Астрология и наука

Автор: Владимир Сурдин

Издательство: Век 2

ISBN: 978-5-85099-173-9

Год выпуска: 2007

Количество страниц: 96

Оглавление

О чём разговор?

4
Тень астрономии 8
Оглядываясь назад 13
Астрология и учёные 19
Проверка астрологических предсказаний 24
Корни астрологии 29
Великие астрономы были астрологами? 40
Был ли астрологом Птолемей? 40
Тихо Браге увлекался астрлогией 42
Кеплер, Галилей и гармония мира 48
Ньютон и астрология 57
Астрология и физика 63
Парад планет 71
Всё ещё только начинается 78
Послесловие
Гинзбург В.Л. Астрология и лженаука 80


Существует ли связь между астрологией и наукой? Некоторые утверждают, что астрология сама является наукой, другие же уверены, что астрология — это не более чем гадание по звёздам. В книге рассказано, как учёные относятся к астрологии, как они проверяют астрологические прогнозы и кто из великих астрономов и в какой степени был астрологом. Нижеследующий ознакомительный отрывок публикуется с разрешения В.Г. Сурдина.

«О чем разговор?

Бабочкой никогда
Он уж не станет… Напрасно дрожит
Червяк на осеннем ветру.

Басё (1644–1694)

Астрология — не наука, впрочем, как и большинство наших занятий. Наукой занимаются немногие, да и те — не каждый день. Большинство же из нас наукой не занимается, хотя нередко интересуется ее результатами. Инженеры, учителя, врачи постоянно следят за достижениями науки и по мере сил используют их в своей работе. Дизайнеры одежды, парикмахеры, шахтеры и журналисты обычно не следят за развитием науки, но и при этом постоянно ощущают ее прогресс, получая для своей работы все более совершенные инструменты и методы. А вот астрологи… Многие из них утверждают, что занимаются именно наукой, иногда даже — тайной наукой (что звучит, по меньшей мере, странно), а иногда — наукой будущего (что звучит гораздо привлекательнее). Однако, по сути, астрологи повторяют пассы и заклинания тысячелетней давности, делая вид, что идут в ногу со временем. Может быть, астрология действительно настолько совершенная система знаний, что ее можно использовать "как есть" в течение многих столетий без модернизации? Может быть, современная science просто не доросла еще до уровня астрологии и родственных ей "древних наук"? Может быть, высмеивание астрологии со стороны "настоящих ученых" — это просто желание избавиться от конкурентов? В конце концов, что же такое астрология? Кто нам это объяснит?

Скажу сразу, что я этого объяснить не смогу. Моя позиция такова: каждый решает для себя сам, чем именно для него является астрология. Для одних это бизнес: гороскопы хорошо продаются. Для других — доступная и (что немаловажно) дешевая психотерапия: "Сегодня звезды сулят мне удачу!" Для многих астрология — это просто повод для знакомства: "Я — Козерог, а Вы кто по гороскопу?" Для некоторых это философская идея, а порой даже идеология: "У меня высшее образование, я не верю в бога, но чувствую, что между всеми вещами в мире существует незримая связь, которая определяет всеобщую гармонию Вселенной". Для большинства же астрология — пустое место: "Я не читаю ни биржевые сводки, ни гороскопы. У меня есть своя работа и свои интересы". Этим гражданам моя книжка не нужна, равно как и практикующим астрологам, чей бизнес я вовсе не собираюсь подрывать. У меня к астрологии чисто академический интерес: я хочу знать, имеет ли она отношение к науке? Если и вам это интересно, то попробуем разобраться вместе.

Казалось бы, вопрос с астрологией давно решен: в школах и институтах ее не учат, в Российской академии наук она не представлена, в серьезных энциклопедиях астрологию называют одним из видов гадания. Казалось бы, астрология ничем не хуже и не лучше других развлечений и верований. Она давно нашла свою нишу среди прочих занятий человека и никому особенно не мешает, во всяком случае, не больше, чем разорительные азартные игры или фанатичное спортивное боление. При чем же тут наука? Разве существуют у науки точки соприкосновения с астрологией? Жизнь доказала, что существуют. Их, как минимум, две.

Во-первых, как любое утверждение (гипотеза, идея), касающееся взаимодействия природных объектов, астрологический тезис о влиянии звезд на жизнь человека должен быть проверен. Методы проверки гипотез хорошо развиты в науке — они опираются не на впечатления, а на факты. Обязанность естествоиспытателей — проверять утверждения о природных явлениях и сообщать обществу, истинны они или ложны. За это ученым деньги платят.

А во-вторых, ученые, как и все, дорожат своей профессиональной честью. Авторитет науки высок, научные методы доказали свою действенность: самолеты летают, компьютеры считают, лекарства лечат, атомные бомбы взрываются (моральный аспект всего этого оставляем в стороне). Наука выработала методы познания природных закономерностей и уже несколько столетий в изобилии снабжает инженеров, технологов и рабочих инструментами для строительства цивилизации. Ученые не хотят, чтобы их смешивали с болтунами.

В отличие от большинства других занятий, наука прогрессивна в том смысле, что она постоянно (и очень быстро) развивается, опираясь на ранее найденное. По этой причине понятие "наука" активно эксплуатируется для придания любому делу кажущейся респектабельности, актуальности и надежности. Естественно, ученых это нервирует. Если понятие "наука" размывается и подтасовывается, то общество начинает пренебрегать и настоящей наукой.

К примеру, военный, защитник Отечества — это не палач, хотя и тот и другой по роду своей деятельности связаны с убийством человека. Если понятия "звезда" и "планета" фигурируют в астрономии и в астрологии, то из этого вовсе не следует родство этих занятий. Равно как "картограф" и "картежник" — в общем случае не одно и то же.

Итак, хотим мы этого или нет, ученый обязан выяснить, есть ли в астрологии рациональное зерно, а кроме этого, как любой нормальный человек, ученый желает отстоять честь своей профессии и оградить ее от необоснованного смешивания с другими, менее респектабельными занятиями. В этой книжке я коснусь и того, и другого. А еще… Впрочем, давайте по порядку.

Тень астрономии

Веления светил
для нас темны…

Фирдоуси

Из всех наук только астрономия удостоилась такой "чести" — на протяжении тысячелетий иметь рядом с собой наукообразную тень — астрологию. И хотя, по сути, их пути давно разошлись — астрономия стала одной из самых точных наук, а астрология превратилась в "социальный наркотик" для утешения слабовольных, – именно в нашу эпоху они почему‑то сильно сблизились в массовом сознании, настолько, что почти слились по форме, по бытовому словоупотреблению. Приведу примеры.

В 1995 г. я написал книгу "Астрономические олимпиады". Когда тираж был отпечатан и привезен из типографии, я с ужасом увидел на пачках с книгами типографские ярлыки с надписью: Сурдин В.Г. "Астрологические олимпиады". Живо представил себе позор тиражом в 10 тыс. экземпляров и чуть не лишился чувств. К счастью, ошибку допустили лишь на ярлыке; книга была отпечатана верно.

В 1997 г. директор Специальной астрофизической обсерватории на Кавказе (САО РАН, та самая, где работает 6-метровый телескоп) Ю.Ю. Балега рассказал, что в финансовых документах банка, обслуживающего обсерваторию, САО проходила как Специальная Астрологическая Обсерватория, и изменить уже ничего было нельзя — финансовым документам обратного хода не дашь.

В "Путеводителе по Интернету", подготовленном А. Гуриным и др. (М.: Синтез, 1995) на с. 79 читаем "Вы можете много узнать о квазарах, новых звездах и проч. в системе астрологической обсерватории Smithsonian в Кембридже". Речь, разумеется, идет о Смитсоновской астрофизической обсерватории (США).

Объявление в одной из московских газет: "Проводится конкурс на замещение вакантной должности профессора на кафедре астрологии физического факультета МГУ". В действительности, речь шла о нашей кафедре астрофизики.

В каталоге публичных библиотек Западного округа г. Москвы вполне солидный научно-популярный журнал РАН "Земля и Вселенная" попал в раздел "Астрология. Оккультные науки". Как видим, составители каталога полностью отождествляют астрономию с астрологией. Кстати, прошу заметить — раздел называется именно "оккультные науки", а не просто "оккультизм" или "оккультные учения". А ведь, как известно, "оккультизм" (от лат. occultus — тайный, сокровенный), общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта, но доступных для "посвященных". Оккультизм представляет собой антипод, противоположность научному мышлению.

Путаница слов и понятий иногда рождает совсем уже удивительные химеры: в московской газете "Центр плюс" (№ 14, 1999) читаем: "Ученым-астрофизикам удалось открыть настоящее астропологическое окно в мир". Хорошо еще, что не астропатологическое…

Не станем продолжать этот список; вероятно, каждый читатель может добавить к нашим примерам свои собственные. Но вот вопрос: быть может, это просто опечатки невнимательных наборщиков? Отчасти, наверное, так. Но и бессознательные ошибки говорят о многом. А теперь посмотрим на результат сознательного выбора. В 1999 г. мой опрос 11-классников московской гимназии № 1543 показал, что каждый четвертый считает астрологию "наукой, изучающей связь Земли и космоса". Замечу, что в большинстве своем это дети научных работников, все без исключений поступившие после окончания гимназии в лучшие ВУЗы Москвы.

Является ли отождествление астрономии с астрологией исключительно российским феноменом? Разумеется, нет. В 1990 г. опрос 2000 взрослых канадцев показал: 45% из них думают, что астрология хотя бы отчасти научная дисциплина. В 1991 г. опрос 1500 первокурсников Йоркского университета (г. Монреаль) показал: более 92% опрошенных знают свой знак зодиака; более 20% хотя бы изредка принимают свои решения, основываясь на астрологическом прогнозе; более 45% студентов-гуманитариев и 37% студентов естественнонаучных факультетов согласны, по крайней мере, с некоторыми принципами астрологии, т.е. верят в астрологию. При этом более половины гуманитариев и чуть менее половины естественников считают астрологию наукой1.

Любопытно, что несколькими десятилетиями ранее цифры были практически те же (см. таблицу).

Таблица: Отношение жителей США к астрологии (Институт Гэллапа, 1975 г.)

Отношение к астрологии Возраст 18–24 Все группы старше 18 лет
все муж. жен. все
Верят 38% 18% 26% 22%
Не верят 55 73 64 69
Неопределенное 7 9 10 9
Знают свой знак зодиака 96 69 83 76
Регулярно читают астрологический прогноз 26 16 29 23

Какие социальные группы в наибольшей степени накрывает "астрологическая тень"? Результаты всех опросов показывают, что значительно более склонны к астрологии женщины. Этот вывод сохраняется и в специально отобранных группах, где уровень естественнонаучного образования мужчин и женщин был одинаковым. Вообще, связь этого уровня с иммунитетом к псевдонауке оказалась не такой уж очевидной.

Хотя некоторые педагоги утверждают, что углубленного научного образования достаточно, чтобы остановить растущую популярность псевдонаук, очевидные факты показывают, что это не так. Формальное преподавание естественных наук, без акцента на отличии их метода изучения природы от религиозных, оккультных и мистических методов познания, не создает надежного иммунитета к иррациональному. Читатель вправе спросить, а кому нужен такой иммунитет? Отвечу: в руки людей, получивших физико-математическое образование, общество отдает технику все более разрушительной силы, функционирующую по сугубо рациональным законам. Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения желательно, чтобы сознание этих людей не было затронуто мистикой. Впрочем, есть и другие аргументы. Но вернемся к астрологии.

<...>

Астрология и ученые

Общая сумма разума на планете — величина постоянная, а население растет…

Аксиома Коула (Из "Законов Мерфи")

Современные астрономы в абсолютном большинстве своём не знают астрологию, т.е. не умеют гадать по звёздам. Мне не известны подлинные случаи систематического занятия астрологией среди профессиональных астрономов нашей эпохи, хотя некоторые из моих коллег в начале 1990-х проявляли к ней временный интерес. Обычно он был вызван желанием понять, что же это всё-таки такое, и желание это быстро удовлетворялось. Были случаи, когда в поисках дополнительного заработка дипломированные астрономы писали астрологические программы для компьютера. Самим астрологам это было сделать не под силу. Но случаев астрологической практики среди астрономов и не знаю. Однако широкая публика нередко путает эти два занятия, поэтому "слава" астролога может по ошибке прилипнуть к имени известного ученого. Вот лишь один из примеров.

Многим знакомо имя блестящего английского астрофизика сэра Артура Эддингтона (1882–1944), известного своими исследованиями эволюции звезд и работами по теории относительности. Однако он еще обладал и талантом популяризатора. В десятилетнем возрасте Эддингтон начал выступать дома с "лекциями" по астрономии, при этом его аудитория часто состояла из одного человека — старого слуги. С первых шагов своей научной карьеры Эддингтон пишет не только исследовательские работы, но также обзорные и научно-популярные статьи и книги; кстати, многие из них тогда же переводились на русский язык и сыграли немалую роль в развитии отечественной астрофизики. Кроме этого профессор Эддингтон ездил с лекциями по городам и странам, выступал в студенческих научных клубах, в одном из которых он как раз и был представлен аудитории в качестве "профессора астрологии"2. Реакция Эддингтона мне не известна, но думаю, большинство коллег согласится со мной, что для астронома такая путаница весьма оскорбительна. И хотя тот случай был лишь одним из многочисленных курьезов, связанных с популяризаторской деятельностью Эддингтона, он не оставил это благородное дело. Известный американский астроном Сесилия Пейн-Гапошкина вспоминает, что после публичной лекции Эддингтона, блестяще изложившего основы общей теории относительности, она "не могла спать три ночи подряд". Такой результат публичного выступления, по-моему, стоит риска случайно быть названным астрологом.

А что думают об астрологии современные астрономы и физики? За последние годы я выслушал об этом мнение многих отечественных ученых и прочитал мнение многих зарубежных коллег. Могу сказать, что все без исключения с уважением относятся к астрологии как части истории науки, как к попытке понять взаимосвязь природных явлений. Это уважение того же рода, как, например, к теориям эфира или теплорода — к теориям, пытавшимся стать научными, но разбившимся о факты. В то же время, в отношении современной астрологической практики ученые не единодушны. Вот как выглядит моя попытка классифицировать взгляды моих коллег на астрологию:

Академический
С астрологией детально не знаком, поэтому своего мнения высказать не могу.

Консервативный
С астрологией не знаком и знать ее не желаю. Каждому ясно, что это "опиум для народа". Запретить её — и все тут!

Демократический
С астрологией знаком поверхностно, но прекрасно понимаю, что "телепрогнозы" и брошюры на лотках — это примитивное бульварное гадание, предназначенное для кретинов. Однако не исключено, что в настоящей, серьезной астрологии что-то есть. Нельзя лишать её шанса. Если она кого-то интересует, то и пусть себе занимаются: все лучше, чем водку пить.

Футуристический
Астрология — это наивная мечта о будущей супернауке. Конечно, пока она делает лишь первые, неуверенные, часто ошибочные шаги. Но пройдёт время и с помощью будущих супер-суперЭВМ удастся объединить точность астрономических вычислений с достижениями генетики, психологии и социологии. Вот тогда и будем рассчитывать судьбу человека так же уверенно, как сейчас вычисляем прогноз погоды с немыслимой для наших предков точностью.

Отстраненный
Астрология — одно из широко распространенных заблуждений (это относится к тем, кто пользуется гороскопами) и один из видов шарлатанства и лженауки (а это относится к тем, кто гороскопы составляет). Однако никакого вреда от этих предсказаний будущего, даже неправильных, я не вижу, поэтому к существованию астрологии отношусь спокойно.

Реалистический
Астрология — чушь собачья, это ясно даже детям. Именно поэтому наука ни в коем случае не должна опускаться до борьбы с астрологией, ибо любое наше слово о ней лишь на руку астрологам. Это прекрасная реклама для них. Если не будем "бороться", мода на астрологию постепенно спадёт. А вот если начнём "борьбу", тогда сработает принцип "запретный плод сладок".

Рыцарский
Учёный не имеет права молчать, если знает истину. Он обязан сообщить её обществу, которое для этого его и кормит. А уж как истина будет воспринята обществом — это не наше дело. Вероятно, разными людьми она будет воспринята по-разному. Но, по крайней мере, те, кто доверяет науке, увидят, что она готова себя защищать от шарлатанов, маскирующих свой промысел под истинную науку.

Должен признаться, что я, как и большинство моих коллег, принадлежу к последней, "рыцарской" группе, хотя и знаю, что рыцарство никогда не приносило больших дивидендов. Ну, просто мы не можем иначе. Доверие и уважение к науке добыто нелегким трудом многих поколений до нас. Мы не имеем права их транжирить и спокойно смотреть, как разного рода бизнес и пустословие рядятся "под науку". Свою позицию мы отстаиваем, но никому ее не навязываем.

А теперь о зарубежных коллегах. Когда в США в начале 1930-х произошел первый всплеск современной популярности астрологии, американские ученые внимательно отнеслись к этому явлению, сами провели необходимую проверку притязаний астрологов и по ее результатам выступили с критическим заключением. Координировала эти действия Американская ассоциация научных работников. Особенно активны в этом деле, естественно, были астрономы. Среди авторов разоблачительных статей много известных имен — Барт Бок, Николас Мейол, Джон Стюарт, Франк Шлезингер и др. Их авторитетное мнение охотно цитировали научные обозреватели популярных изданий, а для самой широкой публики в сжатом виде представил известный журнал "Ридерс Дайджест" в статье под заглавием "Гигантское надувательство — астрология".

Крупные журналисты также занимались расследованием деятельности астрологов. Например, лауреат Пулитцеровской премии Генри Прингл на средства журнала "Good Housekeeping" (Домоводство) предпринял проверку астрологической точности: составленные известными астрологами гороскопы сравнивались с реальной судьбой отобранных для эксперимента людей; совпадение оказалось чрезвычайно плохим. Неоднократно членам Гильдии астрологов предлагалось проделать следующий опыт: четыре астролога независимо составляют гороскопы для одних и тех же людей, а затем эти документы сравниваются; но ни разу астрологи не решились на этот опыт (Коннор 1943).

<...>

Великие астрономы были астрологами?

Как выяснилось, по звездам можно определить не только судьбу человека, но и его воинское звание.

Новости астрологии

Даже среди людей начитанных нередко встречается искаженное представление о привлекательности астрологии. Например, бытует убеждение, что многие известные ученые, особенно астрономы, были астрологами — тайными или явными. Давайте разберемся…

Был ли астрологом Птолемей?

Вы, наверное, удивлены? Разве можно сомневаться в том, что "отец современной астрологии" Птолемей был астрологом? Однако у меня это сомнение зародилось давно. Чтобы понять, в какой степени величайший астроном древности Клавдий Птолемей был астрологом, я обратился к его собственным трудам (разумеется, в том виде, какими они дошли до нас; хочу надеяться, что за прошедшие 2 тысячелетия при многократных переписываниях его текст не потерял исходного смысла). В своем труде "Тетрабиблос" ("Четверокнижие") Птолемей действительно сформулировал манифест натуральной астрологии. Он писал3:

То, что некая сила испускается и распространяется из вечного мирового эфира на все, что окружает Землю, и то, что оно полностью подвластно изменению; то, что первые подлунные элементы — огонь и воздух — окружены эфиром и изменяются посредством движений в эфире; и то, что они затем также окружают и изменяют все, находящееся внутри них, — землю и воду, растения и животных, — это совершенно ясно каждому и мало нуждается в упоминании. Солнце вместе с окружающей его средой неким образом всегда распространяет свой порядок на все, находящееся на Земле… Луна, как ближайшее к Земле тело, оказывает свое влияние на Землю; большинство одушевленных и неодушевленных предметов симпатизируют ей и изменяются вместе с ней: реки увеличивают и уменьшают свои течения с ее светом, моря изменяют свои приливы с ее восходом и заходом, а растения и животные в целом или отчасти растут или уменьшаются вместе с ней… Прохождения неподвижных звезд и планет также дают обильные предсказания относительно состояния окружающей среды (жара, ветер, снег), что обусловливает также все, живущее на Земле. В этом случае расположение звезд относительно друг друга… вносит много сложных изменений. Хотя солнечная сила и преобладает в общем качественном распределении, но другие тела могут добавлять к ней или отнимать у нее свою силу. Луна производит это действие более очевидно и непрерывно в соединениях, квадратуре или полнолунии; звезды делают это за большие промежутки времени и более неясно — при своих появлениях, покрытиях и сближениях.

Современный астроном может лишь восхититься столь точной формулировкой основных положений солнечно-лунно-земных связей, истинная сущность которых стала понятна лишь после создания теории тяготения Ньютона. Заметим, как осторожно говорит Птолемей о некоторых (неточных!) совпадениях во взаимном движении планет (у Птолемея — звезд) и изменении солнечной активности, действительно влияющей на процессы в биосфере. В то время как солнечно-лунное влияние на Землю имеет характерные периоды в неделю-месяц-год, изменение конфигурации ярких планет — Юпитера и Сатурна — происходит за 10–20 лет и позволяет грубо прогнозировать солнечную активность.

Правда, Птолемей в "Четверокнижии" не ограничился манифестом натуральной астрологии. Следом за этим он детально изложил вопрос о влиянии расположения планет относительно знаков зодиака и относительно друг друга на жизнь человека. Если когда-нибудь удастся изучить вопрос о зависимости жизни древних людей от солнечной активности, можно будет судить о том, насколько оправданными были эти рассуждения Птолемея.

По сравнению с греческой классикой, представленной в лице Птолемея, рассуждения об астрологии европейских астрономов эпохи Просвещения выглядят заметно примитивнее — они пропитаны схоластикой.

Тихо Браге увлекался астрологией

На переломе XVI и XVII вв. рождалась современная наука. Отношение некоторых великих астрономов той эпохи к астрологии можно понять лишь в контексте их научной работы и жизненных коллизий.

Как известно, верой в астрологию был стимулирован титанический труд великого датского дворянина Тихо Браге (1546–1601) по многолетним точным наблюдениям движения планет.

Тихо с юности активно занимался астрономическими наблюдениями и астрологией. Перед лунным затмением 1567 года в возрасте 20-ти лет он составил гороскоп турецкого султана Сулеймана I Завоевателя, в годы правления которого Османская империя значительно расширилась и достигла наивысшего военно-политического могущества. Накануне затмения войска султана вторглись в Венгрию и угрожали большей части Европы. По составленному и разрекламированному самим Тихо прогнозу получалось, что затмение Луны предвещало скорую смерть завоевателя. Вскоре, однако, стало известно, что Завоеватель умер во время осады Сегеда, почти за два месяца до затмения, но приближенные долго скрывали смерть султана. Так что прогноз Тихо, мягко говоря, оказался перевыполненным. Ошибка, допущенная молодым прорицателем, стала известна многим, что не содействовало росту его астрологической славы. Зато астроном из него получился первоклассный.

В истории астрономии чрезвычайно велика роль Сверхновой 1572 г.: ее появление раз и навсегда разрушило древнее заблуждение о неизменности звездного неба, а также окончательно определило судьбу Тихо Браге как астронома, работа которого дала толчок рождению новой науки.

На некоторое время по семейным обстоятельствам Тихо вынужден был прервать наблюдения и вернуться в родовое поместье, где он увлекся техникой и наладил производство бумаги и стекла. Его научные интересы сместились в сторону алхимии. Вечером 11 ноября 1572 г., возвращаясь из своей химической лаборатории, где он в который уже раз безуспешно пытался получить золото, Тихо по давней привычке обвел взглядом небосвод и, пораженный, замер: знакомые очертания Кассиопеи были нарушены — вместо легко узнаваемой фигуры "W" Тихо увидел совсем иную фигуру: левее знакомого зигзага "W", рядом со звездой ⲕ Кассиопеи сияло новое яркое светило! Откуда эта лишняя звезда? Тихо прекрасно знал, что Кассиопея — незодиакальное созвездие, а значит, в нём не бывает ярких планет.

Предоставим слово самому наблюдателю:

Вечером, после захода Солнца, когда в соответствии с моим обычаем я созерцал звезды в ясном небе, я заметил, что почти прямо над моей головой сияла новая и необыкновенная звезда, превосходившая по блеску все другие звезды; и так как я почти с детства знал в совершенстве все звезды небосвода (очень нетрудно достичь этого знания), мне было совершенно очевидно, что никогда в прошлом никакой звезды на этом месте неба, даже и маленькой, не было, не говоря уже о звезде, столь бросающейся в глаза своей яркостью, как эта. Я был настолько поражен этим зрелищем, что не постыдился подвергнуть сомнению то, что видели мои собственные глаза. Но когда я убедился, что и другие могли видеть на указываемом им месте звезду, у меня больше не оставалось сомнений. Не было ли это величайшим из чудес, которые случались когда-либо со времен начала мира? (Белый 1982, с. 43).

Тихо сейчас же измерил и записал угловые расстояния новой звезды от девяти звезд Кассиопеи и от Полярной звезды, а также свое впечатление о цвете и яркости нового светила. Как отметил сам Тихо и другие наблюдатели, новая звезда была намного ярче Сириуса и даже ярче Венеры. В последующие дни звезду можно было наблюдать и при дневном освещении.

Спустя несколько недель блеск новой звезды стал слабеть, но она еще долго оставалась доступной глазу, целых 17 месяцев, вплоть до марта 1574 г. Тихо не был единственным и даже первым ученым, наблюдавшим это светило: за несколько дней до него новую звезду обнаружили ученые Германии и Швейцарии. Но именно Тихо усерднее и аккуратнее других проводил многочисленные наблюдения новой звезды, а в 1573 г. опубликовал их в виде небольшой книги "О новой звезде". Лишь спустя четыре столетия ученые поняли, что возгорание нового светила было следствием гигантского взрыва сверхновой звезды; в современных каталогах это событие часто называют "Сверхновой Тихо".

В то время как некоторые астрономы — современники Тихо — склонялись к мысли, что новое светило было кометой, сам Тихо твердо заявил, что это далекая звезда, и даже пытался истолковать физическую природу редкого феномена, предположив, что звезда эта образовалась в результате конденсации тонкой светлой небесной материи, которую видно в Млечном Пути. При этом Тихо указал на темное пятно вблизи Млечного Пути, как на дыру, возникшую при этой конденсации. Возможно, это была первая мысль о связи темных межзвездных облаков с формированием звезд.

Разумеется, Тихо не оставил в стороне и астрологическую трактовку нового небесного явления. При этом он осторожно заметил, что данное явление относится в числу уникальных, а значит, его астрологическое истолкование весьма затруднительно. Тихо исходил из принципа подобия: поскольку звезда сначала была подобна Венере и Юпитеру, влияние ее на первых порах должно быть благоприятным. Но затем звезда по цвету уподобилась Марсу, а значит, следует ожидать наступления тревожных времен — войны, смерти высокопоставленных лиц, разрушения городов и распространения эпидемий. Обретение звездой черт Сатурна окончательно делало ее предвестником всеобщей смерти. Правда, судьба самого Тихо складывалась в те годы, пожалуй, в обратной последовательности: в середине 1573 г. он серьезно заболел, но затем поправился, а у его жены родился первый ребенок; В год угасания звезды, именно благодаря ей, Тихо уже приобрел известность как ученый и начал читать курс лекций по астрономии в Копенгагенском университете. В целом, Сверхновая Тихо бесповоротно определила судьбу самого родовитого из великих астрономов: обеспеченный датский дворянин и вельможа стал искуснейшим наблюдателем звезд, навсегда потерял покой и своим трудом заработал себе вечную славу.

Нужно заметить, что уже в те годы веру Тихо в астрологию не разделяли многие мыслители. Споря с ними, Браге вопрошает: зачем же еще нужно звездное небо, если не для предсказания судьбы? В своей публичной лекции 1574 года в Копенгагенском университете он заявил: "То, что мы можем измерять при помощи неба годы, месяцы и дни, как по вечным и неустанным часам, не объясняет в достаточной мере пользы и цели небесной машины, — ведь это измерение зависит только от сильных светил — Солнца и Луны и от суточного обращения неба. Для какой же цели служат пять остающихся вращающихся по различным орбитам планет? Можем ли мы предположить, что бог создал такое удивительное произведение без всякого назначения и пользы? Если, например, небесные тела были расположены богом таким образом, как они стоят в своих знаках, они обязательно должны иметь значение, особенно для человечества, для которого главным образом все и было создано". И далее: "Кто бы ни отрицал силы и влияния звезд, он, во-первых, недооценивает божественную мудрость и предусмотрительность и, кроме того, противоречит самым очевидным практическим данным. Ибо как можно глупее подумать о боге, чем то что он создал огромную и удивительную небесную декорацию без всякой пользы или цели, тогда как каждый человек всегда делает самую малую работу с какой-то целью"4.

По-моему, это рассуждение, не лишенное наивности, характеризует Тихо как свободную и активную личность, ибо он проводит равенство между богом-творцом и человеком-творцом.

Став известным астрономом, Тихо ещё продолжает увлекаться астрологией и составляет гороскопы по заказу членов датского и шведского королевских домов и других владетельных особ (от расположения которых зависела его возможность в полной мере заниматься наукой). В своих лекциях в Копенгагенском университете он даже пытается обосновать влияние небесных светил на земные события. Мнение историков науки: "Что касается Солнца, приводимые Тихо доводы неоспоримы. Но уже доказательства влияния Луны на земные явления… не выдерживают критики. Дальше — хуже. Тихо, ссылаясь на свидетельства моряков и землепашцев, пытается утверждать, что восход и заход некоторых звезд и их взаимное расположение вызывают штормовую погоду, соединение Марса и Венеры в определенных областях неба является причиной дождей и ураганов, и т.п. Наблюдавшееся им соединение Юпитера и Сатурна в 1563 г., по его мнению, вызвало такое ухудшение погоды, которое, в свою очередь, стало причиной эпидемии чумы. Однако, говоря о связи расположения планет с судьбами отдельных людей, Тихо в отличие от многих своих коллег проводит мысль, что абсолютной зависимости между ними не существует"5. Видимо, Тихо никогда не забывал о своем фиаско с гороскопом турецкого султана.

Кеплер, Галилей и гармония мира

Для каждой твари Бог предусмотрел средства к пропитанию. Для астронома он приуготовил астрологию.

Иоганн Кеплер

Нередко можно услышать, что великие основоположники современной астрономии Кеплер и Галилей были астрологами. Гораздо чаще это утверждают в отношении Кеплера, но не забывают и Галилея.

Что касается Иоганна Кеплера (1571–1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных персон. Его биографы нашли немало данных о склонности Кеплера к мистицизму6, а некоторые даже считают его реформатором астрологии (Саймон, 1975). К тому же выяснилось, что Кеплер живо интересовался алхимией, и хотя сам опытов не проводил, но был в курсе занятий своих друзей-алхимиков (Фигала, 1975). Поэтому для знатоков жизни Кеплера вопрос состоит не в том, занимался ли он астрологией, а в том, почему он это делал: просто для заработка или веря в справедливость астрологии.

Некоторые исследователи считают, что астрология была для Кеплера не только средством заработка, но вполне органично вписывалась в рамки его мистического подхода к изучению Вселенной. На этом настаивает, например, Аллен Хайнек (1975), профессор астрофизики, сам имевший весьма широкий взгляд на научные исследования и даже основавший Центр изучения НЛО. Разносторонние интересы и увлечения Хайнека, которого одни называют астрономом, а другие — уфологом, как нельзя лучше демонстрируют неоднозначность личности ученого даже в ХХ веке. Что же говорить о Кеплере, жившим на четыре столетия раньше, в эпоху зарождения науки, в век энциклопедических интересов.

К тому же, я думаю, рассуждая о Кеплере-астрологе, непременно следует учитывать обстоятельства именно его, весьма непростой биографии. Из-за религиозных преследований и начавшейся Тридцатилетней войны он вынужден был скитаться по Европе и фактически потерял свой пост придворного математика императора Рудольфа II, правившего в те годы Праге. На склоне лет, в 1628 году, в поисках средств к существованию Кеплер принял приглашение Альбрехта Валленштейна, полководца армии Рудольфа II, и поселился в маленьком герцогстве Саган на окраине империи. Часто можно слышать, что при этом Кеплер принял пост личного астролога Валленштейна. Но вот что пишет об этом знаток жизни Кеплера Юрий Белый7:

Неверны утверждения биографов Кеплера о том, что тот стал личным астрологом Валленштейна. После того, как оба в мае 1628 г. уехали в разных направлениях из Праги, они почти не встречались: Валленштейн все это время находился при армии, Кеплер не уезжал до октября 1630 г. далеко от Сагана. В свите Валленштейна были другие астрологи, в частности генуэзец Цено (выведенный в драме Шиллера "Пикколомини" под именем Баптиста Сэни). Максимум, в чем нуждался Валленштейн по этой части, было точное вычисление положений планет, а уж он знал, что лучше автора "Рудольфинских таблиц" этого никто не сделает.

Чем же занимался Кеплер на службе у Валленштейна, в последние годы своей жизни? Вот как он сам оценивал свою деятельность на этом новом посту: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки. Свет ведь еще гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала"8.

Кеплера, — отца немалого семейства, — безусловно, прельстило назначенное ему Валленштейном хорошее жалование — 1000 гульденов в год. К тому же, его патрон обещал помощь в устройстве типографии, о которой Кеплер мечтал многие годы и в которой он рьяно взялся за издание своих трудов — "Эфемерид", вычисленных на основе "Рудольфинских таблиц", а также начатой им еще в юности научно-фантастической книги "Сон, или Посмертное сочинение о лунной астрономии" (Кеплер, 1982). Кроме этого, он взялся за издание гигантского архива наблюдений Тихо Браге, хотя полностью осуществить эту работу удалось только в ХХ веке.

Зарабатывая свой скудный хлеб как астролог, Кеплер довольно презрительно отзывался об этом ремесле: "Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем невежестве думают, что ею должен заниматься математик". Ярмарочное звездочтение было ему не по душе. "Астрологи, — писал Кеплер, — изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ".

Недвусмысленно выражая свое отношение к небесным знамениям, Кеплер все же занимался составлением гороскопов. Наиболее известны гороскопы, составленные им для Валленштейна. С этим честолюбивым воякой Кеплер был знаком многие годы и довольно хорошо представлял себе его характер. В гороскопах Кеплера были как промахи, так и попадания. Например, в 1608 г. было верно "угадано" стремление Валленштейна к власти, а также отмечалось совпадение деталей гороскопа Валленштейна и некоторых королевских особ. Очевидно, это льстило заказчику, но не делало его рабом прогнозов. Так, в гороскопе от 1624 г. Кеплер настоятельно советовал клиенту всеми средствами устраниться от войны. Но Валленштейн не внял совету и, со своей точки зрения, оказался прав: баталии 1626–1627 гг. принесли ему славу, почет, богатства и обширные владения.

А теперь вернемся на четверть века назад. В 1604 г., 9 октября, в созвездии Змееносца появилась исключительно яркая новая звезда. Это редкое явление не могло не привлечь внимания астрономов, в том числе и Кеплера. Предыдущее подобное событие, как мы уже знаем, наблюдалось в 1572 г. в созвездии Кассиопеи и было описано великим Тихо Браге. Подобно "звезде Тихо", новая в Змееносце 1604 года сияла ярче всех звезд на небе, сравнявшись по блеску с Венерой. Кеплер внимательно наблюдал за появлением и угасанием новой звезды и в 1606 г. опубликовал большой трактат "О новой звезде" ("De stella nova"), в 30-ти главах которого он пытается, разобрав это явление с различных точек зрения, выяснить его причины. Разумеется, в те годы он не мог решить этот вопрос и понять, что в действительности наблюдался взрыв состарившейся массивной звезды — вспышка сверхновой, по терминологии современных астрономов. Что же касается астрологического значения этого явления, то Кеплер говорит прямо: "Если кто спросит — что же случится? что предвещает эта звезда? — тому я отвечу без всяких колебаний: предвещает целую кучу всяких сочинений, которую напишут о ней различные ученые, и множество работы для типографий". Вспомнив немецкую пословицу "Новая звезда — новый король", Кеплер иронически добавляет: "Удивительно, что ни один честолюбец не воспользовался этим новым знамением" (Белый 1971, с. 115).

И все же в своем поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, "чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выбросили ребенка вместе с водой из ванны". До наших дней продолжается анализ предсказательных возможностей астрологии. Пока никакого "ребенка" в этой "ванне" не обнаружено; лишь мутная вода.

Справедливости ради заметим, что у Кеплера были основания опасаться перегибов в борьбе с астрологией; в те годы, как и позже, они случались. Например, Галилео Галилей (1564–1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло отрицательное отношение Галилея к астрологии, которой занимался Кеплер. Сам Галилей, хотя и был профессором университета, для заработка вынужден был организовать мастерскую по изготовлению телескопов. Как видим, ни Галилей, ни Кеплер не могли позволить себе заниматься чистой наукой.

При всем уважении к научному авторитету друг друга и при всей взаимной симпатии, присутствующей в их переписке, Галилей и Кеплер имели полярно-противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, проф. Н.И. Идельсон (1943) пишет9, что "для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру". В "Диалогах о двух системах мира", излагая устами Сальвиати свою теорию приливов Галилей говорит10:

Среди великих людей, рассуждавших об этом удивительном явлении природы, более всех других удивляет меня Кеплер, который, будучи наделен умом свободным и острым и хорошо знакомым с движениями, приписываемыми Земле, допускал особую власть Луны над водой, сокровенные свойства и тому подобные ребячества.

Сам Галилей развивал иную, "чисто механическую" теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, которое якобы вызывает периодические ускорения и замедления воды на ее поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. "Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку" (Идельсон 1943, с. 133), — с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю (к сожалению, выплескивая при этом "из ванны ребенка").

В письме от 21.05.1611 Галилей иронизирует по поводу астрологов, рассуждая, например, о том, "влияли" ли или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных "влияниях" не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет некоторым авторам относить Галилея к астрологам. В действительности Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Именно так рождалась современная наука.

Как видим, в вопросе об астрологии Галилей и Кеплер не разделяли взгляды друг друга: если Галилей отвергал ее в принципе, в любой форме, то Кеплер надеялся найти в ней рациональное зерно, которое поможет ему понять причину мировой гармонии. При этом он высмеивал уличную астрологию: "Тот астролог, который предсказывает что-нибудь исключительно по небу и не основывается на характере, душе, разуме, силе и внешности того человека, которому он предсказывает, идет ложной дорогой и дает совет наудачу"11. Несмотря на невероятное упорство и неутомимую изобретательность Кеплера, ему также не удалось обнаружить рациональное зерно в недрах астрологии. Но разве сегодня кто-то может поставить это ему в укор?

Противостояние Галилея и Кеплера по поводу влияния небесных сил на земные явления отражает общую ситуацию тех лет. Далеко не все астрономы в начале XVII века практиковали астрологию или просто уживались с ней. Например, профессор Упсальского университета (Швеция) астроном Мартин Олаф Стен (M.O. Stenius, 1574–1644), занимавший кафедру с 1605 по 1644 г., был известен как ярый противник астрологии. В частности, он критиковал астролога Зигфрида Форсиуса (S.A. Forsius, ?–1637), который по поручению короля Карла IX читал в университете курс астрологии в 1609–1610 гг. Сразу после смерти короля в октябре 1611 г. Стен опубликовал работу "Disputation mot astrologin" (Масликов, Вольф, 1997). Кстати, знакомство с биографией астролога Форсиуса выявляет любопытные детали: в 1607 г. свою работу о кометах он посвятил королю Карлу, а в 1609 г. издал в Стокгольме астрологический прогноз на 1611–1620 гг. с большим предисловием, посвящённым "сенаторам" Шведского королевства12. Именно тогда ему и поручили читать лекции в университете — любопытное совпадение. Впрочем, в 1619 г. глава Упсальского университета вообще запретил занятия астрологией.

Рождалась современная наука, близился Век просвещения. Английский философ Томас Гоббс (1588–1679) в те годы уверенно заявил: "Астрология не имеет ничего общего с наукой, а является лишь удобным маневром разбогатеть и опорожнить карманы глупой толпы". Мудрый философ не сделал никакого прогноза относительно судьбы этого "удобного маневра". Вероятно, он знал, что быстро может измениться всё, кроме человеческой сущности.

Итак, на заре современной науки судьба астрологии всё ещё переплеталась с развитием астрономии; да и сегодня астрология не подняла бы голову без астрономии, как не сможет вырасти лиана, не опираясь на прочный древесный ствол. Этот раздел я закончу словами известного московского астронома и знатока истории науки Петра Владимировича Щеглова (1932–2001):

Погружаться в древний период истории астрономии интересно, но в то же время трудно и рискованно. Широкий кругозор, хорошее знание астрономии, высокая общая культура и чутье историка — все эти качества необходимы специалистам, работающим в этой области. И действительно, нелегко разобраться в психологии наших далеких предков, из которых одни превращали науку о небе в своего рода религию, рассматривая наблюдения небесных тел как служение богам, а другие, не мудрствуя лукаво, находили в расположении светил подробные ответы на самые различные практические вопросы, возникающие в повседневной жизни. Несмотря на все достижения цивилизации, природа человека остается неизменной, и сегодня, как и тысячи лет назад, звездное небо своей таинственной глубиной притягивает взоры миллионов людей по всей планете, являясь источником неповторимых эмоций и глубокого эстетического наслаждения.

Ньютон и астрология

Из писем Цезаря:

Я получил в наследство это бремя суеверий… Вера в знамения… приходит к нам, освященная обычаями предков, дыша безмятежностью детства, она поощряет бездеятельных и утешает бездарных.

Торнтон Уайлдер "Мартовские иды".

Нынешние астрологи частенько говорят об одной фигуре, мимо которой и я не могу пройти. Как известно, диапазон научных интересов Исаака Ньютона (1642–1727) был чрезвычайно широк. А интересовался ли он астрологией? Весьма детально изучил этот вопрос голландский астроном и историк науки Роберт ван Гент (1993). Он утверждает, что в конце XVII в. научное сообщество уже совершенно не интересовалось астрологией, и в трудах крупнейших естествоиспытателей — таких как Гюйгенс и Ньютон, об астрологии вообще нет ни строчки. Правда, — добавляет ван Гент, — в современной астрологической литературе частенько утверждается, что Ньютон занимался астрологией тайно (подобно тому, как он действительно тайно занимался алхимией). В подтверждение того, что великий ученый интересовался звездочтением, нередко приводится исторический анекдот о том, что как-то раз в присутствии Ньютона его коллега Эдмонд Галлей (1656–1742) непочтительно отозвался об астрологии, на что Ньютон резко возразил: "Сэр Галлей! Я изучал этот предмет, а вы — нет!" Итак, изучал ли Ньютон астрологию?

К трехсотлетию создания величайшего труда Ньютона, "Математических начал натуральной философии" (1687), было опубликовано множество исследований его жизни и работ. Ни в одном из них не упоминается об астрологических интересах Ньютона. Более того, крупнейший исследователь его творчества, английский историк науки Дерек Томас Уайтсайд установил13, что среди 50 миллионов слов, вышедших из-под пера Ньютона, слово "астрология" не встречается ни разу! А утверждение, что в Оксфордской библиотеке хранится уникальная астрологическая рукопись Ньютона, оказалось неправдой.

В личной библиотеке Ньютона, насчитывавшей к моменту его смерти 1752 тома, было 477 книг по теологии, 169 по алхимии, 126 по математике, 52 по физики и 33 по астрономии; и лишь 4 книги, так или иначе, имели отношение к астрологии. Что же касается фразы, брошенной Ньютоном Галлею якобы в споре об астрологии, то историки восстановили весь путь рождения этого анекдота. Как известно, Ньютон был религиозный человек. Каждый раз, когда его младший коллега Галлей отваживался сказать что-либо неуважительное по отношению к религии, Ньютон прерывал его фразой "I have studied these things — you have not!"14.

По-видимому, те, кто говорит, что Ньютон занимался астрологией, недостаточно внимательно изучали его биографию. Мы можем обратиться к наиболее полному жизнеописанию великого физика в отечественной литературе — книге Владимира Карцева "Ньютон"15. Фигура гениального англичанина выписана в ней весьма подробно и, действительно, выглядит не столь однозначной, как в школьном учебнике физики. Помимо работы над естественнонаучными проблемами и математическими методами Ньютон был серьезно увлечен древнейшей историей и ее сопоставлением с библейскими текстами. Особенно глубоко он исследовал библейские пророчества и даже оставил после себя рукопись "История пророчеств"; возможно, это и стало причиной мифа о Ньютоне-астрологе. Но и в этой работе приемами астрологов Ньютон не пользовался. Он искал метафоры в библейских текстах, пытаясь перевести образный язык пророчеств на язык географии и истории. Основной труд Ньютона на эту тему был переведен на русский язык под названием "Замечания на книгу Пророка Даниила и Апокалипсис св. Иоанна" и издан в 1916 г.

На основе своих исследований Библии Ньютон занялся пересмотром древней истории цивилизации, собрав результаты этого труда в своей "Краткой хронологии". Вот как характеризует эту работу В. Карцев (1987, с. 363):

Основной идеей этого труда Ньютона было устранение расхождений между хронологией светской и хронологией Ветхого Завета. Причем за жесткую основу сопоставления бралась именно Библия. Таким образом, Ньютону нужно было привести в полное соответствие библейскую историю, насчитывающую до Христа четыре тысячи лет, и светскую историю, насчитывающую, например, для Египта почти пятнадцать тысяч лет. И Ньютон начинает безжалостно скашивать года Египту и другим странам. Его основной тезис — все народы сильно преувеличивают свою древность, стараясь выделиться друг перед другом. "Все нации, прежде чем они начали вести точный учет времени, были склонны возвеличивать свою древность. Эта склонность увеличилась еще больше в результате состязания между нациями". Чтобы подтвердить свою несуществующую древность, считает Ньютон, египетские жрецы пошли даже на то, чтобы пустить в ход миф об Атлантиде, смутив им Платона.

Ньютон отказывался верить в то, что во времена египетского Древнего царства в нем правило чуть не триста царей со средней продолжительностью каждого царства 33 года; Ньютон поступает с царями просто — находит в этом длинном списке похожие имена и сходные жизнеописания, считает обоих царей за одного и вычеркивает всех промежуточных. Так Ньютон сократил сразу чуть не сотню царей и убавил Египту древности на несколько тысячелетий. Он пошел и дальше, приняв за среднюю продолжительность царствования не 33 года, а 18–20 лет. Это сократило историю еще почти вдвое, ибо промежутки времени для светской истории умножались теперь на 4/7. Для того чтобы египетская история стала еще короче, он делает смелый шаг, отождествляя египетского царя Сесостриса с Осирисом-Вакхом. Тогда Египетское государство начинается с XI века до нашей эры.

Такими приемами ему удалось жестко совместить библейскую и светскую историю, найти связующие их имена и исторические события. Здесь со стороны Ньютона — масса произвола, неточностей и натяжек; но в то время, когда не знали ценности археологических раскопок, не расшифровали клинописных табличек, его работа выделялась среди других благодаря его остроумию, а также владению им астрономическими, математическими и филологическими методами и, наконец, в силу страсти, которую он вложил в эти изыскания.

Ньютон утверждал, что точность его исторических построений лежит в пределах 5–10 лет; в редких случаях он соглашался на двадцатилетнее расхождение с истинной хронологией. Он указывал, что им достигнуто совпадение астрономического и исторического пути доказательств. Заметим, что в те годы астрономические доказательства были новинкой в исторических исследованиях; Ньютон и здесь открыл новое направление. Спустя три столетия этим же путем в своих исторических изысканиях прошел другой известный математик — российский академик Анатолий Тимофеевич Фоменко. Я рад, что тема моей книги не требует углубляться в эти весьма неоднозначные исследования.

Что же касается Ньютона и астрологии, то мне известно лишь два замечания его биографов на эту тему. Своему племяннику Джону Кондуиту (1688–1737) Ньютон рассказывал, что его увлечение точными науками значительно усилилось летом 1663 г., когда, уже будучи студентом Кембриджского университета, он купил на ярмарке книгу по астрологии и хиромантии; как раз одну из тех четырех, что сохранились в его библиотеке. Озадаченный невразумительными диаграммами и вычислениями, попавшимися ему в этой книге, Ньютон купил несколько серьезных руководств по геометрии и математике (Евклида, Декарта и др.) и вскоре "убедился в тщетности и пустоте научных претензий юдициарной астрологии" (ван Гент, 1993).

Второй случай произошел уже в годы глубокой старости гения: одному из своих собеседников Ньютон рассказывал как-то, что родился он на Рождество 1642 года, и что, как он полагает, "Рождество — вообще очень благоприятный момент для рождения гениев" (Карцев 1987, с. 398). Мне трудно решить, чего в этих словах больше — юмора или тщеславия, но уж явно не астрологии».

Примечания

  1. De Robertis М.М., Delaney P.A. Mercury, 1994, № 5, р. 23.
  2. Козенко А.В. Артур Стенли Эддингтон. 1882–1944. М.: Наука, с. 35.
  3. Паннекук А. История астрономии. М.: Наука, 1966.
  4. Гурев Г.А. Астрология и религия. М. 1940.
  5. Белый Ю.А. Тихо Браге. М.: Наука, 1982.
  6. Beer A., Beer P. (Eds.) Kepler: four hundred years. Vistas in Astronomy. 1975. Vol. 18. Oxford: Pergamon Press.
  7. Белый Ю.А. Иоганн Кеплер. М.: Наука, 1971.
  8. Мейер М.В. Мироздание. СПб.: Просвещение, 1902.
  9. Идельсон Н.И. Галилей в истории и астрономии. В сб. Галилео Галилей. Под ред. ак. А.М. Деборина. М.–Л.: Из-во АН СССР, 1943.
  10. Галилео Галилей. Диалог о двух главнейших системах мира. М.–Л.: Гостехиздат, 1948.
  11. Клейн. Астрономические вечера. М.: М.В. Клюкина, 1987.
  12. Куталев Д.Р., 2000: Новая астрологическая энциклопедия. http://encyclopedia.astrologer.ru.
  13. Cowling T.G. Isaac Newton and Astrology. 1977. Leeds: Leeds University Press.
  14. Van Gent R.H. Isaac Newton and Astrology. Witness for the Defence or for the Prosecution? 1993. Correlation: Journal of Research into Astrology, vol. 12, № 1, p. 33–37.
  15. Карцев В. Ньютон. М.: Молодая гвардия, 1987.
Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий

Добавить комментарий