемосканировать без особых опасений, говорят и зарубежные гуру. Так, на весьма представительной конференции, организованной в нашей стране, Курт Грейндж (тот самый, которого отдельные источники называют отцом диагностики по живой капле крови), комментируя один из микропрепаратов, сказал следующее: "Это паразит внутри эритроцита, это не малярия. Антибиотики его не берут, а коллоидное серебро — да. Если бы мы были сейчас в США, я бы вам этого сказать не мог, забрали бы лицензию"29.

Правильно сделали бы, между прочим, если бы забрали. Потому что есть три микроорганизма, жизненный цикл которых связан с эритроцитами человека и которых можно увидеть в оптический микроскоп внутри красных клеток крови: простейшие, представители рода плазмодиев, вызывающие малярию30; бабезии, возбудители бабезиозов31; некоторые бактерии из семейства риккетсий, например бартонеллы, имеющие отношение к болезни кошачьей царапины. И вот бартонелл с бабезиями (раз не малярия, то определенно кто-то из них) берут только антибиотики32, а коллоидное серебро как раз нет. И выглядят они не как светлое пятно в центре эритроцита (мы уже разбирали, откуда оно берется), а как множественные темные точки в нем».


Примечания

  1. Руководство по гематологии в 3 т. / Под ред. акад. А.И. Воробьева. 3-е изд., перераб. и допол. — М.: «Ньюдиамед», 2002. — 280 с.
  2. Ford B.J. From Dilettante to Diligent Experimenter: a Reappraisal of Leeuwenhoek as microscopist and investigator // Biology History, 1992. 5 (3).
  3. Bacteria cyclogeny: Prolegomena to a study of the structure, sexual and asexual reproduction and development of bacteria, Prof. Dr. Günther Enderlein, Pleomorphic. SANUM, 5170 W. Phelps Road, Glendale, AZ 85306, USA.
  4. Lowell J. A. Live Cell Analysis: High-Tech Hokum (1986). URL: http://www.quackwatch.com/01QuackeryRelatedTopics/Tests/livecell2.html (дата обращения: 16.01.2016).
  5. Almeda J et al. Morphometric variability of Schistosoma intercalatum eggs: a diagnostic dilemma // Journal of Helminthology, 1996. Jun; 70 (2). 97–102. PMID: 8960204.
  6. Roberts L.S., Janovy J. Jr. Foundations of Parasitology, 8th Edition. — United States: McGraw-Hill, 2009.
  7. Ryan K.J., Ray C.G., Sherris J.C., eds. Sherris Medical Microbiology (4th ed.). — McGraw Hill, 2004.
  8. Свищева Т.Я. Перспективная диагностика. Биорезонансная, световая, темнопольная, люминесцентная. — СПб.: Издательство «ДИЛЯ», 2006. — с. 12.
  9. Trichomoniasis — CDC Fact Sheet. URL: http://www.cdc.gov/std/trichomonas/stdfact-trichomoniasis.htm (дата обращения: 16.01.2016).
  10. Fischbach F.T., Dunning M.B. III, eds. Manual of Laboratory and Diagnostic Tests, 8th ed. — Philadelphia: Lippincott Williams and Wilkins, 2009.
  11. Pagana K.D., Pagana T.J. Mosby’s Manual of Diagnostic and Laboratory Tests, 4th ed. — St. Louis: Mosby, 2010.
  12. Seidell A., Linke W.F. Solubilities of Inorganic and Organic Compounds. — Van Nostrand, 1952.
  13. Gilmour R. Phosphoric Acid: Purification, Uses, Technology, and Economics. — Taylor & Francis Group, LLC, 2014. 171–174.
  14. José I. Reyes de Corcuera et al. Crystallization of -d- Glucose and Analysis with a Simple Glucose Biosensor // The Journal of Chemical Education, 2009. 86 (8). 959. DOI: 10.1021/ed086p959.
  15. Krauss R.M. Lipids and lipoproteins in patients with type 2 diabetes // Diabetes Care, 2004. 27. 1496–1504.
  16. Jonas A. Lipoprotein structure // In: Vance D.E, Vance J.E., editors. Biochemistry of lipids, lipoproteins and membranes. 4th ed. — Elsevier; Amsterdam, 2002. 483–504.
  17. Patterson T. The Pseudoscience of Live Blood Cell Analysis // Skeptical Inquirer, 2012. 36 (November/December). 43–45.
  18. Ochei J. et al. Pus Abscess and Wound Drain // Medical Laboratory Science: Theory And Practice. — Tata McGraw-Hill Education, 2000. p. 622.
  19. Dirk de Korte. Experience with Bacterial Screening of Blood Products in the Netherlands // Transfus Med Hemother. 2011. Oct; 38 (5). 337–340. DOI: 10.1159/000331396.
  20. Татьяна Тихомирова: Моя эволюция от уринотерапии до эпигенетики // Сайт журнала «АВС». URL: http://www.abc-gid.ru/articles/show/614/ (дата обращения: 16.01.2016).
  21. Teut M., Lüdtke R., Warning A. Reliability of Enderlein’s darkfield analysis of live blood // Alternative Therapies in Health and Medicine, 2006. Jul-Aug; 12 (4). 36–41. PMID: 16862741.
  22. Ostendorf G.M. Does dark field microscopy according to Enderlein allow for cancer diagnosis? A prospective study // Versicherungsmedizin, 2005. Dec 1; 57 (4). 198. PMID: 16392386.
  23. El-Safadi S. et al. Does dark field microscopy according to Enderlein allow for cancer diagnosis? A prospective study // Forsch Komplementarmed Klass Naturheilkd, 2005. Jun; 12 (3). 148–151. Epub 2005 Jun 23. PMID: 15985779.
  24. Wlazelek A. Chiropractors cease blood cell show and tell. State restricts the use of magnified images to sell vitamins, supplements // The Morning Call, April 12, 1996. Р. B6.
  25. Woodruff S.M. Letter to Joseph W. Gasiewski, Director, Division of Laboratory Improvement, Pennsylvania Department of Health, Jan 17, 1996.
  26. CLIA

    Regulation of Unestablished Laboratory Tests // Department of Health and Human Services Office of Inspector General, July 2001, OEI-05-00-00250. URL: http://oig.hhs.gov/oei/reports/oei-05-00-00250.pdf (дата обращения: 16.01.2016).

  27. March 2, 2011: California Residents Sentenced For Selling Phony Lyme Disease Cure // FDA : [веб-сайт]. URL: http://www.fda.gov/ICECI/CriminalInvestigations/ucm245542.htm (дата обращения: 16.01.2016).
  28. Court orders life ban on naturopath // Brisbane Times, 04.04.2008. URL: http://www.brisbanetimes.com.au/news/national/court-orders-life-ban-on-naturopath/2008/04/03/1207249393632.html (дата обращения: 16.01.2016).
  29. Грейндж К. Темнопольный микроскоп и его возможности в клинической практике. URL: http://www.ccikzn.ru/diag_n.html (дата обращения: 16.01.2016).
  30. Malaria Parasites // Centers for Disease Control and Prevention // CDC : [веб-сайт]. URL: http://www.cdc.gov/malaria/about/biology/parasites.html (дата обращения: 16.01.2016).
  31. DPDx: Laboratory Identification of Parasites of Public Health Concern. Babesiosis // CDC : [веб-сайт]. URL: http://www.cdc.gov/dpdx/babesiosis/index.html (дата обращения: 16.01.2016).
  32. Kassem A. Hammoud. Bartonellosis Treatment & Management // Medscape, Updated: May 30, 2014. URL: http://emedicine.medscape.com/article/213169-treatment (дата обращения: 16.01.2016).
Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий

Добавить комментарий