Светскость государства в Российской Федерации

Теоретико-прикладное исследование за 2016-й — начало 2017 года


Данное теоретико-прикладное научное исследование посвящено изучению теоретических и практических проблем реализации светскости государства и свободы совести в Российской Федерации. Основу работы составили: фундаментальные теоретические разработки; юридические документы; материалы мониторинга; материалы гражданских организаций и средств массовой информации, иные открытые источники.

С позиций новой парадигмы рассмотрены основные теоретико-правовые вопросы светскости государства, свободы совести и смежных понятий. С учётом фактора глобализации общественных отношений исследовано влияние коррупции в отношениях государства и религиозных объединений.

Детальному анализу подвергнуты вопросы соблюдения принципа светскости государства на всех уровнях государственной власти и исследованы нарушения прав человека в сфере свободы совести в 2016-м — начале 2017 года. Рассмотрена деятельность движения противников нарушения светскости государства и их преследование в Российской Федерации.

Заключительная часть содержит выводы и рекомендации для Российской Федерации, направленные на реализацию принципа светскости государства.

Работа подготовлена для научных работников, преподавателей, аспирантов, студентов, законодателей, государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов, участников правозащитного движения, всех интересующихся проблемами свободы совести и светскости государства.

Рекомендуется для использования в качестве учебного пособия по дисциплинам «Конституционное право», «Образовательное право», «Обществознание», «Права человека», «Правовые основы толерантности», «Свобода совести».

Рецензенты:

Алейникова С.М. Кандидат социологических наук, начальник отдела технологий кадровой работы Центра исследований государственной кадровой политики НИИ теории и практики государственного управления, учёный секретарь проблемного совета по общественно-политическим наукам, доцент кафедры государственного управления социальной сферой и белорусоведения Академии управления при Президенте Республики Беларусь. Рецензия.

Иванеев С.В. Кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и международного права МФПУ «Синергия».

Мозговой С.А. кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник, сопредседатель Совета Института свободы совести.

Макет книги к печати и её электронную версию подготовил Роман Кураков.

Загрузить pdf.
Загрузить версию с разворотом страниц.

Просим не забывать указывать авторов и источники при публикации книги и цитировании исследования.

ISBN: 978-5-4485-3021-0


This theoretical-applied scientific research is devoted to the study of theoretical and practical problems of the secular state and freedom of conscience in the Russian Federation. The basis of the work were: fundamental theoretical frameworks; legal documents; materials of human rights monitoring; materials of civil organizations and mass media, and other open sources.

From the standpoint of the new paradigm, the main theoretical and legal issues of secularism of the state, freedom of conscience and related concepts are examined, the influence of state policy and civil society institutions is investigated.

The researcher conducted an in-depth study on observance of the principle of state secularism at all levels of government, investigated violations of human rights in the field of freedom of conscience in 2016 — early 2017, and examined the activities of the opponents of state secularism violations and their persecution in the Russian Federation.

The final part contains the conclusions and recommendations for the international community and the Russian Federation aimed at implementing the principle of secularity of the state and other subjects of international law.

It is recommended for use as a textbook on the subjects «Constitutional Law», «Educational Law», «Social Studies», «Human Rights», «Legal Foundations of Tolerance», «Freedom of Conscience».

Содержание

Введение

I. Проблема понятийно-категориального аппарата исследования светскости государства

II. Правовое регулирование в сфере светскости государства и его трансформация

III. Нарушения конституционного принципа светскости государства в Российской Федерации
1. Нарушения светскости законодательной власти
2. Нарушения светскости исполнительной власти
3. Нарушения светскости государственной и муниципальной системы образования
4. Нарушения светскости в сфере СМИ и массовых коммуникаций
5. Нарушения светскости в Вооружённых силах, других войсках и воинских формированиях
6. Нарушения светскости в местах заключения под стражу и лишения свободы
7. Нарушения светскости судебной власти

IV. Гражданский активизм, общественное движение противников нарушения светскости государства и их преследование в Российской Федерации

V. Иные нарушения конституционных прав человека в сфере свободы совести в РФ

Заключительная часть: выводы и рекомендации

Приложение

Введение

Светскость государства неразрывно связана с понятием свободы совести, которая является важнейшей составляющей индивидуальной свободы. В свою очередь, индивидуальная свобода воплощается в правах человека. Иными словами, светскость государства выступает в качестве важнейшей гарантии прав человека, включая свободу совести.

Свобода совести как свобода мировоззренческого выбора является основой свободы как таковой, системообразующим правом в системе прав человека. Представляется не вполне корректным говорить, что одно право является более важным по сравнению с другим. Но без должной реализации свободы совести вся система прав человека подвержена угрозам.

Попрание светскости государства и свободы совести сопровождается повышением рисков перехода к авторитаризации власти, к массовым нарушениям прав человека, к росту ксенофобии, нетерпимости, дискриминации и насилию на их почве. Именно это происходит сегодня в России.

В Уставе ООН, заложившем основу современной международно-правовой защиты и принятом 26 июня 1945 года, говорится о решимости «избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принёсшей человечеству невыразимое горе, и вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций и создать условия, при которых могут соблюдаться справедливость и уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права, и содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе».

Следует особо отметить обязательство государств-членов ООН «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии».

Таким образом, «посредством Устава, все государства-члены ООН юридически связаны в борьбе за полную реализацию всех прав и свобод человека» [1], что фактически означает международное признание принципа уважения прав человека.

Через четверть века в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединённых Наций, принятой резолюцией 2625 (XXV) Генеральной Ассамблеи ООН от 24 октября 1970 года, говорится об обязательствах государств: поддерживать и укреплять международный мир, основанный на свободе, равенстве, справедливости и уважении основных прав человека; сотрудничать в установлении всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех и в ликвидации всех форм расовой дискриминации и всех форм религиозной нетерпимости; содействовать путём совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод в соответствии с Уставом.

В 1975 году был принят Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, в котором уважение прав человека вне зависимости от различий (расы, пола, языка и религии), включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, было закреплено в качестве принципа международного права. В частности, государства-участники взяли на себя обязательства уважать право признавать и уважать свободу личности исповедовать, единолично или совместно с другими, религию или веру, действуя согласно велению собственной совести.

Несколько позже принцип уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии и убеждений, был развит в международных документах, получивших название Международный билль о правах человека (Всеобщая декларация прав человека (1948), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966) и два факультативных протокола к нему).

Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, закрепила право каждого человека на свободу мысли, совести и религии. Далее поясняется, что это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов (статья 18). В статье 2 говорится, что каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашёнными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, принятый резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года (вступил в силу 3 января 1976 года), содержит юридические обязательства государств-участников, которые «обязуются представлять доклады о принимаемых ими мерах и о прогрессе на пути к достижению соблюдения прав, признаваемых в этом Пакте» (статья 16).

Кроме принятия законодательных мер, участвующие в Пакте государства обязались «гарантировать осуществление провозглашённых прав без какой бы то ни было дискриминации, как то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства» (статья 2).

Государства-участники, «признавая право каждого человека на образование, соглашаются, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и создание её достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам». Также государства считают, что «образование должно способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами и содействовать работе Организации Объединённых Наций по поддержанию мира». Также документ содержит обязательства «уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями» (статья 13).

Международный пакт о гражданских и политических правах принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года и содержит юридические механизмы реализации положений данного документа, среди которых важное место занимает Комитет по правам человека (часть IV).

Данный пакт в схожих с вышеупомянутыми документами формулировках закрепляет права человека «без различия в том числе в отношении религии и иных убеждений или иного обстоятельства» (статья 2). Также ссылка на статью 2 содержится в статье 25, запрещающей ограничение права «в сфере участия в ведении государственных дел, голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, в сфере государственной службы». Запрет дискриминации на основе религии распространяется на период чрезвычайного положения в государстве, «при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется» (статья 4). Дополнительно закрепляется право каждого ребёнка на «защиту без всякой дискриминации, в том числе по мотивам религии» (статья 24), на «равенство перед законом и равную защиту закона без всякой дискриминации» (статья 26).

Почти слово в слово с текстом Всеобщей декларации прав человека документ гласит, что «каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии». И далее раскрывается содержание данного права в теснейшей связи с религиозной свободой, которой фактически противопоставляются убеждения (статья 18). Пакт закрепляет права религиозных меньшинств «совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять её обряды, а также пользоваться родным языком» (статья 27). С вышеупомянутыми нормами взаимосвязаны положения статьи 19, каждому гарантирующей свободу мнений, а также статьи 20, запрещающей «выступление в пользу религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию».

В соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года), Комитет по правам человека может «принимать и рассматривать сообщения от отдельных лиц, утверждающих, что они являются жертвами нарушений какого-либо из прав, изложенных в Пакте, но только применительно к государству — участнику протокола и при исчерпании всех внутренних средств защиты».

На основе анализа основополагающих универсальных документов, составляющих Билль о правах человека, можно сделать вывод, что они выступили важным этапом эволюции международно признанной свободы совести. Однако нельзя не отметить, что они направлены в основном на защиту религиозной свободы и не соответствуют принципу правовой определённости, требованиям современной юридической техники.

В частности, попытки преодоления многочисленных терминологических противоречий предпринимались Комитетом ООН по правам человека. Однако Замечания общего порядка Комитета ООН по правам человека № 22 (48) — «Свобода мысли, совести и религии» (статья 18) от 1993 года и № 23 (50) — «Права меньшинств пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять её обряды» (статья 27) от 1994 года не повысили эффективность соответствующих международно-правовых норм. Комитет ООН по правам человека был создан для контроля за исполнением государствами-участниками и во исполнение части IV (статьи 28–45) Международного пакта о гражданских и политических правах. Кроме рассмотрения докладов и жалоб о нарушениях, среди полномочий Комитета значится разработка замечаний общего порядка, носящих рекомендательный характер.

Несмотря на позитивные желания, обозначенные во введении к документу CCPR/C/21/Rev.1, эксперты Комитета по правам человека оказались не способны отойти от устаревших подходов. Как следствие, попытки уточнения определений ключевых понятий оказались безуспешны. Авторы Замечаний не смогли отказаться от юридически не определённого понятия «религия», ограничившись пожеланием, что понятия «убеждения» и «религия» следует толковать и применять широко, без дискриминации. Декларативным выглядит мнение экспертов о том, что «наличие в государстве — участнике Пакта государственной, официальной или традиционной религии, приверженцы которой составляют большинство населения, не должно ни наносить ущерб осуществлению любого из прав, закреплённых в Пакте, включая статьи 18 и 27, ни вести к дискриминации в отношении приверженцев других религий или лиц, не исповедующих никакой религии».

На самом деле анализ практики показывает, что наличие государственной, официальной или «традиционной» религии неизбежно ведёт к нарушениям свободы совести и иных прав человека. Что касается используемых формулировок, подразумевающих наличие приверженцев той или иной религии, составляющих большинство (меньшинство) населения, то такой подход является крайне спорным с правовой точки зрения.

Вопросы, затрагивающие сферу свободы совести, содержатся также в иных юридически обязательных и рекомендательных универсальных международно-правовых документах: Конвенции о предотвращении и наказании за преступления геноцида (1948 года), Конвенции о статусе беженцев от (1951), Конвенции о статусе апатридов (1954), Конвенции о борьбе с дискриминацией в области образования (1960), Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979), Конвенции о правах ребёнка (1989), Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам (1992), Декларации принципов терпимости (1995) и других.

Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 1981 года, несмотря на то, что «не имеет обязательного статуса», весьма спорно считается документом с высоким уровнем морального значения (suasion). «Государства расценивают Декларацию 1981 года или по крайней мере некоторые её положения как нормативные и как часть международного права» [2].

Можно заключить, что эффективность универсальных международных документов в сфере свободы совести крайне низка, в силу, прежде всего, игнорирования принципа светскости государств и уже упомянутых выше терминологических противоречий.

Кроме универсальных, были приняты многочисленные и также весьма спорные с правовой точки зрения документы в сфере свободы совести и на региональных уровнях. Особенно в условиях усиления глобальной взаимозависимости представляется актуальным рассмотрение вопроса соответствия универсальных и региональных документов в сфере свободы совести.

Документы Совета Европы, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Европейского союза подтвердили приверженность государств-участников свободе мысли, совести и религии, закреплённым в универсальных международно-правовых документах. Представляется позитивным, что основополагающие права человека рассматриваются как необходимое условие мира, а их нарушения — в качестве угроз безопасности в Европе. Также государства-участники взяли на себя обязательства противодействовать нарушениям в сфере свободы совести, ксенофобии, нетерпимости и дискриминации.

Здесь следует отметить особую роль Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 1950 года и Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). При этом ЕСПЧ, несмотря на многочисленные проблемы, является реально действующим механизмом защиты декларируемых прав человека в сфере свободы совести.

Однако некоторые рекомендации Совета Европы основаны на принципах и понятийном аппарате, не соответствующих принципу правовой определённости и требованиям современной юридической техники, что не может содействовать утверждению принципов свободы в области свободы совести.

Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека от 1995 года содержит формулировки, закрепляющие ценности, в целом соответствующие универсальным и европейским документам. Они повторяют и слабые места упомянутых документов, определяющих низкую эффективность соответствующих норм. Однако, по сравнению с европейским, механизм СНГ является более слабым, поскольку не содержит действенных процедур рассмотрения жалоб.

Документ Африканского союза «Африканская хартия прав человека и народов» от 1981 года декларирует свободу совести и запрещает дискриминацию, но, по сравнению с универсальными документами, круг прав в данной сфере несколько урезан. Кроме того, механизм реализации нельзя считать эффективным. Представляется актуальным приведение документов Африканского союза в соответствие с универсальными документами.

Конвенция Организации американских государств о правах человека от 1969 года содержит нормы, в целом соответствующие универсальным документам в сфере противодействия расизму, дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

Декларация стран — членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) от 2012 года закрепила право каждого на свободу мысли, сознания и религии, а все формы нетерпимости, дискриминации и разжигание вражды на основе религии и верований должны пресекаться. Декларируется защита со стороны закона без дискриминации на основе пола, расы, возраста, языка, религии, политических и других взглядов, национального или социального происхождения, экономического статуса, рождения, инвалидности или другого статуса. Однако этот документ весьма дискуссионно ставит реализацию прав человека на региональном и национальном уровне в зависимость от разных политических, экономических, правовых, социальных, культурных, исторических и религиозных предпосылок.

Исламская декларация прав человека (Каирская декларация о правах человека в исламе) от 1990 года и Арабская хартия прав человека и народа в арабском мире от 2004 года ставят реализацию прав человека в сфере свободы совести в зависимость от доктринальных установок исламского шариата. Документ не в полной мере соответствуют принципам универсальных международно-правовых документов и не способствует реализации свободы совести, противодействию расизму, дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

В контексте результатов анализа универсальных и региональных документов в сфере свободы совести следует согласиться с мнением экспертов, выступающих за международно-правовое закрепление светскости государства как мировоззренческого нейтралитета.

Пока приходится лишь констатировать, что светскость государства (как его мировоззренческий нейтралитет), являясь важнейшей гарантией реализации свободы совести и защиты от нетерпимости и дискриминации, никак не обозначена в международно-правовых документах [3], что создаёт почву для нарушений прав человека и конфликтов.

Несомненно, «закрепление в основополагающих международно-правовых документах всемирной защиты прав и основных свобод человека, в том числе прав человека на свободу совести и вероисповедания, является важнейшим достижением современного международного права» [4].

Но также приходится признать, что не вполне адекватное понимание современных общественных отношений и нерешённые теоретико-правовые проблемы значительно снижают эффективность международно-правовых документов в области международно признанной свободы совести. Анализ соответствующих принципов и норм выявил их дефектность, противоречивость и коллизионность.

М. Роун отмечает, что «борьба за свободу вероисповедания длится уже много веков, результатом чего явились бесчисленные и трагичные конфликты. XX век явился свидетелем кодификации общих ценностей, относящихся к свободе вероисповедания, хотя острота столкновений не ослабла… После принятия Всеобщей декларации попытки разработать реализуемый международно-правовой инструмент в отношении права на свободу религии и убеждений были безуспешными» [5].

Низкая эффективность международной системы защиты свободы совести привела к нарушению этноконфессионального баланса международных отношений и выступила катализатором обострения глобальных проблем человеческой цивилизации. В частности, последнее время глобальные вызовы весьма остро проявляют себя в сфере международной безопасности.

Представляется крайне актуальным повышение эффективности универсальных международно-правовых документов в сфере свободы совести на основе их реформирования, а также приведение в соответствие с ними региональных и внутригосударственных документов.

Необходимы принципиально новые подходы к реформированию принципов и норм в сфере международно признанной свободы совести в качестве одной из основ прогрессивного развития международного права.

В указанном контексте необходима серьёзная модернизация международно-правовых и внутригосударственных норм в сфере свободы совести, которые необходимо привести в соответствие с требованиями современной юридической техники.

В свою очередь, повышение эффективности упомянутых выше документов требует создания адекватной системы гарантий реализации свободы совести на основе принципа мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права.

Представляется целесообразным нормативное закрепление принципа мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права. Необходимо обсуждение этого вопроса в рамках экспертных структур универсальных международных организаций и формирование соответствующей международной программы. С учётом проблемы согласования различных подходов к пониманию светскости, применительно к международному праву предлагается применять понятие «международноправовой мировоззренческий нейтралитет субъектов международного права», под которым следует понимать индифферентность государств и иных управомоченных субъектов международного права по отношению к мировоззренческой сфере во всех её правомерных проявлениях.

Для достижения этих целей предлагается решение следующих задач:

  • разработка и согласование современной теоретико-правовой модели мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права на основе новой парадигмы (модели), устраняющей противоречия основополагающих принципов и понятийного аппарата;
  • реформирование универсальных и региональных международно-правовых принципов и норм на основе современной теоретико-правовой модели мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права;
  • реформирование внутригосударственных правовых систем на основе современной теоретико-правовой модели и международно-правовых принципов и норм мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права;
  • формирование и совершенствование международно-правовой и внутригосударственных систем гарантий реализации международно признанных прав человека, включая свободу совести, на основе принципа мировоззренческого нейтралитета государств и других субъектов международного права;
  • реформирование системы международной защиты свободы совести на основе новой парадигмы, устраняющей противоречия основополагающих принципов и понятийного аппарата на основе перехода от концепции религиозной свободы для верующих (не отрицая, но расширяя) к свободе совести как свободе мировоззренческого выбора для каждого, без разделения на верующих и неверующих;
  • реформирование внутригосударственных правовых институтов свободы совести на основе современных теоретико-правовой модели и международно-правовых норм [6].

Взяв курс на построение правового государства в конце 80-х годов прошлого века, Российская Федерация обязалась привести своё национальное законодательство в соответствие с положениями международно-правовых документов.

Как отмечает О.И. Тиунов, в условиях современных общественных отношений «происходит сближение конституционных норм о правах человека и соответствующих норм международного права. Это сближение осуществляется в рамках согласования норм, содержащих международные обязательства России в сфере прав человека, и норм о гарантиях прав человека во внутригосударственных правовых нормативных актах» [7].

Особо отмечается, что «и в международном, и во внутригосударственном регулировании нормы о правах человека взаимосвязаны, неотделимы друг от друга и должны применяться в контексте содержания друг друга» [7].

22 ноября 1991 года Верховным Советом РСФСР была принята Декларация прав и свобод человека и гражданина. Декларация принята с целью утверждения прав и свобод человека, его чести и достоинства как высшей ценности общества и государства. Особо отмечена необходимость приведения законодательства РСФСР в соответствие с общепризнанными международным сообществом стандартами прав и свобод человека.

В соответствии со статьёй 14 Декларации каждому гарантируется «свобода совести, вероисповедания, религиозной или атеистической деятельности». Далее говорится, что «каждый вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выбирать, иметь и распространять религиозные либо атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона».

Статья 3 гарантирует равенство прав и свобод «независимо от расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

В соответствии со статьёй 15 «каждый гражданин РСФСР, убеждениям которого противоречит несение военной службы, имеет право на её замену выполнением альтернативных гражданских обязанностей в порядке, установленном законом».

Обращает на себя внимание закреплённая в Декларации свобода атеистической деятельности, а также упоминание права свободно выбирать, иметь и распространять атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними. Данная формулировка не встречается ни в международно-правовых стандартах, ни в более поздних российских документах.

О приверженности современной России общепризнанным принципам и нормам международного права свидетельствует целый ряд статей Конституции РФ, среди которых важнейшая роль отводится статье 14, закрепляющей светскость государства.

К сожалению, приходится констатировать, что многие конституционные формулировки носят в значительной мере расплывчатый характер, не полностью учитывают сущность светскости государства и свободы совести. В результате они, вопреки Конституции РФ, ставятся в зависимость от религиозной политики и государственно-конфессиональных отношений.

В условиях России, из-за нарушения принципа светскости государства в виде конфессиональных предпочтений власти, вышеупомянутые конституционные формулировки изначально обречены на произвольное толкование со стороны структур государства. В результате нарушения прав человека в сфере свободы совести оказываются в значительной мере предопределёнными.

Данное теоретико-прикладное научное исследование посвящено изучению теоретических и практических проблем светскости государства и свободы совести в Российской Федерации. Основу работы составили: фундаментальные теоретические разработки; юридические документы; материалы правозащитного мониторинга; материалы гражданских организаций и средств массовой информации, иные открытые источники.

С позиций новой парадигмы рассмотрены основные теоретико-правовые вопросы светскости государства, свободы совести и смежных понятий, исследовано влияние государственной политики и институтов гражданского общества.

Детальному анализу подвергнуты вопросы соблюдения принципа светскости государства на всех уровнях государственной власти и исследованы нарушения прав человека в сфере свободы совести в 2016-м — начале 2017 года. Рассмотрена деятельность движения противников нарушения светскости государства и их преследование в Российской Федерации.

Источники и комментарии

1. Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М.: Московская школа прав человека, 2000. С. 11.

2. Дейвис Д. Эволюция религиозной свободы как универсального права человека: исследование роли декларации ООН 1981 года о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений. Защита личности от дискриминации: хрестоматия. В 3 т. Т. 3 — М.: Новая юстиция, 2006. — С. 200.

3. Бурьянов С.А. Международно-правовые документы в области свободы совести и практика их реализации в Российской Федерации: теоретико-прикладное исследование за 2011 год. — М.: Московская Хельсинкская группа, 2012. С. 227–228.

4. Валеев Р.М. Международная защита прав человека на свободу совести и религии. Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева. № 2 (76), 2012. С. 126.

5. Роун М. Право на свободу религии или убеждений. Учебное пособие. Миннесота: Центр по правам человека Университета Миннесоты, 2003. URL: http://www1.umn.edu/humanrts/russian/edumat/studyguides/Rreligion.html (дата обращения: 17.02.2017).

6. Бурьянов С.А. Светскость государства и международно признанная свобода совести. Теоретико-прикладное исследование за 2015-й — начало 2016 года. М.: Полиграф-Сервис, 2016. — С. 212.

7. Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации. Под редакцией О.И. Тиунова — М.: Норма, 2005. С. 590.

I. Проблема понятийно-категориального аппарата исследования светскости государства

Корректность понятийно-категориального аппарата оказывает значительное влияние на практическую реализацию провозглашённых принципов в сфере светскости государства и свободы совести. Следует особо подчеркнуть, что в юриспруденции применение некорректных терминов, не имеющих чётких правовых критериев, провоцирует появление заведомо ложных ситуаций, создающих изначально непреодолимые препятствия на пути реализации декларируемых принципов.

Светское государство — мировоззренчески нейтральное государство, принципиально не приемлющее никакого мировоззрения (в том числе религиозного или антирелигиозного) в качестве официальной идеологии, обеспечивающее каждому человеку возможность свободного мировоззренческого выбора. Мировоззренческий нейтралитет государства — одна из важнейших гарантий свободы мировоззренческого выбора. В светском государстве все общественные объединения должны быть отделены от государства и иметь равный правовой статус [1].

Клерикальная идеологизация государства — нарушение мировоззренческого нейтралитета, выражающееся в сращивании институтов государства с одной из конфессий, доктринальные установки которой используются в качестве государственной идеологии. Клерикальная идеологизация коснулась в РФ государственной системы образования, силовых структур, органов власти и государственного управления. Клерикальная идеологизация ведёт к нарушению принципов свободы совести (статья 28 Конституции РФ), противоречит таким основам конституционного строя, как светскость государства и равенство религиозных объединений (статья 14), идеологическое многообразие (статья 13) [2].

Свобода совести — системообразующее право в системе прав человека, основополагающее неотъемлемое право человека на свободный мировоззренческий выбор, не влекущий за собой ограничения в других гражданских правах и свободах или их утрату, а также непротивоправное поведение, основанное на этих убеждениях.

Свобода совести как субъективное право каждого человека включает в себя право формировать, выбирать, иметь, менять, отстаивать и распространять убеждения, право придерживаться убеждений и право отказываться от них, а также право действовать (бездействовать) в соответствии с убеждениями при условии непротивоправности внешне выраженного поведения индивида [3].

С правовой точки зрения специальное выделение свободы вероисповедания (религии) не представляется корректным. Иными словами, свобода вероисповедания (религии) должна считаться частью свободы мировоззренческого выбора, как бы поглощаясь ею. Необходим отказ от специального правового статуса «религиозное объединение» и соответствующего «специального» правового регулирования. Это значит, что регулирование общественных отношений в сфере свободы совести должно осуществляться на общих правовых основаниях.

Правовой институт свободы совести — юридическое выражение свободы совести в отдельно взятом государстве. Складывается он из различных действующих в государстве юридических источников, регламентирующих эту свободу [4].

В Российской Федерации правовой институт свободы совести состоит из следующих элементов:

  • Конституция Российской Федерации (нормы Конституции, фиксирующие основные положения свободы совести);
  • международно-правовые акты о правах человека, закрепляющие свободу совести в тех или иных её интерпретациях (общепризнанные принципы и нормы международного права в области свободы совести);
  • международные договоры Российской Федерации (в частях, относящихся к обеспечению свободы совести);
  • федеральное законодательство, регулирующее защиту и ограничение свободы совести в Российской Федерации;
  • договоры между государственными органами Российской Федерации и её субъектов, касающиеся обеспечения свободы совести;
  • конституции (уставы) и иные правовые акты субъектов Российской Федерации, направленные на дополнительное регламентирование свободы совести в целях её защиты в соответствующем субъекте исходя из его историко-культурной специфики;
  • решения органов местного самоуправления, затрагивающие вопросы реализации свободы совести;
  • судебная практика всех уровней по спорам о свободе совести (решения как международных судов по правам человека в отношении России, так и отечественных органов судебной системы во главе с Конституционным судом Российской Федерации) [5].

Сущностью свободы совести выступает признание индивидом многообразия, уважение и поведенческая терпимость к мировоззренческому выбору (взглядам, убеждениям, мировоззрению в целом) других, а также непротивоправному поведению (поступков и деяний в виде действий либо бездействия) других лиц [6].

В отечественных законодательстве, правоприменении и деятельности государственных органов отсутствует единое понимание светскости государства. Нередко доминирует понимание светскости государства как секулярного (нерелигиозного). Таким образом, одно понятие определяется через другое неопределённое понятие, создавая почву для злоупотреблений в деятельности государственных органов.

При этом единственная юридически корректная трактовка светскости государства как мировоззренческого нейтралитета, подразумевающая индифферентное отношение государства к религии, исключается в угоду политическим компромиссам и сотрудничеству государства с полезными для власти религиозными организациями [7]. В результате Россия лишь декларируется в качестве светского государства, а в реальности её государственные органы не нейтральны к различным мировоззрениям и проводят их селекцию [8].

В конечном итоге в результате определения понятия и содержания светскости государства через юридически не определённое понятие «религия» и производные от него в значительной мере предопределяются нарушения одной из основ конституционного строя.

В качестве решения данной проблемы представителями современной юридической науки были выработаны новые подходы к понятию и содержанию светскости государства. Светскость государства подразумевает его индифферентность в мировоззренческой сфере, то есть отказ от специального контроля (невмешательство при условии соблюдения закона), неидентификацию (в силу невозможности создания научных критериев), отказ от специальных привилегий, отделение и равноудалённость от мировоззренческих организаций [9].

С точки зрения приоритета правового подхода юридически корректным является определение светскости государства как мировоззренческого нейтралитета, поскольку правового определения «религии», а значит и «религиозного», не существует. Только в этом случае светскость — одна из важнейших гарантий свободы мировоззренческого выбора.

Так как равенство различных объединений является необходимым условием их мирного сосуществования, что особенно актуально в многонациональных и поликонфессиональных государствах, то у правового светского (мировоззренчески нейтрального) государства вообще не должно быть специальных вероисповедных (религиозных) политики и органов.

Так как принцип светскости государств до сих пор не закреплён в международно-правовых документах, то во многих странах, в основном относящихся к религиозной правовой семье, он даже не декларируется.

Более того, этот принцип недостаточно разработан на теоретико-правовом уровне и не нашёл своего адекватного отражения не только в принципах и нормах международного права, но и в рекомендательных актах международных организаций [10].

На внутригосударственном уровне принцип светскости декларируется в большинстве современных государств, а объективной тенденцией отношений государства с религиозными объединениями является постепенный отказ от привилегированного положения в пользу их равенства. Однако практически во всех государствах имеются серьёзные проблемы с реализацией принципа светскости.

В некоторой мере проблемы вытекают из наличия весьма дискуссионных «моделей» отношений государства с религиозными объединениями, которые позволяют оправдывать, несмотря на конституционные принципы светскости государства и равенства религиозных объединений, существование элементов государственных конфессиональных предпочтений.

Как следствие, мировая система защиты международно признанной свободы совести оказалась крайне неэффективной. В свою очередь, это в значительной мере предопределило этноконфессиональный дисбаланс всей системы международных отношений и предельное обострение глобальных проблем человеческой цивилизации.

Применительно к субъектам международного права можно выделить следующие составляющие принципа мировоззренческого нейтралитета: международно-правовой мировоззренческий нейтралитет государств; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет иных управомоченных субъектов международного права; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет межправительственных организаций; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет государствоподобных образований; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет народов, борющихся за независимость; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет международных неправительственных организаций; международно-правовой мировоззренческий нейтралитет субъектов федераций и административно-территориальных единиц унитарных государств [11].

К основным признакам международно-правового мировоззренческого нейтралитета субъектов международного права (государств и иных управомоченных субъектов) относятся следующие: неидентификация мировоззренческой сферы (в силу невозможности создания правовых критериев, в том числе несоответствия принципу правовой определённости и современной юридической техники); индифферентность в мировоззренческой сфере, то есть отказ от специальных политики, органов, контроля (невмешательство при условии соблюдения закона); запрет дискриминации индивидов и их объединений в том числе по мотивам мировоззренческой принадлежности; юридическое равенство общественных некоммерческих объединений; отказ от специальных отношений с мировоззренческими объединениями (отношения осуществляются на общих с общественными некоммерческими объединениями основаниях); отказ от специальных привилегий и ограничений для мировоззренческих объединений (отделение и равноудалённость от мировоззренческих организаций); отказ от юридического закрепления, какого либо мировоззрения и/или идеологии в качестве государственных и/или доминирующих; обеспечение системы гарантий реализации свободы мировоззренческого выбора каждому индивиду; отказ от формирования межправительственных организаций по мировоззренческим основаниям; обязательство соблюдения принципов мировоззренческого нейтралитета, признанных международным сообществом, мировоззренчески ориентированными государствоподобными образованиями, народами, борющимися за независимость, международными неправительственными организациями и иными субъектами МП в сфере международных отношений.

Серьёзной проблемой является то, что в современном мире нет государств, соблюдающих принцип светскости в плане нейтрального отношения к мировоззренческой сфере. Современные государства в различной степени взаимосвязаны с избранными религиозными объединениями, что неизбежно влечёт нарушения международно признанной свободы совести и создаёт предпосылки для локальных, региональных и мировых конфликтов.

Не только в конфессиональных, но практически во всех государствах мира реализация свободы совести каждому подменяется государственной религиозной политикой, проводимой с целью удержания власти и реализуемой посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями.

Как отмечено выше, для обозначения нарушений принципа мировоззренческого нейтралитета автором обосновывается термин «клерикальная идеологизация государства». В частности, применительно к международно-правовой сфере клерикальная идеологизация государств и других субъектов международного права — нарушение мировоззренческого нейтралитета субъектов международного права, выражающееся в сращивании их институтов с мировоззренческими структурами, доктринальные установки которых используются в качестве основы их деятельности, даже если они противоречат основополагающим принципам и нормам международного права.

В условиях усиления взаимопроникновения и взаимозависимости во всех сферах общественных взаимодействий проблемы правового регулирования свободы совести в государствах, относящихся к религиозной правовой семье, требуют особого внимания.

Сращивание государства с каким-либо религиозным направлением на практике означает доминирующее положение одного конкретного религиозного объединения. Крайне редко господствующие позиции в государстве разделяются между несколькими объединениями.

При этом практически во всех случаях среди последствий упомянутого государственно-конфессионального союза можно назвать нарушения свободы совести, рост нетерпимости, дискриминации и насилия по мотивам мировоззренческой принадлежности [12].

Показательно, что проблемы возникают не только у представителей различных конфессиональных направлений (например, у христиан в исламском государстве) и неконфессиональной части общества (например, у атеистов), но и у представителей различных течений одного направления (например, у шиитов в суннитском государстве и у суннитов в шиитском).

В целом под влиянием глобальных процессов, даже несмотря на многочисленные проблемы, отмечается усиление взаимодействия международной и внутригосударственных правовых систем, а также сближение различных правовых семей.

Анализ мирового опыта в целом позволяет сделать вывод, что объективной тенденцией отношений государства с религиозными объединениями является постепенный отказ от привилегированного положения религиозных объединений в пользу элементов светскости государства, в том числе равенства религиозных объединений, что находит своё отражение в конституциях и законодательстве государств.

Те государства, которые игнорируют данную тенденцию, становятся жертвами политических конфликтов с весомой этноконфессиональной составляющей (Сирия, Ирак и другие).

Полагаю, что именно неадекватная научно-теоретическая разработанность проблематики светскости государства предопределила проблемы правового регулирования, иных уровней реализации (деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики; правозащитный; средств массовой информации) и системный характер нарушений прав человека в данной области.

Источники и комментарии

1. Бурьянов С.А. Светскость государства и международно признанная свобода совести. Теоретико-прикладное исследование за 2015-й — начало 2016 года. — М.: Полиграф-Сервис, 2016. — 258 с.

2. Свобода совести: проблемы теории и практики. Монография (под редакцией Ф.М. Рудинского, С.А. Бурьянова). М.: ЗАО ТФ «МИР», 2012. — 1120 с.

3. Гражданские права человека в России: современные проблемы теории и практики. М., 2010. C. 239–266.

4. Свобода совести, религии и убеждений (проблемы теории и практики). Российские документы: сборник нормативных правовых актов. Составители: С.А. Бурьянов, Ю.В. Гаврилова, С.С. Савва. Под редакцией С.А. Бурьянова — М.: МГПУ, 2011. — 160 с.;
Свобода совести, религии и убеждений (проблемы теории и практики). Международные документы: сборник нормативных правовых актов. Составители: С.А. Бурьянов, Ю.В. Гаврилова, С.С. Савва. Под редакцией С.А. Бурьянова — М.: МГПУ, 2011. — 122 с.;
Свобода совести, религии и убеждений (проблемы теории и практики). Документы зарубежных государств: сборник нормативных правовых актов. Составители С.А. Бурьянов, Ю.В. Гаврилова, С.С. Савва. Под редакцией С.А. Бурьянова — М.: МГПУ, 2013. — 196 с.;
Свобода совести, религии и убеждений (проблемы теории и практики): сборник материалов судебной практики. Составители: С.А. Бурьянов, Ю.В. Гаврилова, С.С. Савва. Под редакцией С.А. Бурьянова — М.: МГПУ, 2013. — 204 с.;
Свобода совести, религии и убеждений (проблемы теории и практики): сборник материалов государственных и неправительственных правозащитных структур. Составители: С.А. Бурьянов, Ю.В. Гаврилова, С.С. Савва. Под редакцией С.А. Бурьянова — М.: МГПУ, 2014. — 180 с.

5. Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М.: ЗАО «ТФ "МИР"», 2009. — 288 с.

6. Тетерятников Н.Ю. Свобода совести как субъективное право и правовой институт: теория, история и современность. Красноярск, 2005. С. 125.

7. Бурьянов С.А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003 — 2004 года. М.: Институт свободы совести, 2005. — 200 с.

8. Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Проблема реализации свободы совести и тенденции в отношениях государства с религиозными объединениями в России. Информационно-аналитический отчёт Института свободы совести (вторая половина 2001 года — конец 2004 года). М.: Институт свободы совести, 2005. Научное издание 2-е, дополненное и исправленное. — 526 с.

9. Алейникова С.М., Бурьянов С.А. Светское государство в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально. Под редакцией И. Кондратьева — М.: Фонд «Здравомыслие», 2015. — 62 с.

10. Бурьянов С.А. Международно-правовые документы в сфере свободы совести и практика их применения в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2011 год. М.: Московская Хельсинкская группа, 2012. — 244 с.

11. Бурьянов С.А. Светскость государства и международно признанная свобода совести. Теоретико-прикладное исследование за 2015-й — начало 2016 года. — М.: Полиграф-Сервис, 2016. — 258 с.

12. Бурьянов С.А. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация по мотивам религии или убеждений в субъектах Российской Федерации. Специализированный информационно-аналитический доклад за 2006 — первую половину 2007 года. М.: Московская Хельсинкская группа, 2007. — 240 с.

II. Правовое регулирование в сфере светскости государства и его трансформация

Рассматривая проблемы правового регулирования, сразу следует отметить, что проблемы на уровне международно-правовых документов [1] отразились на качестве и эффективности внутригосударственного законодательства [2] Российской Федерации. В конечном итоге упомянутые проблемы в весьма значительной мере предопределили массовые системные нарушения светскости государства, прав человека в сфере свободы совести и рост ксенофобии, нетерпимости и дискриминации по мотивам мировоззренческой принадлежности [3].

Конституция Российской Федерации в целом соответствует международно-правовым документам в сфере свободы совести. Принципиальным моментом является декларирование светскости государства, выступающей важнейшей гарантией свободы совести и условием решения глобальных проблем, но не закреплённой в международно-правовых нормах [4].

Однако соответствующие конституционные формулировки, закрепляющие право на свободу совести и свободу вероисповедания, не вполне корректны. Определение понятия светскости государства и вовсе отсутствует в законодательстве РФ [5]. Это значительно снижает эффективность упомянутых конституционно-правовых норм.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и федеральное законодательство в целом не представляются адекватными и в значительной мере противоречат Конституции Российской Федерации и международно-правовым документам [6]. Фактически федеральное законодательство направлено не на реализацию конституционной свободы совести каждого, а на специальное и, по сути, неправовое регулирование деятельности религиозных объединений, что не в полной мере соответствует требованиям современной юридической техники.

В последние годы репрессивный потенциал ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и иных законодательных актов был усилен многочисленными поправками.

В частности, в соответствии с Федеральным законом от 6 апреля 2015 года № 80-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" и отдельные законодательные акты Российской Федерации» государство в очередной раз фактически усилило законодательную базу «специального» регулирования мировоззренческой (в том числе «религиозной») сферы. Так как упомянутая сфера юридически не определяется, то в конечном итоге власть получила дополнительные возможности для давления на институты гражданского общества с целью превращения их в свой придаток.

Федеральным законом от 20 апреля 2015 года № 103-ФЗ «О внесении изменений в статью 14 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» были внесены, на первый взгляд, однозначно позитивные изменения, направленные на реализацию права на свободу совести в условиях уголовно-исполнительной системы РФ. Однако, как выяснилось, положения закона, вопреки Конституции РФ, направлены на развитие сотрудничества Уголовно-исполнительной системы (УИС) только с «традиционными конфессиями», что создаёт предпосылки для дискриминации и нарушений прав остальных, то есть не вписавшихся в данное понятие.

Принятие не вполне правового Федерального закона Российской Федерации от 23 мая 2015 года № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» не направлено непосредственно против религиозных объединений, но если религиозное объединение имеет структуры за границей, то может стать жертвой его применения.

Федеральный закон Российской Федерации от 13 июля 2015 года № 261-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях"» упразднил дискриминационное требование подтверждения 15-летнего срока существования религиозной группы на данной территории (или подтверждение о вхождении в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, выданное указанной организацией), но ввёл новые дискриминационные положения.

В частности, в соответствии с пунктом 3 статьи 27 местные религиозные организации, не входящие в структуру централизованной религиозной организации того же вероисповедания, в течение десяти лет со дня их государственной регистрации при создании оказываются ограничены в следующих правах:

  • на создание образовательных организаций (за исключением права создавать образовательные организации, реализующие дополнительные общеобразовательные программы в отношении совершеннолетних граждан);
  • на обучение детей религии вне рамок образовательной программы в государственных или муниципальных образовательных организациях;
  • на возможность российской организации иметь при себе представительство иностранной религиозной организации;
  • на проведение религиозных обрядов и церемоний в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих наказания, в зданиях, строениях религиозного назначения, расположенных на территориях образовательных организаций, а также в помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов;
  • создавать средства массовой информации;
  • приглашать иностранных граждан для занятия профессиональной, в том числе проповеднической, религиозной деятельностью;
  • выступать учредителями централизованной религиозной организации. Кроме того, прописанная в пункте 2 статьи 7 обязанность религиозной группы в письменной форме уведомлять уполномоченный госорган о начале деятельности (с указанием сведений об основах вероисповедания, о местах совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, руководителе (представителе), гражданах, входящих в религиозную группу, с указанием их фамилий, имён, отчеств, адресов места жительства) фактически направлена на неправомерное вмешательство в их деятельность.

Федеральный закон от 28 ноября 2015 года № 341-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях"» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в очередной раз существенно усилили не вполне правовой контроль за деятельностью религиозных организаций. Фактически данный ФЗ весьма спорно установил дифференциацию предмета проверок деятельности религиозных организаций в зависимости от получения ими иностранного финансирования и закрепил право Минюста России и его территориальных органов проводить проверки финансово-хозяйственной деятельности религиозных организаций при наличии в деятельности религиозных организаций признаков «экстремизма (терроризма)» (то есть по произвольным основаниям) либо иных нарушений законодательства Российской Федерации. В случае их наличия проверке также будет подвергаться финансово-хозяйственная деятельность религиозной организации. В случае поступлений денежных средств и иного имущества от иностранных источников и лиц без гражданства религиозная организация должна будет представлять в органы Минюста России информацию о своей деятельности, персональном составе руководящих органов и сведения об иностранном финансировании. Несмотря на то что закон сокращает число оснований для проведения внеплановых проверок с пяти до трёх, эти основания являются весьма размытыми.

Федеральный закон от 11 ноября 2015 года № 314-ФЗ «О внесении изменения в Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности"» вывел из-под действия законодательства Российской Федерации о противодействии «экстремистской деятельности» Библию, Коран, Танах и Ганджур. Эти религиозные тексты не могут быть признаны «экстремистскими материалами», так как, по мнению законодателя, только христианство, ислам, иудаизм и буддизм являются «традиционными религиями» и составляют неотъемлемую часть исторического наследия народов России. В основе данного ФЗ также лежат юридически не определённые понятия «экстремизм», «традиционные религии», что предопределяет произвол, неравноправие и нарушения прав человека.

Отдельного упоминания заслуживает ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», который был принят в 2002 году даже несмотря на отсутствие юридического определения понятия «экстремизм». В сентябре 2008 года президент Д. Медведев принял решение о создании департамента МВД по противодействию «экстремизму». А к началу марта 2017 года федеральный список «экстремистских» материалов за год превысил 4 тысячи наименований [7].

Также на сайте Минюста РФ содержится: перечень НКО, ликвидированных в соответствии с ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»; перечень НКО, деятельность которых приостановлена в связи с осуществлением ими «экстремистской деятельности»; материалы Научно-консультативного совета при Министерстве юстиции Российской Федерации по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков «экстремизма»; материалы Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации [8].

С момента принятия юридически некорректного и репрессивного ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в этот закон неоднократно вносились поправки, направленные на усиление его упомянутых качеств.

В вышеупомянутом контексте полагаю, что не соответствующие принципу правовой определённости (то есть основанные на юридически не определённых понятиях) законодательные нормы ведут к неправомерным ограничениям прав человека в сфере свободы совести и не способствуют обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Основным недостатком Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» является сам факт его принятия, поскольку он противоречит Конституции России и действующему законодательству РФ. Фактически закон позволяет по произвольным основаниям передавать государственную собственность (в том числе памятники культурного наследия) полезным для власти религиозным объединениям, в том числе тем из них, которым она никогда не принадлежала.

С учётом экономического кризиса следует особо отметить, что реализация антиконституционного Федерального закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной и муниципальной собственности» от 2010 года влечёт неправомерную растрату огромных государственных ресурсов. Полагаю, что речь идёт не менее чем о десятках миллиардов долларов.

Также следует отметить антиконституционные и также не соответствующие принципу правовой определённости нормы, содержащиеся в Уголовном и Административном кодексах России, направленные на защиту «чувств верующих». Принятие данных норм предопределило неправомерные преследования атеистов, о чём речь пойдёт ниже.

Законодательство о свободе совести некоторых субъектов Российской Федерации также не соответствует Конституции России и международно-правовым документам. Более того, в последние годы в некоторых субъектах РФ были приняты новые антиконституционные законы о «миссионерской деятельности», не соответствующие принципу правовой определённости и конституционной светскости государства [9].

Трансформация федерального законодательства России в 2016-м — начале 2017 года также не в полной мере соответствует Конституции России и международно-правовым документам. В частности, Федеральным законом от 06.07.2016 № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии терроризму" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» были внесены весьма спорные изменения, направленные на регулирование «миссионерской деятельности» [10].

Соответственно, впервые в федеральное законодательство введено крайне дискуссионное понятие «миссионерской деятельности», под которой весьма спорно понимается «деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своём вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети Интернет либо другими законными способами».

В соответствии с поправками, «миссионерская деятельность» религиозного объединения беспрепятственно осуществляется: «в культовых помещениях, зданиях и сооружениях, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения; в зданиях и сооружениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения; в помещениях, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве для осуществления их уставной деятельности, а также на земельных участках, на которых расположены здания, имеющие соответствующие помещения, по согласованию с собственниками таких зданий; в помещениях, зданиях, сооружениях и на земельных участках, принадлежащих на праве собственности или предоставленных на ином имущественном праве организациям, созданным религиозными организациями; на земельных участках, принадлежащих религиозным организациям на праве собственности или предоставленных им на ином имущественном праве; в местах паломничества; на кладбищах и в крематориях; в помещениях образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов».

Закон содержит прямой запрет на осуществление «миссионерской деятельности»: в жилых помещениях (за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 16 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»); в принадлежащих другому религиозному объединению помещениях, зданиях и сооружениях, а также на земельных участках, на которых расположены такие здания и сооружения, без письменного согласия руководящего органа соответствующего религиозного объединения.

Кроме того, законодательно введён порядок осуществления «миссионерской деятельности», в соответствии с которым «осуществляющие миссионерскую деятельность от имени религиозной группы обязаны иметь при себе решение общего собрания религиозной группы о предоставлении им соответствующих полномочий с указанием реквизитов письменного подтверждения получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы, выданного территориальным органом федерального органа государственной регистрации».

При этом «миссионерскую деятельность от имени религиозной организации вправе осуществлять руководитель религиозной организации, член её коллегиального органа и (или) священнослужитель религиозной организации». Соответственно, иные граждане и юридические лица «вправе осуществлять миссионерскую деятельность от имени религиозной организации только при наличии у них документа, выданного руководящим органом религиозной организации и подтверждающего полномочия на осуществление миссионерской деятельности от имени религиозной организации».

Так как в данном документе должны быть указаны реквизиты документа, подтверждающего факт внесения записи о религиозной организации в единый государственный реестр юридических лиц и выданного федеральным органом государственной регистрации или его территориальным органом, то конституционные права религиозных объединений, действующих без регистрации, неправомерно ограничиваются.

Что касается иностранных граждан и лиц без гражданства, законно находящихся на территории Российской Федерации, то они вправе осуществлять «миссионерскую деятельность»: «от имени религиозной группы — только на территории субъекта Российской Федерации, в котором расположен территориальный орган федерального органа государственной регистрации, выдавший письменное подтверждение получения и регистрации уведомления о создании и начале деятельности указанной религиозной группы», при наличии соответствующего документа. От имени религиозной организации упомянутые выше иностранные граждане и лица без гражданства могут осуществлять «миссионерскую деятельность» только на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с территориальной сферой деятельности указанной религиозной организации и при наличии соответствующего документа.

Соответственно, иностранные граждане, въехавшие на территорию Российской Федерации по приглашению религиозной организации, «вправе осуществлять миссионерскую деятельность только от имени указанной религиозной организации на территории субъекта или территориях субъектов Российской Федерации в соответствии с территориальной сферой её деятельности» и также при наличии документа.

При этом следует также отметить, что «миссионерская деятельность» не может осуществляться от имени представительства иностранной религиозной организации. Это в дополнение к закреплённому ранее запрету заниматься культовой и иной религиозной деятельностью.

Также запрещается осуществление «миссионерской деятельности»: от имени религиозного объединения, цели и действия которого противоречат закону, в том числе которое ликвидировано по решению суда, или деятельность которого приостановлена или запрещена на основании «антиэкстремистского» и «антитеррористического» законодательства.

Также не допускается осуществление миссионерской деятельности, цели и действия которой направлены на: нарушение общественной безопасности и общественного порядка; осуществление «экстремистской деятельности»; принуждение к разрушению семьи; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе с использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования; принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального её исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и к совершению иных противоправных действий.

В упомянутых выше случаях религиозное объединение несёт ответственность за миссионерскую деятельность, осуществляемую от его имени уполномоченными им лицами. Именно религиозные организации имеют исключительное право приглашать иностранных граждан в целях осуществления профессиональной религиозной деятельности, в том числе «миссионерской деятельности», по трудовому или гражданско-правовому договору с данными организациями.

Следует также отметить, что в соответствии с новыми поправками «литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, выпускаемые религиозной организацией, а также распространяемые в рамках осуществления от её имени "миссионерской деятельности", должны иметь маркировку с официальным полным наименованием данной религиозной организации».

Таким образом, новые изменения законодательства под предлогом реализации «дополнительных мер по защите гражданина и общества от терроризма», фактически направлены на усиление властного контроля мировоззренческой сферы и на неправовые ограничения конституционной свободы совести. В их основе лежат не соответствующие принципу правовой определённости и современной юридической технике понятия «религия», «миссионерская деятельность», «экстремистская деятельность», «терроризм» и другие.

В 2016 году также был принят Федеральный закон от 30.03.2016 № 76-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" и Федеральный закон "О свободе совести и о религиозных объединениях"». Данные поправки запрещают внесудебный снос самовольных построек религиозного назначения (включая сооружения, предназначенные для их обслуживания), в том числе и в случае отсутствия разрешительных документов.

Кроме того, данным законом вводится требование согласовывать с уполномоченными органами религиозных организаций сделки по распоряжению недвижимым имуществом, включая сделки, направленные на его отчуждение, приобретение, передачу его в аренду, безвозмездное использование, а также договоры займа и кредитные договоры. Кроме того, «недвижимое имущество богослужебного назначения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, находящееся в собственности религиозной организации, может в случаях, предусмотренных уставом религиозной организации, отчуждаться религиозной организацией исключительно в государственную или муниципальную собственность либо в собственность религиозной организации соответствующей конфессиональной принадлежности».

Аналогичный запрет отчуждать богослужебное недвижимое имущество давно предусмотрен уставами религиозных организаций Русской православной церкви (Московского патриархата) (РПЦ МП). «Например, согласно уставам монастырей, приходов и подворий такое имущество может отчуждаться исключительно в собственность епархии или иных религиозных организаций Русской православной церкви. С принятием нового закона к сделкам по отчуждению богослужебного недвижимого имущества в собственность сторонних организаций или граждан, совершённым религиозными организациями в обход установленного их уставами запрета, будут применяться положения статьи 174.1 ГК о недействительности таких сделок. Появляется возможность оспорить их в суде. Внесённые поправки направлены на защиту имущественных прав религиозных организаций и предотвращение несанкционированной утечки их имущества в собственность третьих лиц» [11].

Можно предположить, что упомянутые нормы были приняты исключительно в интересах руководства крупных конфессий и вопреки интересам местных общин. В указанном контексте показательно, что «соответствующий законопроект был инициирован Русской православной церковью. По ходатайству Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла он разрабатывался Комитетом Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству во взаимодействии с Юридической службой Московской патриархии» [11].

Законодательные поправки 2016-го — начала 2017 года, вопреки конституционному принципу светскости государства, направлены на усиление централизации власти в религиозных объединениях, неправомерное ограничение свободы совести, а в конечном итоге на усиление государственной «вероисповедной вертикали» в узких интересах конфессиональной бюрократии и властных элит.

Источники и комментарии

1. Бурьянов С.А. Международно-правовые документы в сфере свободы совести и практика их применения в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2011 год. — М.: Московская Хельсинкская группа, 2012. С. 41–97.

2. Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М.: ЗАО «ТФ "МИР"», 2009. С. 249–258;
Бурьянов С.А. Светскость государства и международно признанная свобода совести. Теоретико-прикладное исследование за 2015-й — начало 2016 года. М.: Полиграф-Сервис, 2016. С. 66–93.

3. «Свои» и «чужие»: толерантность, стереотипы, права. Москва: Московская Хельсинкская группа, 2016. — 116 с. С. 98–116.

4. Бурьянов С.А. Свобода совести как глобальная ценность. На пути к политическому единству и решению глобальных проблем. Век глобализации, № 1, 2009. С. 136–151.

5. Алейникова С.М., Бурьянов С.А. Светское государство в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально. Под редакцией И. Кондратьева — М.: Фонд «Здравомыслие», 2015. — 62 с.

6. Противодействие расизму, дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в международном праве: Сборник нормативных материалов. Составитель С.А. Бурьянов. Под редакцией С.А. Бурьянова. — М., 2017.

7. Список предваряет информация: «Статьёй 13 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», пунктом 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утверждённого Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313, на Минюст России возложены функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов. Информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу. Федеральный список экстремистских материалов формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. При этом наименования и индивидуализирующие признаки информационных материалов включаются в федеральный список экстремистских материалов в строгом соответствии с резолютивной частью решения суда. Обжалование решений судов о признании информационных материалов экстремистскими осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Законодательством Российской Федерации установлена ответственность за массовое распространение экстремистских материалов, включённых в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения». URL: http://minjust.ru/ru/extremist-materials.

8. «Противодействие экстремизму», сайт Министерства юстиции Российской Федерации. URL: http://minjust.ru/ru/activity/extremism.

9. Бурьянов С.А. Анализ новых положений российского законодательства в сфере свободы совести с точки зрения международного права. Права человека в международном и национальном праве. Сборник научных статей, посвящённых 10-летию кафедры международного права и прав человека юридического института МГПУ. — М.: Права человека, 2015. С. 102–114.

10. Федеральный закон от 6 июля 2016 года № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии терроризму" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности». Российская газета — Федеральный выпуск № 7017 (149). 8 июля 2016 года. URL: https://rg.ru/2016/07/08/antiterror-dok.html.

11. Комментарий Юридической службы Московской патриархии по поводу принятия закона об отмене внесудебного сноса самовольных построек религиозного назначения. Официальный сайт Московского патриархата. 31 марта 2016 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4418449.html.

III. Нарушения конституционного принципа светскости государства в Российской Федерации

Статья 4 Конституции Российской Федерации определяет, что суверенитет Российской Федерации распространяется на всю её территорию, а Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.

Федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации. Во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны (статья 5).

Кроме того, в статье 11 Конституции РФ говорится, что государственную власть в Российской Федерации осуществляют президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации. Соответственно, государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется Конституцией РФ, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Указанный выше подход подтверждает принцип разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную (статья 10), а также её светский (мировоззренчески нейтральный) характер (статья 14). Особо подчёркивается, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (статья 10).

Следует отдельно отметить, что смысл и содержание деятельности законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления обеспечиваются правосудием и должны быть направлены на реализацию прав и свобод человека и гражданина (статья 18).

Президент

В соответствии с главой 4 Конституции РФ президент является главой государства, гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. Он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, её независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.

Присяга президента России гласит: «Клянусь при осуществлении полномочий Президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать и защищать Конституцию Российской Федерации, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу» [1].

Президент определяет основные направления внутренней и внешней политики, является Верховным главнокомандующим Вооружёнными силами, решает вопросы гражданства Российской Федерации, награждает государственными наградами, осуществляет помилование [1].

Деятельность главы государства обеспечивает Администрация Президента Российской Федерации, которая является государственным органом, осуществляющим контроль за исполнением федеральных законов и решений президента, предоставляя ему соответствующие доклады.

Также администрация готовит законопроекты для внесения их президентом в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы и проекты указов, распоряжений, поручений, обращений президента, иных документов, в том числе проекты ежегодных посланий президента Федеральному Собранию [1].

Вопрос о месте президента в системе государственной власти РФ является дискуссионным. С одной стороны, из огромного числа полномочий президента, установленных главой 4 Конституции РФ, некоторые имеют явно исполнительный характер.

В частности, деятельность ряда федеральных министерств, федеральных служб и федеральных агентств находится под непосредственным руководством президента Российской Федерации. Он же руководит федеральными службами и федеральными агентствами, подведомственным этим федеральным министерствам: Министерством внутренних дел Российской Федерации; Министерством Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий; Министерством иностранных дел Российской Федерации; Федеральным агентством по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству; Министерством обороны Российской Федерации; Федеральной службой по военно-техническому сотрудничеству; Федеральной службой по техническому и экспортному контролю; Министерством юстиции Российской Федерации; Федеральной службой исполнения наказаний; Федеральной службой судебных приставов; Государственной фельдъегерской службой Российской Федерации (федеральная служба); Службой внешней разведки Российской Федерации (федеральная служба); Федеральной службой безопасности Российской Федерации; Федеральной службой войск национальной гвардии Российской Федерации; Федеральной службой охраны Российской Федерации; Федеральной службой по финансовому мониторингу; Федеральным архивным агентством; Главным управлением специальных программ Президента Российской Федерации (федеральное агентство); Управлением делами Президента Российской Федерации (федеральное агентство) [2]. Здесь обращают на себя внимание силовые структуры государства, подчиняющиеся непосредственно президенту.

Напомним, что весной 2016 года была создана весьма мощная Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации со статусом федерального органа исполнительной власти. В частности, в её состав вошли внутренние войска Министерства внутренних дел РФ, а также структуры в сфере оборота оружия, в сфере частной охранной деятельности и в сфере вневедомственной охраны, в том числе Центр специального назначения вневедомственной охраны МВД РФ. Также в структуру службы вошли: специальные отряды быстрого реагирования территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации; отряды мобильные особого назначения территориальных органов МВД РФ; Центр специального назначения сил оперативного реагирования и авиации МВД РФ и авиационные подразделения МВД РФ; Федеральное государственное унитарное предприятие «Охрана» МВД РФ [3].

На Федеральную службу войск национальной гвардии Российской Федерации возложено решение следующих основных задач: а) участие совместно с органами внутренних дел Российской Федерации в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности и режима чрезвычайного положения; б) участие в борьбе с терроризмом и в обеспечении правового режима контртеррористической операции; в) участие в борьбе с экстремизмом; г) участие в территориальной обороне Российской Федерации; д) охрана важных государственных объектов и специальных грузов в соответствии с перечнем, утверждённым Правительством Российской Федерации; е) оказание содействия пограничным органам федеральной службы безопасности в охране государственной границы Российской Федерации; ж) осуществление федерального государственного контроля (надзора) за соблюдением законодательства Российской Федерации в сфере оборота оружия и в сфере частной охранной деятельности, а также осуществление вневедомственной охраны [3].

Сотрудники национальной гвардии могут не только проверять документы и досматривать личные вещи и транспорт людей, но и применять в отношении подозреваемых физическую силу и оружие без предупреждения, если промедление будет «угрожать чьей-то жизни или иметь тяжкие последствия». Данная служба также подчиняется президенту РФ.

С другой стороны, кроме контроля силовых структур, президент имеет право роспуска Государственной Думы и фактически контролирует все ветви власти, давая основания утверждать о возвышении президента над ними.

Отдельно следует упомянуть об институте представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах. В соответствии с Положением о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе (утверждённым Указом Президента РФ от 13 мая 2000 года № 849) (с изменениями и дополнениями от: 21 июня, 9 сентября 2000 года, 30 января 2001 года, 6 апреля, 5 октября 2004 года, 21 марта 2005 года, 11 апреля 2008 года, 30 апреля 2009 года, 12, 19 января, 7 сентября 2010 года, 2 февраля 2013 года, 21 марта, 25 июля 2014 года, 10 мая, 20 октября 2015 года, 28 июля 2016 год, 20 марта 2017 года) [4] полномочный представитель Президента Российской Федерации в федеральном округе является должностным лицом, представляющим президента Российской Федерации в пределах соответствующего федерального округа.

В частности, полномочный представитель обеспечивает реализацию конституционных полномочий главы государства в пределах соответствующего федерального округа. Полномочный представитель является федеральным государственным служащим и входит в состав Администрации Президента Российской Федерации, назначается на должность и освобождается от должности президентом Российской Федерации по представлению руководителя Администрации Президента Российской Федерации, непосредственно подчиняется президенту Российской Федерации и подотчётен ему [4].

Среди основных задач полномочного представителя президента: организация в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики государства, определяемых президентом Российской Федерации; организация контроля за исполнением в федеральном округе решений федеральных органов государственной власти; обеспечение реализации в федеральном округе кадровой политики президента Российской Федерации; представление президенту Российской Федерации регулярных докладов об обеспечении национальной безопасности в федеральном округе, а также о политическом, социальном и экономическом положении в федеральном округе, внесение президенту Российской Федерации соответствующих предложений [4].

Фактически в РФ сложилась президентская форма правления с ярко выраженным нарушением баланса властей, что предопределило авторитарные тенденции, препятствующие развитию российской государственности и реализации прав человека.

Законодательная власть

Конституция Российской Федерации определяет, что Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации — является представительным и законодательным органом Российской Федерации (статья 94). По статье 95 Федеральное Собрание состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. Государственная Дума состоит из 450 депутатов.

Законопроекты вносятся в Государственную Думу, а право законодательной инициативы принадлежит: президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации. Право законодательной инициативы принадлежит также Конституционному Суду Российской Федерации, Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации по вопросам их ведения (статья 104).

Федеральные законы принимаются Государственной Думой и в течение пяти дней передаются на рассмотрение Совета Федерации (статья 105). Принятый федеральный закон в течение пяти дней направляется Президенту Российской Федерации, который в течение 14 дней подписывает федеральный закон и обнародует его (статья 107).

В соответствии со статьёй 4 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации является постоянно действующим высшим и единственным органом законодательной власти субъекта Российской Федерации. Число депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации устанавливается конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации (далее — установленное число депутатов) и определяется в зависимости от численности избирателей, зарегистрированных на территории субъекта Российской Федерации [5].

Статья 5 ФЗ определяет основные полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, среди которых значится законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации.

Право законодательной инициативы в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта Российской Федерации принадлежит депутатам, высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), представительным органам местного самоуправления. Конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации право законодательной инициативы может быть предоставлено иным органам, членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — представителям от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти данного субъекта Российской Федерации, общественным объединениям, а также гражданам, проживающим на территории данного субъекта Российской Федерации (статья 6).

Законы субъекта Российской Федерации и постановления законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации принимаются большинством голосов, направляются указанным органом для обнародования высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в срок, который устанавливается конституцией (уставом) и законом субъекта Российской Федерации (статьи 7–8).

Исполнительная власть

В соответствии с Конституцией Российской Федерации исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации, которое состоит из председателя Правительства Российской Федерации, заместителей председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров (статья 110).

При этом председатель Правительства Российской Федерации назначается президентом Российской Федерации с согласия Государственной Думы (статья 111).

По статье 112 Конституции РФ председатель Правительства Российской Федерации не позднее недельного срока после назначения представляет президенту Российской Федерации предложения о структуре федеральных органов исполнительной власти и предлагает кандидатуры на должности заместителей председателя Правительства Российской Федерации и федеральных министров.

В соответствии со статьёй 112 Конституции Российской Федерации и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 года № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» 21 мая 2012 года был принят Указ президента Российской Федерации № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти». Среди прочего Указом была утверждена структура федеральных органов исполнительной власти [6].

Как отмечалось выше, ряд Федеральных министерств, федеральных служб и федеральных агентств находится под непосредственным руководством президента Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации осуществляет руководство федеральными министерствами, федеральными службами и федеральными агентствами, подведомственным этим федеральным министерствам: Министерством здравоохранения Российской Федерации; Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения; Федеральным медико-биологическим агентством; Министерством культуры Российской Федерации; Федеральным агентством по туризму; Министерством образования и науки Российской Федерации; Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки; Федеральным агентством по делам молодёжи; Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации; Федеральной службой по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды; Федеральной службой по надзору в сфере природопользования; Федеральным агентством водных ресурсов; Федеральным агентством лесного хозяйства; Федеральным агентством по недропользованию; Министерством промышленности и торговли Российской Федерации; Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии; Министерством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока; Министерством связи и массовых коммуникаций Российской Федерации; Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций; Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям; Федеральным агентством связи; Министерством Российской Федерации по делам Северного Кавказа; Министерством сельского хозяйства Российской Федерации; Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору; Федеральным агентством по рыболовству; Министерством спорта Российской Федерации; Министерством строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации; Министерством транспорта Российской Федерации; Федеральной службой по надзору в сфере транспорта; Федеральным агентством воздушного транспорта; Федеральным дорожным агентством; Федеральным агентством железнодорожного транспорта; Федеральным агентством морского и речного транспорта; Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации; Федеральной службой по труду и занятости; Министерством финансов Российской Федерации; Федеральной налоговой службой; Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка; Федеральной таможенной службой; Федеральным казначейством (федеральная служба); Министерством экономического развития Российской Федерации; Федеральной службой по аккредитации; Федеральной службой государственной регистрации, кадастра и картографии; Федеральной службой по интеллектуальной собственности; Федеральным агентством по управлению государственным имуществом; Министерством энергетики Российской Федерации.

Кроме того, Правительство Российской Федерации осуществляет руководство следующими федеральными службами и федеральными агентствами: Федеральная антимонопольная служба; Федеральная служба государственной статистики; Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека; Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору; Федеральное агентство по государственным резервам; Федеральное агентство научных организаций; Федеральное агентство по делам национальностей.

В соответствии со статьёй 77 Конституции РФ система органов государственной власти республик, краёв, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов устанавливается субъектами Российской Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом. При этом федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц (статья 78).

Таким образом, в субъектах Российской Федерации устанавливается система органов исполнительной власти во главе с высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации. В соответствии с Конституцией Российской Федерации в пределах ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации образуют единую систему исполнительной власти в Российской Федерации. Структура исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации определяется высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в соответствии с конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации [7].

В указанном выше контексте субъектами исполнительной власти в Российской Федерации выступают: президент Российской Федерации; Правительство Российской Федерации; федеральные органы власти (федеральные министерства, федеральные службы, федеральные агентства) и их территориальные подразделения; высшие должностные лица субъектов Российской Федерации (руководители высших исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации); органы государственной власти субъектов Российской Федерации.

Судебная власть

В соответствии со статьёй 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют «смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием», а статья 19 декларирует, что все равны перед законом и судом.

По статье 118 Конституции России правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Статьи 125–127 Конституции России определяют место, занимаемое высшими судами в судебной системе, а также место подчинённых им судов.

Статья 125 определяет особый статус Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа, призванного толковать Конституцию РФ, контролировать конституционность законов и иных правовых актов. Несмотря на то что Конституционному Суду не подчиняются напрямую никакие суды, его решения имеют значение для всех судебных органов и влияют на судебную практику в целом.

Статья 126 Конституции России гласит, что Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подведомственным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и даёт разъяснения по вопросам судебной практики.

Конституционный принцип светскости государства (статья 14) является одной из основ конституционного строя Российской Федерации и важнейшей гарантией реализации свободы совести (статья 28). Это значит, что нарушения светскости государства направлены на подрыв основ конституционного строя России и неизбежно ведут к проблемам реализации прав человека и свободы совести в частности.

В указанном выше контексте в Российской Федерации были выявлены системные нарушения принципа светскости государства, осуществляемые с целью удержания власти и реализуемые посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями [8].

Источники и комментарии

1. «Президент России», сайт президента России. URL: http://www.kremlin.ru/structure/president.

2. Указ президента РФ от 21 мая 2012 года № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти» (с изменениями и дополнениями от: 25 июня 2012 года, 19 марта, 29 июня, 25 июля, 31 августа, 27 сентября, 1 ноября 2013 года, 19, 31 марта, 12 мая, 8 сентября 2014 года, 31 марта, 15, 21 июля, 28 декабря 2015 года, 15 января, 2 февраля, 4, 5 апреля, 10, 19 октября, 23 ноября, 29 декабря 2016 года). Система «Гарант». URL: http://base.garant.ru/70178476/#friends#ixzz4cjuirl7s.

3. Указ президента Российской Федерации № 157 от 5 апреля 2016 года. «Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии». Национальная гвардия РФ, 14 марта 2016 года. URL: http://rosgvard.ru/o-vojskah/obshhie-dannye/.

4. Указ президента РФ от 13 мая 2000 года № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» (с изменениями и дополнениями). Система «Гарант». Март 2017 года. URL: http://base.garant.ru/12119586/#ixzz4cjtUh2dy.

5. Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями). Система «Гарант». Март 2017 года. URL: http://base.garant.ru/12117177/3/.

6. Указ президента Российской Федерации от 21 мая 2012 года № 636 «О структуре федеральных органов исполнительной власти». Российская газета — Федеральный выпуск № 5787. 22 мая 2012 года. URL: https://rg.ru/2012/05/22/struktura-dok.html.

7. Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями). Система «Гарант». Март 2017 года. URL: http://base.garant.ru/12117177/3/.

8. Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Подходы к определению понятия, форм и основных характеристик. Право и жизнь, № 57 (5), 2003. URL: http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=441;
Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Последствия и направления их преодоления (антикоррупционная стратегия). Право и жизнь, № 58 (6), 2003. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=455;
Преодоление коррупции — главное условие утверждения правового государства. Межведомственный научный сборник. Т. 1 (39). Главный редактор А.И. Комарова — М.: Издательский Дом «Ра», 2009. — 576 c. С. 399–417.

1. Нарушения светскости законодательной власти

Нарушение принципа светскости законодательной ветви власти, наряду с низким уровнем правовой культуры, в значительной мере предопределяет формирование юридически некорректного законодательства, что неизбежно влечёт нарушения прав человека. Особо следует отметить первичный характер законодательной ветви по отношению к исполнительной и судебной, что говорит о её системообразующей роли в жизни общества и государства.

Конституция Российской Федерации определяет, что Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации — является представительным и законодательным органом Российской Федерации (статья 94). По статье 95 Федеральное Собрание состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. Государственная Дума состоит из 450 депутатов.

Законопроекты вносятся в Государственную Думу, а право законодательной инициативы принадлежит: президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации. Право законодательной инициативы принадлежит также Конституционному Суду Российской Федерации, Верховному Суду Российской Федерации и Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации по вопросам их ведения (статья 104).

Федеральные законы принимаются Государственной Думой и в течение пяти дней передаются на рассмотрение Совета Федерации (статья 105). Принятый федеральный закон в течение пяти дней направляется президенту Российской Федерации, который в течение 14 дней подписывает федеральный закон и обнародует его (статья 107).

В соответствии со статьёй 4 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации является постоянно действующим высшим и единственным органом законодательной власти субъекта Российской Федерации. Число депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации устанавливается конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации (далее — установленное число депутатов) и определяется численностью избирателей, зарегистрированных на территории субъекта Российской Федерации [1].

Статья 5 ФЗ определяет основные полномочия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, среди которых значится законодательное регулирование по предметам ведения субъекта Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в пределах полномочий субъекта Российской Федерации.

Право законодательной инициативы в законодательном (представительном) органе государственной власти субъекта Российской Федерации принадлежит депутатам, высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), представительным органам местного самоуправления. Конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации право законодательной инициативы может быть предоставлено иным органам, членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации — представителям от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти данного субъекта Российской Федерации, общественным объединениям, а также гражданам, проживающим на территории данного субъекта Российской Федерации (статья 6).

Законы субъекта Российской Федерации и Постановления законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации принимаются большинством голосов, направляются указанным органом для обнародования высшему должностному лицу субъекта Российской Федерации (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) в срок, который устанавливается конституцией (уставом) и законом субъекта Российской Федерации (статьи 7–8).

Из Конституции России и действующего законодательства следует, что осуществление законодательной власти в Российской Федерации должно носить светский (мировоззренчески нейтральный) характер.

Однако мониторинг открытых источников позволяет сделать выводы о том, что трансформация законодательства о свободе совести в Российской Федерации в нарушение Конституции России и действующего законодательства находится под влиянием неких договорённостей «партии власти» (и её спарринг-партнёров) и РПЦ МП. При этом иные подконтрольные власти религиозные организации (называемые «традиционными») нередко используются для некой легитимации не вполне конституционных инициатив.

Взаимоотношения законодательного органа светского государства с одной из религиозных организаций, вопреки законодательству, носят весьма тесный характер, о чём говорят совместные мероприятия. Например, в последние годы в стенах Государственной Думы РФ проходят Рождественские парламентские встречи с участием депутатов и РПЦ МП.

Первые Рождественские встречи проводились в январе 2013 года в рамках XXI Международных Рождественских образовательных чтений «Традиционные ценности и современный мир» и состояли из пяти тематических секций, включавших 12 круглых столов и совещаний. Со II Рождественских Парламентских встреч их постоянным сопредседателем стал патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев). Во Встречах принимают участие депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, представители духовенства традиционных религиозных общин, члены Общественной палаты Российской Федерации, общественных организаций и СМИ.

28 января 2016 года Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы РФ провёл очередное заседание в рамках IV Парламентских встреч XXIV Международных Рождественских образовательных чтений. В мероприятии приняли участие депутаты Государственной Думы, представители так называемых «традиционных» религиозных организаций, министерств и ведомств, общественные деятели. По словам прежнего председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Я. Нилова, выводы на сегодня таковы: «Есть общее понимание того, как должны развиваться государственно-церковные отношения. Генеральная линия определена, корректировки вносятся в зависимости от того, какие проблемы и новые вызовы появляются» [2].

14 декабря 2016 года на пленарном заседании Государственной Думы ФС РФ депутатами было принято единогласное решение о создании нового Комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений и об избрании председателем Комитета С.А. Гаврилова [3].

Показательно, что в Государственной Думе шестого созыва С.А. Гаврилов координировал Межфракционную депутатскую группу по защите христианских ценностей, получившую высокую оценку деятельности руководителя РПЦ МП во время его визита в Государственную Думу в рамках Рождественских Парламентских встреч. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений и Межфракционная группа вели активную подготовку V Рождественских Парламентских встреч и встречи депутатов с патриархом РПЦ МП 26 января 2017 года.

26 января 2017 года в рамках V Рождественских Парламентских встреч Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений совместно с Синодальным отделом Московского патриархата по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ провёл заседание круглого стола на тему «Религия. Общество. Государство» («Совершенствование законодательства о религиозных организациях»). Работа проходила под председательством С.А. Гаврилова и первого заместителя председателя Синодального отдела Московской патриархии по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ А.В. Щипкова.

26 января 2017 года в рамках V Рождественских Парламентских встреч Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений совместно с Синодальным отделом Московского патриархата по взаимодействию Церкви с обществом и СМИ провёл заседание круглого стола на тему «Религия. Общество. Государство» («Совершенствование законодательства о религиозных организациях»).

V Рождественские Парламентские встречи. Фото: С. Власов, О. Варов, пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Как отмечается в пресс-релизе, «участники круглого стола обсудили предложения по внесению изменений в ряд федеральных законов, направленных на усиление сотрудничества Церкви и государства, сохранение и укрепление общественного согласия и единства граждан России, межконфессионального мира, духовно-нравственных начал в общественной жизни, реализацию конституционных прав граждан на свободу вероисповедания»:

  • поправки в ряд действующих законодательных актов в части установления правового статуса добровольческой (волонтёрской) деятельности, поскольку именно добровольцы, волонтёры часто являются единственной помощью и надеждой стариков, инвалидов, людей, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях. В частности, волонтёрская деятельность в пользу религиозных организаций будет регулироваться Федеральным законом «О свободе совести и религиозных объединениях». Нормы данного закона установят порядок осуществления волонтёрской деятельности в пользу религиозных организаций, а также основания и способы государственной поддержки такой деятельности;
  • внесение изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, определяющие условия и порядок участия представителей централизованных религиозных организаций в общественных наблюдательных комиссиях в местах принудительного содержания;
  • внесение изменений в Федеральный закон «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» с целью установления класса функциональной пожарной опасности для объектов религиозного назначения, что позволит МЧС применять в отношении культовых и иных зданий религиозного назначения отдельный свод правил пожарной безопасности, учитывающий специфику упомянутых объектов;
  • внесение изменений в статью 24 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях», статью 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации и статью 7 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», предусматривающие возможность гибкого подхода к решению вопроса о размере оплаты труда работников религиозных организаций, поскольку деятельность последних осуществляется за счёт пожертвований прихожан;
  • внесение изменений в Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» в части регламентации статуса домовых храмов, функционирующих при больницах, организациях социального обслуживания населения, а также в воинских частях;
  • внесение изменений в Земельный кодекс Российской Федерации в части уточнения положений о предоставлении земельных участков сельскохозяйственного назначения в аренду религиозным организациям без проведения торгов;
  • внесение изменений в статью 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», допускающих включение сведений о вероисповедании исключительно в наименования религиозных организаций и иных юридических лиц, созданных ими либо с их участием. Остальные юридические лица будут лишены права включать в свои наименования сведения о вероисповедании» [4].

Если первый заместитель председателя комитета И.К. Сухарев в своём выступлении сделал акцент на необходимости регулирования деятельности «псевдорелигиозных» организаций и объединений, то председатель Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений С.А. Гаврилов подчеркнул, «что только совместные, конструктивные действия — соработничество государства и "традиционных" для России Церквей будут способствовать сохранению гражданского согласия в обществе, решению задач в социальной сфере, развитию современного российского общества и его духовно-нравственной составляющей» [4].

В рамках упомянутого «соработничества» С.А. Гаврилов проводит регулярные встречи с иерархами РПЦ МП [5] и прочих так называемых «традиционных» религиозных организаций. Кроме того, председатель комитета ГД ФС РФ принимает участие в совместных с РПЦ МП оргкомитетах [6], церковных форумах [7] и посещает «святые места» [8].

Показательным и не соответствующим Конституции было выступление председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций C.А. Гаврилова на ХХ Всемирном русском народном соборе: «Мы имеем право говорить и давать оценку любым явлениям в жизни нашей страны, и мы будем это делать и с трибуны Собора, и с трибуны Государственной Думы — называть грех грехом, называть зло злом, создавать и законодательно обеспечивать возможность устойчивого развития нашей России в русле духовных ценностей, для нас, православных христиан, — в духе евангельских, христианских ценностей. Только в этом развитии и в этом качестве Россия интересна и по-настоящему полезна Европе и миру, только так мы можем спастись сами и спасать других в бушующем море мирового греха, вседозволенности, эгоизма и гедонизма» [9].

С.А. Гаврилов заверил присутствующих в том, что профильный Комитет Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций сделает всё возможное, чтобы в своей работе и далее законодательно отстаивать отражение «традиционных» ценностей, ценностное и нравственное измерение в законотворческой деятельности, в противодействии «тоталитарным сектам», помощи РПЦ МП [9].

С.А. Гаврилов проводит регулярные встречи с иерархами РПЦ МП и прочих так называемых «традиционных» религиозных организаций. Кроме того, председатель комитета ГД ФС РФ принимает участие в совместных с РПЦ МП оргкомитетах, церковных форумах и посещает «святые места».

Рабочая встреча Митрополита Меркурия с Сергеем Гавриловым 15 декабря 2016 года. Фото: информационное агентство «Православное образование». Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

В заключение С.А. Гаврилов сообщил о начале работы Межфракционной депутатской группы в Государственной Думе нового созыва: «Я хочу заверить Ваше Святейшество и всех присутствующих соборян в том, что работающая в Государственной Думе Федерального Собрания по Вашему благословению и получившая Вашу высокую оценку Межфракционная депутатская группа по защите христианских ценностей продолжает свою работу, отстаивая и далее необходимость единства между представителями разных партий на основе христианских ценностей и на благо Матери Церкви, на благо нашему единому Всемирному Собору — имя которому Русский Мир» [9].

С.А. Гаврилов также дал комментарий о передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ МП. В частности, видный парламентарий, наряду с одобрением и указанием на законность передачи собора, заявил об обязанности государства содержать объект и нести ответственность за его сохранность [10].

И наконец, 15 марта 2017 года глава думского комитета С.А. Гаврилов высказался за расширение преподавания «Основ православной культуры» в школах и государственное финансирование «социальной работы» РПЦ МП, сообщает Интерфакс. «Мне кажется, что Русская православная церковь имеет огромные возможности. Я напомню: это помощь инвалидам, помощь в излечении больных алкоголизмом, наркоманией, это помощь в укреплении семей, преодолении сиротства, воспитание гражданских и патриотических чувств», — сказал он. По мнению главы думского комитета, организации, которые работают в рамках епархий РПЦ МП, «могли бы вполне работать по этому в некотором смысле государственному заказу». «Я считаю, что бюджетное финансирование здесь было бы более открыто и эффективно. Надо готовиться к этому, привлекать. Мы с особой благодарностью и поддержкой относимся к тем случаям, когда у нас не просто восстанавливаются или строятся храмы, а когда при них создаются социальные центры по работе с детьми, катехизации, отдельным направлениям по лечению людей, преодолению социального сиротства, детские дома. Это великая вещь. И нам нужно более активно привлекать Церковь в том числе через имущественную и финансовую поддержку», — заявил депутат [11].

О позиции российских парламентариев и их законотворческой мысли в частности в некоторой мере можно судить по их публичным высказываниям. Например, 3 марта 2017 года в эфире «Царьград ТВ» депутат Н. Поклонская (бывший прокурор Крыма) рассказала, как в ночь с 1 на 2 марта 2017 года замироточил бюст Николая II в часовне при крымской прокуратуре [12]. «Сегодня мои сотрудники звонят из Крыма, из прокуратуры, которые ухаживают за часовней, и говорят, что утром бюст Николая II, Государя нашего, который мы установили возле часовни, замироточил… Люди приходят с детьми, чтобы приложить их, чтобы исцелились дети… Это чудо, которое не объяснят учёные и никто» [13].

А коллега Н. Поклонской по фракции «Единая Россия» В. Милонов в начале марта 2017 года потребовал проверить фильм «Красавица и чудовище» из-за гей-персонажа [14], а после проверки выразил своё несогласие с заключением экспертов об отсутствии «гей-пропаганды». Более того, В. Милонов заявил, что готов лично провести лекцию для сотрудников Министерства культуры «по определению наличия элементов пропаганды гомосексуализма, мистических учений, оккультных в художественных произведениях». «При необходимости я готов лично возглавить и сформировать экспертную комиссию», — заявил депутат информационному агентству РИА Новости [15].

На XX Всемирном русском народном соборе приветствие председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева зачитал министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский.

На XX Всемирном русском народном соборе приветствие председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева зачитал министр культуры Российской Федерации В.Р. Мединский. Фото: С. Власов, пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Ранее депутаты Госдумы РФ призывали власти пресекать критику РПЦ МП и лично патриарха [16]. В частности, речь шла об обсуждении отретушированной фотографии патриарха РПЦ МП Кирилла (Гундяева) на которой замазанные фотошопом часы Breguet отражались на поверхности стола. Раздражение клерикалов вызвали «фотожабы» и интернет-комментарии слов патриарха о том, что он якобы никогда не носил дорогих часов.

О приоритетах работы Совета Федерации РФ в сфере свободы совести высказалась в ноябре 2016 года зампред Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Е. Мизулина. Она заявила о необходимости разработки пакета законопроектов, направленного на борьбу с «деструктивными общественными объединениями и религиозными сектами», сообщает ТАСС. «Предлагаю обсудить возможность создания рабочей группы, которая вела бы работу по совершенствованию законодательства в этой области и подготовила бы пакет законопроектов, обеспечивающий системный подход к разрешению этой проблемы», — сообщила Мизулина в ходе круглого стола в верхней палате парламента. Также, по мнению сенатора, следует законодательно закрепить термин «деструктивная секта». «Надо вводить в законодательство статус организаций, которые причиняют вред людям, хотя это сложно», — подчеркнула она. В настоящий момент, напомнила сенатор, в российском законодательстве нет таких понятий, как «секта» и «деструктивная секта». По её словам, на территории России действует до 500 «сект» [17].

А уже 13 февраля 2017 года в Совете Федерации РФ была создана рабочая группа по борьбе с «деструктивными сектами», костяк которой составили госчиновники и представители РПЦ МП под руководством именно Е. Мизулиной [18]. «Современные секты маскируются под различные организации, проводящие психотренинги, семинары по развитию лидерских качеств, отдельные умельцы рассказывают, как выжить, если наступит конец света, или, например, как телепортироваться на другие планеты, и желательно вместе с имуществом», — заявила сенатор. Она добавила, что, «объявляя войну деструктивным, тоталитарным сектам, нельзя допустить наступления на традиционные религиозные организации», в которых она видит «сильных союзников» [19].

Напомним, что ранее тогда ещё глава Комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей Е. Мизулина предложила преподавать школьный курс «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) с начальных классов во всех средних общеобразовательных школах России [20].

В завершение картины можно отметить, что в феврале 2017 года первый заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ РПЦ МП А.В. Щипков был назначен советником спикера Госдумы В.В. Володина. Как сообщает газета Коммерсантъ со ссылкой на собеседников в Государственной Думе, ставший советником Володина Щипков в своей нынешней должности в РПЦ (которую он занял после протоиерея Всеволода Чаплина в начале января прошлого года) отвечал за взаимодействие с партиями. Эксперты издания предполагают, что теперь Щипков будет участвовать в налаживании диалога спикера Госдумы с консервативной частью общества. Политолог Михаил Виноградов предположил, что назначение Щипкова советником Володина «может понадобиться в том случае, если религиозные активисты не будут чувствовать себя соавторами текущего курса» [21].

Проведённый анализ позволяет сделать вывод, что вместо следования конституционным принципам светскости государства и свободы совести законодательные органы России обслуживают, и собираются это делать в будущем, антиконституционные отношения власти и РПЦ МП. Попутно предполагается создание законодательной базы для «зачистки» конкурентов этой религиозной организации, ставшей фактически господствующей.

Иными словами, деградация законодательства в сфере свободы совести вытекает из клерикальной идеологизации палат органа законодательной власти России, а именно Государственной Думы и Совета Федерации.

В частности, правовое регулирование в области свободы совести базируется на некорректных с юридической точки зрения принципах, не имеющих чётких правовых критериев, и соответствующем понятийном аппарате, частично заимствованном из теологии [22].

В этих условиях нарушения основополагающих принципов конституционного строя и прав человека, рост нетерпимости в обществе, а также системные дисфункции государственного аппарата являются неизбежными.

Источники и комментарии

1. Федеральный закон от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями). Система «Гарант». Январь 2013 года. URL: http://base.garant.ru/12117177/3/.

2. Комитет провёл круглый стол «Совершенствование законодательства о религиозных организациях». Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций ГД ФС РФ. 28 января 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/site.xp/050057049124049052048054.html.

3. Создан новый Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 16 декабря 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97765/.

4. 26 января 2017 года состоялся круглый стол на тему «Религия. Общество. Государство» («Совершенствование законодательства о религиозных организациях») в рамках проводимых в Государственной Думе V Рождественских Парламентских встреч. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 27 января 2017 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97712/.

5. Состоялась встреча председателя Комитета с председателем ОВЦС Московского патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 11 октября 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/16743/;
Состоялась рабочая встреча председателя Комитета Сергея Гаврилова и председателя Синодального отдела религиозного образования и катехизации митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 16 декабря 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97761/.

6. Состоялось расширенное заседание рабочей группы по подготовке V Рождественских Парламентских встреч. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 16 декабря 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97759/.

7. Председатель Комитета Сергей Гаврилов принял участие в ХХ Всемирном русском народном соборе. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 2 ноября 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/16725/.

8. Председатель Комитета Сергей Гаврилов посетил Русский на Афоне Пантелеимонов монастырь и поздравил с интронизацией новоизбранного игумена обители иеромонаха Евлогия (Иванова). Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 24 октября 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/16733/.

9. Председатель Комитета Сергей Гаврилов принял участие в ХХ Всемирном русском народном соборе. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 2 ноября 2016 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/16725/.

10. Комментарий С.А. Гаврилова о передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 17 января 2017 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97747/.

11. Глава одного из комитетов Госдумы Гаврилов — за госзаказ на «социальную работу» РПЦ МП и усиление курсов по изучению православия в школах. Интерфакс. 16 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66466.

12. Кукушкина О. Кураев: Я могу по фото Поклонской провести мокрой тряпкой, и она «замироточит». L!fe. 4 марта 2017 года. URL: https://life.ru/981224.

13. В Крыму замироточил бюст Николая II. Царьград ТВ. 3 марта 2017 года. URL: https://www.youtube.com/watch?v=N-3LOgLAI2E.

14. Милонов призвал проверить фильм «Красавица и чудовище» из-за гей-персонажа. Газета.Ru. 4 апреля 2017 года. URL: https://www.gazeta.ru/culture/news/2017/03/04/n_9755747.shtml.

15. Милонов намерен добиться повторной экспертизы фильма «Красавица и чудовище». РИА Новости. 9 марта 2017 года. URL: https://ria.ru/society/20170309/1489607668.html.

16. Говорухин призвал «быть начеку» в связи с нападками на церковь. ТАСС. 26 марта 2015 года. URL: http://tass.ru/obschestvo/1853381.

17. Мизулина предлагает разработать проект закона по борьбе с деструктивными сектами. ТАСС. 17 ноября 2016 года. URL: http://tass.ru/obschestvo/3791640.

18. Состав рабочей группы Совета Федерации по разработке законодательства о сектах. Cетевое издание Религия и право. 7 марта 2017 года. URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=470&ELEMENT_ID=7509.

19. Рабочая группа Совета Федерации во главе с Мизулиной намерена бороться с «сектами». Информационно-аналитический центр «СОВА». 13 февраля 2017 года. URL: http://www.sova-center.ru/religion/news/authorities/legal-regulation/2017/02/d36384/.

20. Мизулина: основы религиозной культуры надо преподавать уже с 1 класса. РИА Новости. 14 мая 2015 года. URL: https://ria.ru/religion/20150514/1064511371.html.

21. Сотрудник Московской патриархии стал советником Володина. РБК. 3 февраля 2017 года. URL: http://www.rbc.ru/politics/03/02/2017/5893ee279a7947a15d60b986.

22. Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М.: ЗАО «ТФ "МИР"», 2009. — 288 с.

2. Нарушения светскости исполнительной власти

Наряду с Конституцией Российской Федерации, Федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ» запрещает использовать должностные полномочия в интересах религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности (подпункт 13 пункта 1 статьи 17 ФЗ) и «создавать в государственных органах структуры… религиозных объединений или способствовать созданию указанных структур» (подпункт 14 пункта 1 статьи 17 ФЗ).

Вопреки законодательству, президент России и первые лица государства стоят со свечками под прицелами телекамер федеральных каналов на рождественском и пасхальном богослужениях в храме Христа Спасителя и других храмах РПЦ МП.

Следует отметить, что не только неправомерное использование бюджетных средств, но и публичность (особенно освещение федеральными ТВ-каналами) придают противоправный характер участию высших должностных лиц государства в богослужениях, что является отражением крайне серьёзных проблем российской государственности.

Кстати, новый специальный знак президента светского государства России, утверждённый указом Д.А. Медведева, имеет вид креста с накладным изображением двуглавого орла [1].

Однако нарушения Конституции России не ограничиваются конфессиональной символикой и публичным участием первых лиц государства в религиозных церемониях.

Напомним, что ещё 21 июля 2009 года в государственной резиденции «Барвиха» под председательством президента РФ Д.А. Медведева прошло заседание, итогом которого стало не вполне конституционное введение преподавания в средних учебных заведениях основ религиозной культуры и светской этики, а также института армейских и флотских священнослужителей в Вооружённых силах РФ.

В 2010 году были приняты поправки в ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России», которыми учреждается новая памятная дата — День Крещения Руси 28 июля [2]. Данный законопроект был разработан во исполнение поручений президента РФ Д.А. Медведева от 14 августа 2009 года и председателя правительства В.В. Путина от 27 августа того же года [3]. 3 мая 2012 года президент Российской Федерации Д.А. Медведев подписал Указ «Об учреждении ордена Святой Великомученицы Екатерины и знака отличия «За благодеяние» [4].

В 2016-м — начале 2017 года упомянутые выше тенденции были продолжены. Например, 26 января 2016 года полномочный представитель президента в ЦФО А. Беглов, выступая на заседании одной из секций в рамках IV Рождественских парламентских встреч, проводимых РПЦ МП в Совете Федерации, доложил о ходе подготовки к празднованию тысячелетия русского монашества на Афоне (Греция).

Президент РФ, а вслед за ним и другие чиновники, не только публично принимают участие в религиозных мероприятиях, но и не стесняются заявлять, что светское государство Россия находится в долгу перед РПЦ МП, обещая этот долг возвращать. В указанном контексте можно указать лишь некоторые траты федерального бюджета: общие затраты на торжества, посвящённые памяти святого равноапостольного великого князя Владимира, превысили 1 миллиард рублей; расходы на реставрацию Патриаршего подворья в Черниговском переулке Москвы составили 194,5 миллиона рублей; финансирование создания духовно-просветительских центров только в 2015 году составило 958 миллионов рублей. Кроме того, РПЦ МП является главным получателем президентских грантов для НКО.

Наряду с заявлениями о поддержке неких «традиционных» религиозных организаций, в конце октября 2012 года глава светского государства высказался о необходимости контроля за деятельностью «тоталитарных сект» [5]. Зимой 2013 года на встрече с участниками Архиерейского собора РПЦ МП В.В. Путин призвал уйти от примитивного понимания светскости и дать церкви возможность поддерживать семьи и воспитывать детей [6]. Чуть позже на совещании с полпредами в федеральных округах, В.В. Путин показал, что не намерен мириться с радикальными течениями в религиях [7]. 25 июля 2013 года на встрече В.В. Путина и иерархов 15 православных поместных церквей президент заявил, что «принятие христианства предопределило судьбу и цивилизационный выбор России» [8]. В сентябре 2013 года на Валдайском форуме В.В. Путин заявил, что движение России вперёд невозможно без культурного и духовного самоопределения, при этом ей не нужно следовать примеру Запада, который отказался от христианских корней своей цивилизации [9]. В 2014 году В.В. Путин утвердил документ под названием «Основы государственной культурной политики», содержащий тезис об особой роли православия в формировании системы ценностей России. При этом оговаривается, что ислам, буддизм, иудаизм и другие религии «также внесли свой вклад в формирование национально-культурного самосознания» [10]. В ноябре 2016 года в документальном фильме «Патриарх», вышедшем на телеканале «Россия 1», глава российского государства В.В. Путин доверительно сообщил, что его крестины проходили в детстве втайне от его отца, бывшего членом коммунистической партии, и предположил, что, вероятно, был крещён отцом патриарха Московского и всея Руси Кирилла в 1952 году в Ленинграде [11].

25 июля 2013 года на встрече В.В. Путина и иерархов 15 православных поместных церквей президент заявил, что «принятие христианства предопределило судьбу и цивилизационный выбор России».

Встреча президента России В.В. Путина с предстоятелями и представителями поместных православных церквей. Фото: С. Власов, пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

В 2014 году на государственном уровне прошло празднование 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского. Напомним, что Указ Президента РФ № 1197 «О праздновании 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского» был подписан 14 сентября 2011 года на тот момент президентом РФ Д.А. Медведевым [12]. Для реализации Указа Президента РФ № 1197 «О праздновании 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского» Федеральной целевой программой предусмотрен бюджет в 21 миллиард рублей [13]. Сказать, сколько на самом деле было потрачено средств, не представляется возможным, но несомненно, что это весьма значительная сумма. В частности, А. Беглов сообщил, что основные ремонтно-реставрационные работы на объектах Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне и другие мероприятия завершаются. «Этап подготовки к празднованию тысячелетия русского монашества на Афоне практически завершён», — сказал А. Беглов во вторник. По словам полпреда, этот этап был связан прежде всего с ремонтно-реставрационными работами на объектах русского Свято-Пантелеимонова монастыря, его скитов и келий, строительством храма, установкой памятника Силуану Афонскому на его родине в Липецкой области, с разработкой комплексных программ юбилейных торжеств на международном, общероссийском и региональном уровнях [14].

1 февраля 2017 года, поздравляя главу РПЦ МП с восьмой годовщиной интронизации на патриаршем престоле, полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе А. Беглов заявил, что годовщина патриаршей интронизации — «это не только государственный праздник, а это праздник всего нашего народа», и отметил особую социальную роль Московской патриархии в жизни РФ, передаёт Интерфакс [15].

Таким образом, если президент и его представители поддерживают РПЦ МП, то остальные религиозные объединения, называемые «нетрадиционными» и «экстремистскими», ждёт нейтрализация даже в сети Интернет. Ранее В.В. Путин на расширенном заседании коллегии ФСБ призвал спецслужбы «нейтрализовать экстремистов и радикалов» в интернете, чтобы они не могли использовать глобальную Сеть в своих целях. «При нейтрализации разного рода экстремистских структур нужно действовать максимально решительно, блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности информационных технологий, ресурсы интернета и социальных сетей», — сказал Путин силовикам [16].

В указанном контексте знаковым показателем является «Пособие для работников органов исполнительной власти и правоохранительных органов по вопросам взаимодействия государства и религиозных организаций» [17]. Данный материал разработан в 2016 году Федеральным агентством по делам национальностей РФ, Министерством внутренних дел РФ и Министерством юстиции РФ.

Кроме противоречия Конституции России, следует отметить, что в основе пособия лежат юридически безграмотные понятия, не соответствующие принципу правовой определённости и требованиям современной юридической техники. Материал, предназначенный для работников органов исполнительной власти и правоохранительных органов, вопреки конституционной светскости государства, направлен на воспроизводство ксенофобских стереотипов в органах исполнительной власти [18].

В конечном итоге распространение и практическое применение данного материала неизбежно приведёт к увеличению числа нарушений конституционного права свободы совести и этноконфессиональных конфликтов, а значит, создаст угрозы национальной безопасности России.

К нарушениям светскости государства также следует отнести привилегии патриарха РПЦ МП, которые он имеет за счёт государственного бюджета. Это государственная охрана (президентского уровня), еженедельная передача на государственном ТВ и прочее. Например, на встречу с папой римским Франциском (Бергольо) патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев) прилетел в Гавану бортом Ил-96, который, судя по номеру, принадлежит правительственному авиаотряду [19]. Этот самолёт обычно используют премьер Д. Медведев, другие члены правительства, а также сотрудники Администрации Президента. Вместе с патриархом в Гавану прибыла его свита — около ста сопровождающих его лиц.

Чиновники регионального уровня следуют вектору, заданному свыше. Например, в марте 2017 года глава Республики Крым С. Аксёнов заявил, что в России, где есть «свои традиционные православные, духовные ценности», необходима такая форма правления, как монархия. Об этом он заявил в эфире телеканала «Первый Крымский», передаёт Интерфакс. По словам Аксёнова, «нам такая демократия», в том виде, в котором она «преподносится» западными СМИ, «не нужна». «Сегодня, на мой взгляд, России нужна монархия», — сказал Аксёнов. Он также добавил, что при условиях, что у России есть «внешний враг», демократия — «это лишнее». При этом он отметил, что имеет в виду не демократию, как её «понимают нормальные люди», а «вседозволенность, как многие трактуют режим демократии». По мнению главы Крыма, у президента в России «должно быть больше прав», вплоть до «диктатуры» [20].

Весной 2017 года стало известно, что администрация Забайкальского края просит чиновников не сотрудничать с баптистами, свидетелями Иеговы и пятидесятниками, которые якобы активизировались в сельской местности, и рекомендует сообщать о действиях протестантских движений в ФСБ, сообщает сетевое издание «Религия и право». Главам районов и городских округов края за подписью руководителя администрации губернатора и первого заместителя главы правительства Д. Кочергина 10 февраля 2017 года было разослано директивное письмо, в котором обращается внимание на активизацию указанных религиозных движений. Отмечается, что они помогают жителям сёл Забайкалья продуктами и одеждой, а также борются с наркоманией, тем самым активно вовлекая молодёжь в религиозные группы. Тем не менее достижения баптистов и пятидесятников объясняются «результатом хорошо отлаженной психологической работы нетрадиционных религиозных организаций». Руководитель администрации губернатора рекомендует: «1. Воздерживаться от сотрудничества с данными организациями и участия в их проектах. 2. Не предоставлять помещения учреждений культуры, спорта, образования, объектов социальной сферы и других зданий, находящихся в распоряжении органов местного самоуправления, для проведения различного рода религиозных мероприятий. 3. В случае проведения данными религиозными организациями массовых мероприятий оперативно информировать администрацию губернатора Забайкальского края, осуществлять тесное взаимодействие и консультации с прокуратурой, управлением Минюста РФ по Забайкальскому краю и ФСБ. 4. Дать соответствующие указания главам сельских и городских поселений (административных территориальных округов)» [21].

18 февраля 2016 года на сайте парламента Чечни было опубликовано сообщение о том, что каждый молодой человек в республике в возрасте от 14 до 35 лет по решению главы Чечни должен пройти «духовно-нравственную паспортизацию», отчитавшись о своём вероисповедании и родовой принадлежности. О предстоящей «духовно-нравственной паспортизации» чеченской молодёжи 17 февраля во время встречи с учащимися школы в селении Алхан-Кала Грозненского района объявил депутат парламента Чечни Адам Маликов. По мнению правозащитников, таким образом власти Чечни пытаются установить феодальный контроль над обществом, внедряя под видом «духовно-нравственной паспортизации» принцип коллективной ответственности. Указание в анкете лица, которое отвечает «за все действия и поведение человека», является поощрением доносительства на родственников, ответственность за поступки молодых людей возлагается не только на родственников, но и на учителей, участковых, имамов, отметили опрошенные «Кавказским узлом» правозащитники [22].

18 февраля 2016 года на сайте парламента Чечни было опубликовано сообщение о том, что каждый молодой человек в республике в возрасте от 14 до 35 лет по решению главы Чечни должен пройти «духовно-нравственную паспортизацию».

«Духовно-нравственная анкета молодёжи». Фото: Екатерина Сокирянская, эксперт Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group, ICG). Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

За словами государственных служащих, как правило, следуют не вполне конституционные действия. В частности, за последние годы РПЦ МП были переданы многие, в том числе весьма крупные, объекты недвижимости. Например, Новодевичий монастырь (Москва), Ипатьевский монастырь (Кострома), десятки иных, в том числе музейных, объектов. На 2018 год запланирована полная передача в собственность РПЦ МП Рязанского кремля.

30 декабря 2016 года издание «Фонтанка» сообщило о том, что Исаакиевский собор может быть передан РПЦ МП. Слух подтвердился 10 января 2017 года, когда губернатор Санкт-Петербурга Г. Полтавченко заявил ТАСС, что вопрос о передаче Исаакия в пользование РПЦ МП решён. Согласно плану по передаче Исаакиевского собора РПЦ МП, опубликованному комитетом имущественных отношений (КИО) Санкт-Петербурга, 12 января процесс должен быть завершён до начала 2019 года. Однако 18 января депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракций «Единая Россия» и ЛДПР проголосовали за обращение к министру культуры В. Мединскому с просьбой ускорить передачу собора РПЦ МП. По их мнению, два года, отведённых на передачу Исаакия Смольным, — это слишком долгий срок и вопрос можно решить к Пасхе, сообщала «Фонтанка».

Следует отметить, что подготовка к перевозке коллекции музея «Исаакиевский собор» из одноимённого храма в связи с планируемой передачей последнего в собственность РПЦ МП займёт примерно восемь месяцев и потребует 139 миллионов рублей, рассказал РБК директор музея Николай Буров. «Мы предоставили расчёт, что в случае эвакуации музейной коллекции, перевоза для складирования и хранения требуется около 188 рабочих дней», — сообщил он. Предварительная стоимость расходов на переезд составляет 139 миллионов рублей, добавил собеседник издания. Он отметил, что «в эту сумму входит оценка изготовителей тары, заказ на упаковку, собственно сама упаковка». Сама перевозка коллекции и страховка в эту сумму не входят, но, по словам Бурова, «они значительно меньше» [23].

Информация о передаче собора вызвала протесты в Санкт-Петербурге. Федеральный чиновник рассказывал РБК, что проводились социологические исследования, которые показали, что «главное напряжение» петербуржцев вызвал тот факт, что «с ними никто не посоветовался». 13 марта Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга постановил привлечь в качестве заинтересованного лица по иску о передаче Исаакиевского собора РПЦ МП Г. Полтавченко. В качестве заинтересованных лиц к процессу будут также привлечены Минкультуры, РПЦ МП, музей Исаакиевского собора. Иск, направленный против передачи Исаакиевского собора РПЦ МП в безвозмездное бессрочное пользование, был подан 3 марта. В числе истцов выступили юрист С. Бакешин и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Б. Вишневский [24].

7 марта 2017 года стало известно, что власти Санкт-Петербурга отказали в проведении градозащитного митинга на Марсовом поле 19 марта 2017 года, поскольку здесь на этот день уже было запланировано культурно-массовое мероприятие. «Вчера вечером мне позвонили из комитета по правопорядку и законности и сообщили, что якобы в этот день администрация Центрального района будет проводить на Марсовом поле некое культурно-массовое мероприятие, весь день, с 11:00 до 19:00», — сказал депутат законодательного собрания Санкт Петербурга Б. Вишневский, уточнив, что на сайте администрации Центрального района нет никакой информации о планируемых в этот день мероприятиях. Мероприятие планировалось начать в 13:00. Заявленная численность — пять тысяч человек. Повестка митинга включает передачу Исаакиевского собора РПЦ МП, возможное слияние Российской национальной и Российской государственной библиотек, застройку Пулковских высот и кадровую политику ведущих петербургских вузов [25].

Весной 2017 года стало известно, что Катерлезский Свято-Георгиевский женский монастырь XIX века близ Керчи власти Крыма передали РПЦ МП в безвозмездное пользование, сообщает Интерфакс. Об этом сообщил глава госкомитета по государственной регистрации и кадастру республики А. Спиридонов, которого цитирует его пресс-служба [26].

В Севастополе власть города планирует отдать около пяти гектаров земли в лучших районах города в пользование Симферопольской и Крымской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата. Все выделенные в Севастополе участки даются церкви в безвозмездное пользование на девять лет, при этом очевидно, что построенные на них храмы сносить не будут. При этом городские власти разрешили строительство не только культовых сооружений, но и зданий благотворительного назначения — например, платных гостиниц для паломников. Среди самых лакомых кусочков, доставшихся церкви, — активно развивающийся район Шевченко, сквер перед Гагаринской администрацией, где сейчас располагается памятник Тарасу Шевченко, парк Победы и улица Шостака возле заповедника «Херсонес Таврический». Ещё один храм появится на Радиогорке, где сохранился один из памятников первой обороны Севастополя [27].

По оценкам независимых экспертов, только в Москве РПЦ МП могут быть переданы 20 тысяч объектов, принадлежащих государству. По всей стране количество таких объектов исчисляется сотнями тысяч [28]. В конце 2013 года стало известно, что РПЦ МП просит Росимущество расширить список зданий, которые могут быть переданы в её собственность. Помимо храмовых комплексов, список могут пополнить синодальные типографии, православные приюты и епархиальные женские училища и доходные дома, которые РПЦ МП может сдавать в аренду. В Федеральное агентство по управлению государственным имуществом поступило более 500 обращений от различных конфессий по передаче им утраченных объектов религиозного назначения, сообщил начальник управления по размещению федеральных органов власти Росимущества С. Аноприенко. По данным чиновника, наибольшее количество обращений — 161 — поступило от РПЦ, пять — от мусульман, по два — от католиков и представителей еврейских общин [29].

Как отмечает председатель Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений С.А. Гаврилов, «в целом, начиная с 1990-х годов, в Санкт-Петербурге передано Церкви 334 объекта религиозного назначения. С момента принятия упомянутого Федерального закона № 327-ФЗ городской комитет по имущественным отношениям Санкт-Петербурга передал 54 объекта в собственность религиозных организаций, а 16 — в безвозмездное пользование» [30].

Весной 2017 года в Краснодарском крае было принято решение о передаче в безвозмездное пользование Екатеринодарской и Кубанский епархии РПЦ МП храма в честь Нерукотворного образа Христа Спасителя в Имеретинской низменности, построенного к зимней Олимпиаде в Сочи, сообщает Благовест-инфо. Рассмотрев обращение РПЦ МП, власти постановили дать согласие на согласование передачи храма площадью более 6 тысяч квадратных метров и стоимостью (согласно постановлению) более 422,4 миллиона рублей. Также планируется передать РПЦ МП и всё имущество, в том числе звонницу, аналой, акустические системы, компьютеры и так далее. Как уточнили ТАСС в краевом департаменте строительства, передача — плановая процедура: «Пока объект строился, он находился на балансе ГУСКК (главного управления строительства Краснодарского края), а затем его по плану передают заказчику проекта» [31].

Весной 2017 года стало известно, что РПЦ МП необходимо почти 14 миллиардов рублей на реставрацию храмов и монастырей, признанных объектами культурного наследия, сообщает сайт Финансово-хозяйственного управления (ФХУ) РПЦ МП, который 7 апреля цитирует РИА «Новости». К настоящему моменту на рассмотрение ФХУ РПЦ МП поступили заявки от 56 митрополий, 93 епархий (при том что епархии, как правило, входят в состав митрополий), 19 монастырей и подворий. Реставрация требуется 424 объектам. Общая сумма расходов составила 13 миллиардов 857 миллионов 176 тысяч рублей. Все заявки будут рассмотрены и проанализированы сотрудниками ФХУ РПЦ МП, после чего управление направит государству общую заявку с указанием необходимой на реставрационные работы суммы средств из госбюджета. Реставрация объектов культурного наследия будет осуществляться в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2012–2018 годы)» [32].

Кроме передачи объектов недвижимости в собственность РПЦ МП, большинство из которых ей никогда не принадлежало, при поддержке государства развёрнута масштабная программа строительства новых храмов.

Фонд «Поддержки строительства храмов города Москвы» учреждён Финансово-хозяйственным управлением РПЦ МП 26 января 2010 года. В пресс-службе Финансового-хозяйственного управления РПЦ МП сообщили, что всего по Программе строительства православных храмов в Москве, которая реализуется в нашей столице с 2011 года, построены и действуют 29 храмов. Ещё в восьми завершены основные строительно-монтажные работы — в некоторых из них также совершаются богослужения. Из 37 храмов (построенных и достраивающихся): 18 возведены по типовым проектам, 19 — по индивидуальным. 17 храмов рассчитаны на 500 и более человек. Ещё пять храмов: Всех Святых, в земле Русской просиявших (ВАО, Суздальская ул., вл. 8б); Иверской иконы Божьей Матери (ЗАО, Мичуринский проспект, вл. 68), Преподобного Серафима Саровского в Раеве (СВАО, проезд Шокальского, вл. 48), Введения во храм Пресвятой Богородицы (ЮЗАО, Южнобутовская ул., вл. 62–66), Преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле (САО, Ходынское поле), — рассчитаны на 1000 прихожан. И всё это индивидуальные проекты. Ещё 40 храмов находятся в стадии строительства. 11 строек начаты в 2016 году. Один храм — Андрея Рублёва в Раменках — вошёл в Программу в 2016 году. Из 40 строящихся храмов только 10 возводятся по типовым проектам. Все остальные — индивидуальные. Подавляющее большинство храмов рассчитаны на 500 человек. Однако есть и на 1000: храм Сретения Господня (ЮВАО, Саранская ул., вл. 1); храм Константина и Елены (СЗАО, Митинская ул., вл. 11); храм Живоначальной Троицы в Троицке (ТиНАО, г. Троицк, Солнечная ул., вл. 1) [33].

Для сбора поступающих средств создан благотворительный фонд «Поддержки строительства храмов города Москвы», сопредседателем которого является мэр столицы С. Собянин, а куратором — депутат Госдумы Федерального Собрания РФ В. Ресин [33].

10 марта 2017 года Интерфакс со ссылкой на депутата Госдумы РФ, куратора программы строительства церквей в столице В. Ресина сообщил, что более 80 земельных участков в «Новой Москве» отобраны для возможного строительства храмов РПЦ МП. «С момента присоединения к столице новых территорий программа вышла за рамки 200 изначально выделенных властями города участков. Уже к настоящему времени в «Новой Москве» по просьбам жителей пересмотрели 128 участков под возведение храмов, из которых оставили для дальнейшей проработки 80», — сказал Ресин журналистам. Депутат ГД РФ отметил, что в «Новой Москве» на 18 участках начаты различные работы, а четыре храма РПЦ МП уже построены. «Программа делает всё возможное, чтобы на каждые 20–30 тысяч человек мог быть один храм в шаговой доступности. Это не идеальный вариант, но он соответствует реалиям. Вот до революции один храм приходился на 1,5 тысячи человек», — пояснил Ресин [34].

Далее более подробно будет рассмотрена ситуация в государственной и муниципальной системе образования, в сфере СМИ и массовых коммуникаций, в Вооружённых силах и иных силовых формированиях государства, в местах заключения под стражу и лишения свободы.

Источники и комментарии

1. Медведев учредил недорогой знак власти и медаль с пеликаном. Lenta.ru. 3 мая 2012 года. URL: https://lenta.ru/news/2012/05/03/newone/.

2. Дмитрий Медведев подписал закон о введении в России нового государственного праздника — Дня Крещения Руси. Lenta.ru. 1 июня 2010 года. URL: https://lenta.ru/news/2010/06/01/christening/.

3. Законопроект о праздновании Дня Крещения Руси прошёл в Госдуме первое чтение. Интерфакс. 21 апреля 2010. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=35247.

4. Указом президента России учрежден орден Святой Великомученицы Екатерины. Сайт президента России. 3 мая 2012 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/15192.

5. Контроль за тоталитарными сектами должен быть усилен — Путин. Интерфакс. 25 октября 2012 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=48589.

6. Путин: РПЦ должна поддерживать семьи и решать социальные проблемы россиян. Вести. 1 февраля 2013 года. URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=1021118&cid=5.

7. Путин: религиозных радикалов ждёт полный провал и фиаско. РИА Новости. 30 января 2013 года. URL: https://ria.ru/society/20130130/920451653.html.

8. Стенограмма встречи президента России В.В. Путина с предстоятелями и представителями церквей «мирового православия». Официальный сайт Московского патриархата. 25 июля 2013 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3123089.html.

9. Россия будет отстаивать свою духовную идентичность, основанную на религиозных ценностях — Путин. Интерфакс. 19 сентября 2013 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=52715.

10. Слободчикова О. Православию дали особую роль в культурной политике. Би-би-си. 24 декабря 2014 года. URL: http://www.bbcrussian.com/russian/russia/2014/12/141224_putin_culture_approved.

11. Путин рассказал, что его крестил отец патриарха Кирилла. ТАСС. 20 ноября 2016 года. URL: http://tass.ru/obschestvo/3799082.

12. Президент подписал Указ «О праздновании 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского». Сайт президента России. 14 сентября 2011 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/12678.

13. Борисов Т. Сергиев фасад. Российская газета — Федеральный выпуск № 5569 (194). 1 сентября 2011 года. URL: https://rg.ru/2011/09/01/dushko.html.

14. Подготовка празднования тысячелетия русского монашества на Афоне практически завершена — Беглов. Интерфакс. 26 января 2016 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=61716.

15. Патриарх Кирилл в годовщину интронизации призывает духовенство служить примером для народа. Интерфакс. 1 февраля 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66055.

16. Путин требует от ФСБ пресечь «радикализацию интернета». Би-би-си. 14 февраля 2013 года. URL: http://www.bbc.com/russian/rolling_news/2013/02/130214_rn_putin_fsb_internet.shtml.

17. Окрест Д. ФАДН разработало пособие по вопросам взаимодействия государства и религиозных организаций. РБК. 28 ноября 2016 года. URL: http://www.rbc.ru/politics/28/11/2016/583c6e5f9a794729e1404545.

18. Пособие для работников органов исполнительной власти и правоохранительных органов по вопросам взаимодействия государства и религиозных организаций (разработано сотрудниками ФАДН России, МВД России и Минюста России). Федеральное агентство по делам национальностей. 28 ноября 2016 года. URL: http://fadn.gov.ru/system/attachments/attaches/000/028/385/original/%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B8%D0%B5_%D0%BF%D0%BE_%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D0%B8_%D0%A4%D0%90%D0%94%D0%9D_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8.pdf.

19. «Встреча тысячелетия»: Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и Папа Римский Франциск встретились на Кубе, в международном аэропорту Гаваны. Эхо Москвы. 14 февраля 2016 года. URL: http://echo.msk.ru/blog/echomsk/1711694-echo/.

20. Аксёнов заявил о необходимости введения монархии в России. РБК. 5 марта 2017 года. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/58c85ed79a79477a9f0da3a5.

21. Нежелательные церкви. Администрация Забайкальского края запретила органам власти сотрудничать с теми, кто помогает людям. Сетевое издание «Религия и право». 7 марта 2017 года. URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?SECTION_ID=470&ELEMENT_ID=7506.

22. Правозащитники: «духовная паспортизация» в Чечне поощряет доносительство. Московская Хельсинкская группа. 13 марта 2016 года. URL: http://mhg-main.org/news/pravozashchitniki-duhovnaya-pasportizaciya-v-chechne-pooshchryaet-donositelstvo.

23. Демченко Е., Губернаторов Е. Директор Исаакия назвал стоимость переезда музея. РБК. 17 марта 2017 года. URL: http://www.rbc.ru/society/17/03/2017/58cb9f599a7947b5643c8b08.

24. Галимова Н., Кузнецова Н., Козлов В. Собор — не место для музея. Власти Петербурга попросили вывезти экспонаты из Исаакия к Пасхе. РБК. 14 марта 2017 года. URL: http://www.rbc.ru/newspaper/2017/03/15/58c6e1619a79472c08dac56f.

25. Смольный отказал в проведении градозащитного митинга на Марсовом поле. Интерфакс. 7 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/552634.

26. Власти Крыма передали верующим монастырь XIX века. Интерфакс. 6 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66359.

27. Казарин П. Всё лучшее — церкви: сколько и на чём зарабатывает РПЦ в Крыму. Крым.Реалии. 13 марта 2017 года. URL: https://ru.krymr.com/a/28366558.html.

28. Зубарев Е. Жалость и ирония против золотого кадила. Росбалт. 1 мая 2013 года. URL: http://www.rosbalt.ru/blogs/2013/05/01/1124348.html.

29. Синяков А. Ритуальная принадлежность. РБК. 18 декабря 2013 года. http://rbcdaily.ru/market/562949990013145.

30. Комментарий Гаврилова С.А. о передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Комитет Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений ГД ФС РФ. 17 января 2017 года. URL: http://www.komitet2-22.km.duma.gov.ru/Novosti/item/97747/.

31. Депутаты проголосовали за передачу в пользование РПЦ «олимпийского» храма в Сочи. Благовест-Инфо. 23 марта 2017 года. URL: http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=3&id=72419.

32. РПЦ требуется от государства 13 миллиардов рублей на реставрацию храмов. РИА Новости. 7 апреля 2017 года. URL: https://ria.ru/religion/20170407/1491751743.html.

33. 29 храмов построены, на 8 завершены основные СМР. Программа строительства православных храмов в г. Москве. 15 октября 2016 года. URL: http://www.200hramov.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2791:29-8-&catid=2:2012-08-02-21-06-58&Itemid=7.

34. Строительство храмов планируется на 80 участках в «Новой Москве». Интерфакс. 10 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66410.

3. Нарушения светскости государственной и муниципальной системы образования

Наряду с конституционными принципами свободы совести (статья 28), идеологического многообразия (статья 13), светскости государства и равенства религиозных объединений (статья 14), равенства граждан независимо от отношения к религии (статья 19), Российская Федерация «не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями или лицами, их заменяющими, в соответствии со своими убеждениями и с учётом права ребёнка на свободу совести и свободу вероисповедания; …обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях» (пункт 2 статьи 4 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Кроме того, государство оказывает финансовую, материальную и иную помощь религиозным организациям в преподавании общеобразовательных дисциплин в образовательных организациях, созданных религиозными организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации об образовании (пункт 3 статьи 4 ФЗ).

В соответствии с законодательством РФ государственная политика и правовое регулирование отношений в сфере образования основываются на принципе светского характера образования в государственных, муниципальных организациях, осуществляющих образовательную деятельность (пункт 1 статьи 3 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»); обучение религии и религиозное воспитание не являются образовательной деятельностью (пункт 5 статьи 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

«По письменной просьбе родителей или лиц, их заменяющих, и с согласия детей, обучающихся в государственных или муниципальных образовательных организациях, указанные образовательные организации на основании решения коллегиального органа управления образовательной организации по согласованию с учредителями могут предоставлять религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (пункт 4 статьи 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

В 2009 году в связи с не вполне конституционными Поручением президента Российской Федерации Д.А. Медведева от 2 августа 2009 года и Распоряжением председателя Правительства Российской Федерации В.В. Путина от 11 августа 2009 года о введении учебного курса «Основ религиозных культур и светской этики» ситуация изменилась кардинально.

Осенью 2009 года Правительством России был утверждён план мероприятий по апробации в 2009–2011 годах учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики», в соответствии с которым курс включает в себя основы православной, исламской, буддийской, иудейской культур, основы мировых религиозных культур и светской этики. Следует отметить, что тогдашний министр образования и науки РФ А. Фурсенко оценил затраты на подготовку учителей по вышеупомянутому новому предмету в сотни миллионов рублей.

Таким образом, с 1 сентября 2012 года во всех общеобразовательных школах России был введён курс «Основы религиозных культур и светской этики», который изучается в течение всего четвёртого класса из расчёта один час в неделю и состоит из шести модулей: «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы мировых религиозных культур», «Основы светской этики». Несмотря на то что школьники и их родители имеют право выбрать один из модулей, на практике эта норма реализуется далеко не всегда.

Среди упомянутых модулей только «Основы светской этики» не противоречит конституционному принципу светскости государства (в том числе не противоречит государственной системе образования), поскольку не является конфессионально ориентированным. Что касается модуля «Основы мировых религиозных культур», то он уравновесит узкоконфессиональные модули, но его мировоззренческий нейтралитет будет зависеть от методологии преподавания.

Как следствие, на практике имеют место масштабные нарушения принципа мировоззренческого нейтралитета системы образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях России, что предопределяет нарушения прав человека и рост нетерпимости в обществе.

В частности, неверующие чувствуют себя ущемлёнными, в том числе и в связи с продолжением незаконной практики государственного финансирования конфессионально ориентированных дисциплин. Нарушения принципа светскости государственной (муниципальной) системы образования уже привели к снижению качества образования, а также к нарушениям прав родителей и детей на воспитание и образование в соответствии с собственными убеждениями.

В 2016-м — начале 2017 года под давлением многоступенчатого клерикального лобби Минобрнауки РФ вынуждено пойти на незаконное расширение преподавания конфессионально ориентированных дисциплин и издание соответствующих не вполне законных актов [1]. В частности, новая предметная область «Основы духовно-нравственной культуры народов России» была фактически введена (пока в тестовом режиме) для учеников пятых классов в рамках нового стандарта основного общего образования как минимум в нескольких десятках московских школ (предметы «Православная культура» и «Истоки»). Позже появилась информация, что упомянутые предметы преподаются во многих субъектах РФ (62!).

В указанном контексте в 2016 году родители учеников столичной школы № 2065 обратились в Генпрокуратуру с жалобой на «навязывание религиозной идеологии департаментом образования». Авторы обращения называли предмет «Истоки», который изучается в 62 регионах страны, «антинаучной манипуляцией» и «давлением на детскую психику». Родители подчёркивали, что курс с конфессиональным уклоном является «обязательным для всех учеников», среди которых есть также мусульмане, иудеи и католики. Столичные чиновники при этом настаивали, что предмет является светским и факультативным [2].

В конечном итоге родители учеников московской школы № 2065 добились отмены курса «Истоки» для всех пятых классов. Совет школы предложил родителям заменить этот предмет на «Основы светской этики», сообщила представитель инициативной группы родителей. «У нас получилось. Позвонили представители Совета школы, предложили согласовать учебник по светской этике с родителями. Мы дали своё согласие. У всех пятых классов нашей школы убирают "Истоки"», — написала мама одного из учеников на своей странице в Facebook [2].

Однако, несмотря на скандал, упомянутые антиконституционные учебные дисциплины продолжают преподаваться в рамках государственной и муниципальной системы образования России.

20 июля 2016 года в Федеральное учебное-методическое объединение по общему образованию (ФУМО), действующее на базе РАО, поступил проект программы школьного курса «Православная культура». В конце ноября 2016 года после негативного отзыва экспертов в РАО заявили, что этот курс не будет носить обязательный характер, а проект его программы находится на стадии обсуждения. При этом, как писал ряд СМИ, если члены ФУМО поддержат проект, это сделает возможным преподавание православной культуры с первого по одиннадцатый класс, известие о чём вызвало сильный общественный резонанс [3].

При этом РПЦ МП продолжает настаивать на расширении преподавания за государственный счёт своей версии православия. «Принципиальной позицией Церкви, выражающей в этом случае просто интересы православного сообщества в нашей стране, является необходимость обеспечения гарантии преподавания, возможности изучения детьми православной культуры на добровольной основе, по выбору полноценно — по разным уровням и годам обучения в школе, а не только в одном четвёртом классе, как сейчас, — заявил на заседании президиума Российской академии образования иерарх, доклад которого поступил в пятницу в Интерфакс» [3].

В начале февраля 2017 года в рамках XXV Рождественских чтений прошла секция «Православная культура в школе: результаты образования и перспективы развития» с участием госчиновников, педагогов и представителей РПЦ МП. Участники секции отметили актуальность расширения гарантий изучения православной культуры в российской школе для приобщения их к российским «традиционным» духовным ценностям и приняли открытое обращение в Министерство образования и науки Российской Федерации «О расширении преподавания православной культуры». В частности, предлагается «принять необходимые меры для обеспечения преподавания православной культуры на добровольной основе, по выбору родителей (законных представителей) учащихся в основной (обязательной) части школьного учебного плана на всех уровнях общего образования (минимально во вторых-десятых классах, один час в неделю)» [4].

А уже 16 февраля 2017 года в Минобрнауки России состоялось очередное совещание по вопросам детализации требований ФГОС к предметным результатам образования по ОРКСЭ, в котором приняли участие: руководитель рабочей группы академик РАН В. Тишков, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России А. Благинин, заведующий сектором основ православной культуры Синодального отдела религиозного образования и катехизации диакон Г. Демидов, заведующий научно-методическим кабинетом Синодального ОРОиК И. Метлик и другие.

В частности, среди прочего была отмечена необходимость дальнейшего развития преподавания религиозных культур и светской этики по выбору на основной ступени общего образования в логической преемственности предметных областей ОРКСЭ и «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (ОДНКНР).

16 февраля 2017 года в Минобрнауки России состоялось очередное совещание по вопросам детализации требований ФГОС к предметным результатам образования по ОРКСЭ, в котором приняли участие: руководитель рабочей группы академик РАН В. Тишков, заместитель директора Департамента государственной политики в сфере общего образования Минобрнауки России А. Благинин, заведующий сектором основ православной культуры Синодального отдела религиозного образования и катехизации диакон Г. Демидов, заведующий научно-методическим кабинетом Синодального ОРОиК И. Метлик и другие.

Министерство образования РФ: заседание рабочей группы по доработке государственного стандарта по ОРКСЭ. Фото: сайт «Вера и Время». Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Весьма показательно, что в ходе обсуждения реализации неконфессиональных модулей ОРКСЭ было предложено их скорректировать. Так, содержание религиоведческого модуля решили ограничить рамками «традиционных» для России религиозных культур, исключив из его содержания сведения о других религиях и верованиях. По поводу модуля «Основы светской этики» также были высказаны суждения о необходимости его корректировки в направлении акцентировки содержания этого модуля на общих, «базовых российских ценностях» и нормах, исключая возможности противопоставления «традиционной» религиозной морали и светской этики как философско-атеистической, нерелигиозной. Для претворения вышеупомянутых идей в жизнь договорились готовить изменения ФГОС и направлять предложения в Министерство образования и науки [5].

15 марта 2017 года глава Комитета Госдумы по развитию гражданского общества и вопросам общественных и религиозных объединений С. Гаврилов высказался за расширение преподавания «Основ православной культуры» в школах и государственное финансирование «социальной работы» РПЦ МП, сообщает Интерфакс. «У нас есть скрытые резервы по усилению возможностей курсов, связанных с основами православной культуры в школах», — заявил С. Гаврилов на встрече полпреда президента РФ в УрФО И. Холманских с архиереями РПЦ МП в Екатеринбурге. По словам депутата, «духовное понимание любви к Родине, родителям, ценности своей жизни, ответственности перед страной веками воспитывались у нас именно в православии, а не в каких-то "сектах", которые родились 70–100 лет назад, на американских деньгах пришли сюда и формируют ненависть к государству российскому» [6].

В 2016 году СМИ сообщали, что в РПЦ МП выдвинули предложение давать уроки религиозной культуры в детских садах, которое не было поддержано. Председатель комиссии Мосгордумы по делам общественных объединений и религиозных организаций А. Палеев выступил против введения в детских садах уроков религиозной культуры. Об этом он сообщил Агентству городских новостей «Москва» 26 мая. «Я не думаю, что психологи и общественность легко согласятся с тем, чтобы у нас основы религии преподавались в детских садах. Будет большое количество протестов по этому поводу. Есть психологи, которые скажут, что дети ещё не готовы к такому обучению. Одно дело, когда этому учат в семье, другое — когда это программа обучения. Этого не должно быть в рамках образовательной программы», — сказал А. Палеев [7].

В субъектах Российской Федерации регулярно проходят мероприятия, направленные на клерикальную идеологизацию государственной и муниципальной системы образования. Большинство из них несут значительный заряд ксенофобии и нетерпимости.

Например, в марте 2016 года глава Ингушетии на заседании Совета при полномочном представителе Президента РФ в СКФО выступил с инициативой ввести курс по основам религии, в ходе которого приглашённые богословы из разных регионов нашей страны смогут дать молодым людям исчерпывающие ответы на нередко возникающие вопросы. По мнению Юнус-бека Евкурова, «лжеидеологи пользуются непросвещённостью молодёжи в вопросах религии и пробелами в области духовно-нравственного воспитания». Также было предложено взять на особый контроль студентов вузов, прибывающих в РФ «из арабских республик, ведущих активную пропагандистскую деятельность, а также идеологов, занимающихся вербовкой молодых людей и сбивающих их с истинного пути» [8].

21 февраля 2017 года в актовом зале СОШ № 2 города Кандалакши прошла научно-практическая конференция «Православные ценности в современном образовании» с участием чиновников, педагогов и священников РПЦ МП. Среди прочего были рассмотрены вопросы «эффективных практик по духовно-нравственному и гражданско-патриотическому воспитанию, взаимодействия Церкви, семьи и школы, преемственности предметных областей ОРКСЭ и ОДНКНР в условиях реализации ФГОС общего образования. Обмен мнениями помог поделиться практическим опытом, наработками и материалами по профилю своей деятельности, а также расширить своё представление о целях и задачах соработничества РПЦ МП и Министерства образования и науки РФ» [9].

21 февраля 2017 года в актовом зале СОШ № 2 города Кандалакши прошла научно-практическая конференция «Православные ценности в современном образовании» с участием чиновников, педагогов и священников РПЦ МП.

Научно-практическая конференция «Православные ценности в современном образовании» в Кандалакше. Фото: информационное агентство «Православное образование». Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Напомним, что ранее в субъектах Российской Федерации также были зафиксированы мероприятия для преподавателей курса ОРКСЭ, некоторые из которых направлены на воспроизводство через государственную систему образования ксенофобских стереотипов посредством лингвистического конструирования неравенства. Например, 16 октября 2015 года в Ярославле прошла лекция «Негативные аспекты деятельности сект и тоталитарных религиозных культов».

В государственных вузах российских регионов (например, в Алтайском крае, Омской, Тверской, Ивановской областях и других) много лет действуют кафедры и факультеты богословия на основе местных епархий РПЦ МП [10], что противоречит Конституции РФ и ФЗ «Об образовании в РФ», предусматривающим светский характер учебного процесса в государственных образовательных структурах. Нарушение конституционного принципа светскости государственной системы образования в некоторых госуниверситетах носит системный характер.

Например, весной 2017 года в Свердловской области стартовал пилотный проект по обучению студентов основам «духовной безопасности», сообщает Интерфакс. Образовательная программа с элементами нетерпимости разработана Миссионерским институтом Екатеринбургской епархии РПЦ МП и направлена «на противодействие тоталитарным сектам и экстремистским течениям», сообщает 16 марта пресс-служба правительства региона. Новый курс получил одобрение в областном министерстве общего и профессионального образования. Он адресован студентам нетеологических факультетов и рассчитан на шесть-восемь лекционных часов. Среди тем, которые затрагивают лекторы, — «Религиозный и политический экстремизм», «Духовно-нравственный идеал традиционных религий России», «Секты и сектантство». В частности, преподаватели Миссионерского института РПЦ МП уже прочитали этот курс третьекурсникам Уральского государственного экономического университета в рамках обязательной дисциплины «Основы безопасности жизнедеятельности» [11].

Также весной 2017 года стало известно, что базовая кафедра совместно с Приморской митрополией РПЦ МП будет открыта в Дальневосточном федеральном университете (ДВФУ). Соответствующее соглашение 14 марта подписали исполняющий обязанности ректора ДВФУ Н. Анисимов и глава Приморской митрополии РПЦ МП, митрополит Владивостокский и Приморский Вениамин (Борис Пушкарь). В частности, соглашение предполагает открытие в Школе гуманитарных наук ДВФУ первой в России базовой кафедры совместно с религиозной организацией. Стороны договорились вести научные исследования, выпускать монографии, учебно-методические издания и научно-популярные публикации, повышать квалификацию преподавателей ДВФУ и специалистов Приморской митрополии, расширять международные контакты для позиционирования русских духовных ценностей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. «Открытие в университете базовой кафедры совместно с Русской православной церковью — первый опыт для нашей страны. Мы должны выстроить работу максимально эффективно, чтобы показать пример другим вузам, которые в будущем последуют нашему примеру», — отметил исполняющий обязанности ректора ДВФУ Н. Анисимов [12].

В 2016 году Московская и Санкт-Петербургская духовные академии прошли процедуру государственной аккредитации на предмет соответствия уровня реализуемых ими образовательных программ федеральным государственным образовательным стандартам по теологии, а также на предмет соответствия этим стандартам содержания и качества подготовки выпускников духовных академий. Наличие свидетельства о государственной аккредитации позволяет предоставлять абитуриентам при поступлении в духовные академии льготы, предусмотренные законодательством Российской Федерации, а студентам очной формы обучения — отсрочку от призыва на срочную военную службу. Теперь академии будут выдавать своим выпускникам дипломы о высшем профессиональном образовании государственного образца, которые дают право в дальнейшем на поступление в магистратуру, а также признаются работодателями как государственных, так и негосударственных учреждений [13]. Это стало возможным после принятия государственного стандарта по теологии, что весьма спорно с точки зрения принципа светскости государственной системы образования.

3 марта 2017 года Объединённый диссертационный совет по новой научной специальности «теология» приступил к рассмотрению первой диссертации, её автор — протоиерей РПЦ МП П. Хондзинский, сообщает Интерфакс. Диссовет во главе с председателем синодального Отдела внешних церковных связей Московской патриархии митрополитом Иларионом (Алфеевым) сформировал комиссию из числа своих членов для предварительного ознакомления с диссертацией и подготовки заключения, сообщили в пресс-службе Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени Кирилла и Мефодия РПЦ МП. Защита упомянутой диссертации предварительно намечена на конец мая. Ей будет предшествовать второе заседание диссовета, которое состоится во второй половине марта.

Напомним, что в октябре 2015 года президиум Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки одобрил паспорт научной специальности «теология». После этого стало возможным формирование первого диссертационного совета по теологии. Его создали на базе МГУ, РАНХиГС, Общецерковной аспирантуры и докторантуры и Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета РПЦ МП. Кроме того, был создан экспертный совет ВАК по теологии. Ранее возможность изучать христианское, исламское, иудейское и буддийское богословие в РФ появилась у аспирантов: в мае 2014 года Министерство образования утвердило федеральный государственный образовательный стандарт высшего образования по направлению «теология» [14].

Отдельного упоминания заслуживает антиконституционное взаимодействие РПЦ МП и силовых образовательных учреждений, о чём более подробно будет упомянуто ниже в специальном разделе.

Вопреки Конституции РФ, продолжается строительство культовых сооружений при государственных образовательных учреждениях. Например, в 2016 году был введён в эксплуатацию храм Святого Благоверного Князя Александра Невского при МГИМО [15].

Полагаю, что нарушения свободы совести в государственной и муниципальной системе образования направлены на мировоззренческий раскол, являются незаконными, грубо нарушают Конституцию России и в конечном итоге создают угрозы национальной безопасности России.

Это значит, что с точки зрения конституционного принципа светскости государства (в том числе государственной и муниципальной системы образования) все конфессионально ориентированные учебные дисциплины, в том числе модули «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы иудейской культуры», должны быть не только альтернативными и добровольными, но и финансироваться за счёт верующих и соответствующих религиозных объединений.

Соответственно, все конфессионально ориентированные учебные дисциплины должны быть исключены из федерального государственного образовательного стандарта.

Очевидно, что принцип светскости государственной системы образования является необходимым условием достижения взаимоуважения, преодоления нетерпимости и дискриминации.

Источники и комментарии

1. Письмо Минобрнауки России от 25.05.2015 № 08-761 «Об изучении предметных областей: «Основы религиозных культур и светской этики» и «Основы духовно-нравственной культуры народов России». Православное образование. 25 мая 2015 года. URL: https://pravobraz.ru/pismo-minobrnauki-rossii-ot-25-05-2015-g-08-761-ob-izuchenii-predmetnyx-oblastej-osnovy-religioznyx-kultur-i-svetskoj-etiki-i-osnovy-duxovno-nravstvennoj-kultury-narodov-rossii/.

2. Родители учеников московской школы добились отмены курса «Истоки». РИА Новости. 27 декабря 2016 года. URL: https://ria.ru/religion/20161227/1484703471.html.

3. В Церкви настаивают на расширении преподавания православной культуры в школах. Интерфакс. 23 декабря 2016 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=65602.

4. На Рождественских чтениях принято Обращение о расширении преподавания православной культуры. Православное образование. 8 февраля 2017 года. URL: https://pravobraz.ru/na-rozhdestvenskix-chteniyax-prinyato-obrashhenie-o-rasshirenii-prepodavaniya-pravoslavnoj-kultury/.

5. В Минобрнауки России состоялось совещание по вопросам детализации требований ФГОС к предметным результатам образования по ОРКСЭ. Православное образование. 17 февраля 2017 года. URL: https://pravobraz.ru/v-minobrnauki-rossii-sostoyalos-soveshhanie-po-voprosam-detalizacii-trebovanij-fgos-k-predmetnym-rezultatam-obrazovaniya-po-orkse/.

6. Депутат Гаврилов — за госзаказ на социальную работу Церкви и усиление курсов по изучению православия в школах. Интерфакс. 15 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66466.

7. В Мосгордуме не поддерживают введение уроков религиозной культуры в детских садах. Агентство городсктх новостей «Москва». 26 мая 2016 года. URL: http://www.mskagency.ru/materials/2555124.

8. Евкуров выступил с инициативой ввести курс по основам религии для студентов. Ежедневная интернет-газета Ингушетия. 29 марта 2016 года. URL: http://old.gazetaingush.ru/evkurov-vystupil-s-iniciativoj-vvesti-kurs-po-osnovam-religii-dlya-studentov/.

9. В Мурманской митрополии обсудили вопросы духовно-нравственного образования. Православное образование. 2 марта 2017 года. URL: https://pravobraz.ru/v-murmanskoj-mitropolii-obsudili-voprosy-duxovno-nravstvennogo-obrazovaniya/.

10. Первым стал Омский университет, в котором ещё летом 1994 года на специальность «теология» было набрано 25 человек.

11. В вузах Свердловской области ввели курс по основам духовной безопасности». Интерфакс. 16 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/553933.

12. Леонтьева А. В ДВФУ будет открыта базовая кафедра совместно с Приморской митрополией. Дальневосточный федеральный университет. 15 марта 2017 года. URL: https://www.dvfu.ru/news/fefu-news/_the_university_will_open_a_joint_department_in_conjunction_with_the_metropolitan_seaside/.

13. Состоялась встреча Святейшего Патриарха Кирилла с руководителем Рособрнадзора С.С. Кравцовым и ректором Санкт-Петербургской духовной академии архиепископом Петергофским Амвросием. Официальный сайт Московского патриархата. 18 декабря 2016 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4716360.html.

14. Принята к защите первая в РФ диссертация по теологии. Интерфакс. 6 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/552236.

15. Введён в эксплуатацию храм Святого Благоверного князя Александра Невского при МГИМО. Московская епархия РПЦ. 27 ноября 2016 года. URL: http://moseparh.ru/vveden-v-ekspluataciyu-xram-svyatogo-blagovernogo-knyazya-aleksandra-nevskogo-pri-mgimo.html.

4. Нарушения светскости в сфере СМИ и массовых коммуникаций

Статья 282 Уголовного кодекса РФ запрещает «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет». Кроме того, Федеральный закон «О средствах массовой информации» запрещает «использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями» (статья 51).

Однако, как и в прошлые годы, в 2016-м — начале 2017 года в государственных СМИ вышло значительное количество телепрограмм, так или иначе эксплуатирующих ксенофобские социальные ярлыки (например, «секта»), а также понятия, некорректно связывающие противоправную деятельность с мировоззренческой сферой (например, «исламский экстремизм»), распространяющих недостоверную и порочащую информацию. Ведущие подконтрольные власти СМИ в позитивном ключе освещают деятельность РПЦ МП и некоторых других «основных» религиозных течений, нередко представляя их конкурентов как «сектантские» и «экстремистские». Это явление имеет место не только в конфессиональных, но и в государственных СМИ. В некоторой мере об этом говорят материалы Общественной коллегии по жалобам на прессу [1].

Напомним, что позиция некоторых сотрудников государственных СМИ содержит значительный заряд нетерпимости, а иногда и прямые призывы к физическому насилию по отношению к «богохульникам» и «кощунникам».

В конце лета 2016 года подконтрольные власти СМИ были замечены в травле защитников парка «Торфянка» [2].

9 июля 2015 года в парке «Торфянка» прошёл митинг против строительства храма в зоне отдыха.

Митинг против строительства храма в зоне отдыха в парке «Торфянка», 9 июля 2015 года. Фото: Дмитрий Веселов, журнал Eclectic. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

В пресс-релизе общественного движения «За Торфянку» говорится следующее:

«29 августа 2016 года в парке "Торфянка" произошла эскалация конфликта: по ложному обвинению в попытке убрать крест с территории, срок аренды на которую истёк, были арестованы 12 местных жителей из числа защитников парка. Оказавшиеся "случайно" ночью в кустах корреспонденты НТВ живенько сняли сюжет об осквернении христианской святыни варварами и вандалами из числа местных жителей, приписав им все возможные грехи. Однако по известным причинам сам факт "осквернения" святыни так и не был показан. Тем не менее журналисты всё-таки подготовили скороспелый сюжетец, а по сути — бездоказательный донос, и выпустили его в эфир НТВ без какой-либо проверки фактов (сюжет НТВ — http://www.ntv.ru/video/1344381/). Данный телепасквиль не только оскорбляет честь и достоинство честных граждан, но и является откровенной попыткой вновь разжечь конфликт, над урегулированием которого работают компетентные люди в правительстве Москвы. Что же произошло на самом деле? "Чистая правда когда-нибудь восторжествует, если проделает то же, что явная ложь", — пел Владимир Высоцкий. Именно так и поступили защитники "Торфянки", взяв на вооружение ложь, которую распространяли захватившие парк "псевдоправославные".

На этот раз местные жители, чтобы показать всем лицемерие и ханжество отца Олега Шалимова и его приспешников, попробовали обычный троллинг: дали ложный намёк в Сети на возможное желание убрать-таки незаконно стоящий в парке забор и тем самым вызвали "огонь на себя". Шалимов, приняв собственные галлюцинации о "майдане и храмофобах" за реальность, вызвал в парк два наряда полиции, и не просто полиции, а отдела по борьбе с экстремизмом и Росгвардии! Реальное положение дел выяснилось почти сразу: никто не собирался идти на штурм. Жители намерены отстаивать свои права только по закону, оставаясь в правовом поле, о чём заявляют открыто и постоянно. Вот и на этот раз полиция, усиленная спецподразделениями, не смогла найти в действиях гулявших в парке жителей никаких признаков "экстремизма" или попыток нарушить общественный порядок. Пришлось задержанных отпустить с миром, правда, для острастки обвинив двоих в сквернословии, но это ещё подлежит апелляции. Однако отсутствие состава преступления не остановило НТВ от лжи в лучших традициях пропаганды, а приспешников отца Олега — от распространения поспешной клеветы и новых оскорблений в адрес защитников парка.

Мы считаем, что любые действия, направленные на разжигание конфликта, путём как заведомо ложных измышлений, так и силовых противоправных действий (незаконное возведение нового забора) — есть настоящий экстремизм, разрушающий общество и мешающий нормальной жизни добропорядочных граждан. Мирные жители "Торфянки" и поддерживающие их москвичи требуют от НТВ публикации опровержения выданных в эфир ложных измышлений. Если этого не произойдёт — мы будем добиваться восстановления правды через суд. Одновременно мы призываем профессиональное сообщество журналистов дать оценку работе своих коллег и опубликовать на своих страницах правду о событиях на "Торфянке" — это не только укрепит престиж профессии, но и поможет уладить, затянувшийся конфликт: пусть храм (который уже построен на альтернативном участке в километре от парка) объединяет, а не разобщает людей, а парк пусть остаётся храмом природы, где человек не захватчик, а работник и заступник.

Общественное движение "За Торфянку!"
www.vk.com/park.torf2016
31 августа 2016 года».

Можно заключить, что рост насилия на почве нетерпимости в обществе вытекает прежде всего из пропитанной ксенофобией государственной политики, в том числе её информационной составляющей. Клерикальная цензура, в том числе в сети Интернет, также стала реальностью.

Источники и комментарии

1. Сайт Общественной коллегии по жалобам на прессу. URL: http://www.presscouncil.ru/.

2. Большая ложь НТВ о маленькой Торфянке. Пресс-релиз общественного движения «За Торфянку». Портал-Credo.ru. 31 августа 2016. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=121887.

5. Нарушения светскости в Вооружённых силах, других войсках и воинских формированиях

В 2016-м — начале 2017 года были зафиксированы нарушения светскости государства и свободы совести в Вооружённых силах и иных силовых структурах государства.

Кроме Вооружённых сил, в РФ имеется не менее 20 государственных ведомств, на вполне законных основаниях имеющих вооружённые формирования. Из числа основных прежде всего можно назвать подконтрольные непосредственно президенту России: Министерство внутренних дел Российской Федерации; Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий; Министерство обороны Российской Федерации; Министерство юстиции Российской Федерации; Федеральная служба исполнения наказаний; Федеральная служба судебных приставов; Служба внешней разведки Российской Федерации (федеральная служба); Федеральная служба безопасности Российской Федерации; Федеральная служба охраны Российской Федерации и наконец, созданная в 2016 году Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации.

Прокуратура РФ и Следственный комитет РФ, наряду с огромными полномочиями, также имеют силовые формирования. Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Правовые основы деятельности прокуратуры РФ прописаны в Конституции РФ (статья 129) и ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» от 2014 года.

Следственный комитет Российской Федерации является федеральным государственным органом, осуществляющим в соответствии с законодательством Российской Федерации полномочия в сфере уголовного судопроизводства, а также иные полномочия. В соответствии с ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» от 2010 года президент РФ осуществляет руководство деятельностью Следственного комитета, утверждает Положение о Следственном комитете Российской Федерации и устанавливает штатную численность Следственного комитета, в том числе штатную численность военных следственных органов Следственного комитета.

В Вооружённых силах, других войсках и воинских формированиях свобода совести должна осуществляться в соответствии с Конституцией Российской Федерации, ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» и ФЗ «О статусе военнослужащих» [1].

Многие годы с подачи власти, обслуживающих её конфессий и заинтересованных лиц происходят нарушения Конституции Российской Федерации и действующего законодательства в ВС и других силовых формированиях РФ: в условиях воинской дисциплины открываются культовые сооружения [2], совершаются религиозные обряды и церемонии [3], вручаются награды РПЦ МП сотрудникам силовых структур государства [4].

28 июля 2016 года более 800 военнослужащих войск национальной гвардии Российской Федерации приняли участие в Божественной литургии в кафедральном соборном храме Христа Спасителя в Москве. В этот день РПЦ МП чтит память небесного покровителя Росгвардии, святого равноапостольного великого князя Владимира [5].

28 июля 2016 года более 800 военнослужащих войск национальной гвардии Российской Федерации приняли участие в Божественной литургии в кафедральном соборном храме Христа Спасителя в Москве.

Божественная литургия в кафедральном соборном храме Христа Спасителя в Москве, 28 июля 2016 года. Фото: сайт Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

В конце марта 2017 года освящение нового храма в честь преподобного Александра Пересвета состоялось на территории части Росгвардии в Москве. Освящение совершил глава Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами РПЦ МП протоиерей С. Привалов. На богослужении присутствовали офицеры, военнослужащие отряда спецназа «Пересвет», благотворители [6].

В 2016 году в Вооружённых силах России была введена униформа для военных священников РПЦ МП в виде рясы, стилизованной под мундир, а войсковые священники впервые в истории страны совершили воздушный крестный ход над Челябинской областью, передаёт ТАСС. На борту Ту-134 ВКС России находились более 30 священников, митрополит Челябинский и Златоустовский Никодим, а также икона и частица мощей Георгия Победоносца, покровителя военного сословия. По словам митрополита, у святого просили для военнослужащих лёгкой службы, славной земли и мирной жизни. «Мы осенили челябинскую землю небесным благословением и молитвой с воздуха», — заявил Никодим, который проходил срочную службу в ВВС. Маршрут крестного хода на военном самолёте пролегал на высоте 3,5 километра над Челябинском, Магнитогорском, Златоустом, Троицком и Усть-Катавом [7].

29 июня 2016 года в храме святого преподобного Сергия Радонежского при Национальном центре управления обороной РФ состоялась Божественная литургия. Богослужение совершил заведующий сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами РПЦ МП протоиерей А. Шестак. Представитель отдела освятил помещения центра и пожелал сотрудникам учреждения ответственно и профессионально исполнять служебные обязанности по обеспечению безопасности Родины [8].

В январе 2017 года председатель синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами протоиерей С. Привалов совершил чин Великого освящения воды в храме Святого Преподобного Сергия Радонежского в Третьем доме Минобороны России и в храме-часовне Святого Великомученика Георгия Победоносца в Федеральном управлении по безопасному хранению и уничтожению химического оружия (ФУБХУХО). В Божественной литургии приняли участие военнослужащие элитных подразделений Минобороны. Они прослушали пастырское наставление о празднике Святого Богоявления, посмотрели фильм духовно-нравственного содержания о православных праздниках и получили святую воду для личного использования и передачи сослуживцам, которые, исполняя служебные обязанности, не смогли принять участие в празднике [9].

24 мая 2016 года VI Учебно-методический сбор с должностными лицами по работе с верующими военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации открылся в Санкт-Петербурге на базе Военной академии связи имени С.М. Будённого. Учебно-методический сбор проходил 23–26 мая под руководством начальника Управления по работе с верующими военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации ГУРЛС ВС А.И. Суровцева. В сборе приняли участие более 170 должностных лиц по работе с верующими военнослужащими Вооружённых сил, военных округов, Северного флота, родов войск, центральных органов военного управления, военных образовательных организаций и российских военных баз за рубежом [10].

VI Учебно-методический сбор с должностными лицами по работе с верующими военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации, 24 мая 2016 года.

Учебно-методический сбор с должностными лицами по работе с верующими военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации, 24 мая 2016 года. Фото: сайт Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Напомним, что, вопреки Конституции России, решение о введении института войсковых священников было принято в 2009 году. Тогда президент РФ Д.А. Медведев поддержал предложение лояльных власти руководителей религиозных объединений России о воссоздании института военного духовенства. Положение по организации работы с верующими военнослужащими Вооружённых сил Российской Федерации утверждено министром обороны Российской Федерации 24 января 2010 года. Настоящее Положение устанавливает порядок взаимодействия органов военного управления и религиозных объединений в отношении реализации верующими военнослужащими прав на свободу совести и свободу вероисповедания [11].

Не вполне конституционные конфессионально ориентированные мероприятия регулярно происходят в военных вузах. Например, 26 января 2017 года в Москве, в Военной академии Генерального штаба, состоялась научно-практическая конференция «Духовные основы воинского служения Отечеству: уроки истории и современный опыт взаимодействия Армии и Церкви». Мероприятие прошло в рамках XXV Международных Рождественских образовательных чтений «1917–2017: уроки столетия» [12].

В Военном университете Министерства обороны РФ также регулярно проходят религиозные церемонии РПЦ МП [13]. Также в Военном университете министерства обороны РФ повышают квалификацию священники РПЦ МП. Очередной выпуск слушателей — помощников командиров по работе с верующими военнослужащими состоялся 3 ноября 2017 года в Военном университете Министерства обороны (ВУМО). На кафедре повышения квалификации прошли обучение 14 священников из разных епархий Русской православной церкви: от Комсомольска-на-Амуре до Севастополя [14].

Деятельность Учебно-методического центра духовного образования военнослужащих осуществляется в сотрудничестве с Синодальным отделом РПЦ МП по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами и направлена «на духовное просвещение офицеров, на формирование христианского мировоззрения и распространение знаний о православном вероучении. Выпускники Центра востребованы в церковных и силовых структурах для работы в сфере духовно-нравственного просвещения и патриотического воспитания воинов» [15].

Также на сайте центра говорится, что в центре обучаются действующие и ушедшие в запас офицеры с высшим образованием разных специальностей, представители Вооружённых сил, правоохранительных органов и других воинских формирований. По окончании обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке, удостоверяющий право на ведение новой профессиональной деятельности в сфере религиоведения [15].

27 января 2017 года в Московском университете МВД России имени В.Я. Кикотя прошла секция «Уроки XX столетия и современное духовно-нравственное содержание в деятельности сотрудника органов внутренних дел» [16]. Мероприятие организовано в рамках программы XXV Международных Рождественских образовательных чтений «1917–2017: уроки столетия». Заседание открыл начальник вуза генерал-лейтенант полиции И. Калиниченко. Он рассказал присутствующим о разноплановом взаимодействия университета с РПЦ МП. На территории учебного заведения действует храм во имя Архангела Михаила, в учебной программе предусмотрены занятия по православной культуре. По словам И. Калиниченко, взаимодействие ведомственных вузов с РПЦ МП сегодня особенно востребовано в целях духовного просвещения и патриотического воспитания сотрудников полиции, которые «профессионально призваны к защите свобод и прав граждан России». Участники мероприятия обсудили вопросы духовно-нравственного воспитания личного состава, укрепления нравственных устоев сотрудников полиции, формирования базовых нравственных ценностей у курсантов университета МВД России, взаимодействия МВД России с РПЦ МП, проблемы духовности и правопорядка в свете православного миропонимания [17].

Церемония приведения к присяге курсантов первого курса Военного университета Министерства обороны. Заведующий сектором Сухопутных войск Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами протоиерей Димитрий Солонин окропил молодых людей святой водой. 9 сентября 2016 года.

Церемония приведения к присяге курсантов первого курса Военного университета Министерства обороны. Заведующий сектором Сухопутных войск Синодального отдела по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами протоиерей Дмитрий Солонин окропил молодых людей святой водой. 9 сентября 2016 года. Фото: сайт Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооружёнными Силами и правоохранительными органами. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Можно сделать вывод, что, вопреки Конституции России и федеральному законодательству, реализация светскости государства и свободы совести ставится в зависимость от выстраиваемых по усмотрению власти отношений государства с лояльными религиозными объединениями.

Применительно к проблемам Вооружённых сил РФ напомним, что осенью 2012 года А. Сердюкова на посту министра обороны РФ сменил С. Шойгу. В этой связи в РПЦ МП рассчитывали на усиление клерикальной идеологизации армии. Надежды, как оказалось, были не лишены оснований, и новый министр обороны РФ С. Шойгу пообещал патриарху Кириллу (Гундяеву) поддерживать РПЦ МП и восстанавливать «традицию взаимоотношений церкви и Вооружённых сил», которая была в России до революции.

В частности, кроме нарушений статьи 14 Конституции РФ, можно утверждать о нарушениях статьи 8 Федерального закона «О статусе военнослужащих», которая гласит: «1. Военнослужащие в свободное от военной службы время вправе участвовать в богослужениях и религиозных церемониях как частные лица. 2. Военнослужащие не вправе отказываться от исполнения обязанностей военной службы по мотивам отношения к религии и использовать свои служебные полномочия для пропаганды того или иного отношения к религии. 3. Религиозная символика, религиозная литература и предметы культа используются военнослужащими индивидуально. 4. Государство не несёт обязанностей по удовлетворению потребностей военнослужащих, связанных с их религиозными убеждениями и необходимостью отправления религиозных обрядов. 5. Создание религиозных объединений в воинской части не допускается. Религиозные обряды на территории воинской части могут отправляться по просьбе военнослужащих за счёт их собственных средств с разрешения командира» [18].

Имеются основания полагать, что ксенофобия и неправомерное применение насилия со стороны силовых структур вытекает из нарушений светскости государства и является элементом государственной политики. Нередко фактически имеют место преследования не за противоправные деяния, а за мировоззренческую принадлежность.

Например, весной 2016 года стало известно, что глава Следственного комитета РФ А.И. Бастрыкин считает целесообразным проверить деятельность религиозных организаций, в отношении которых есть основания полагать, что они занимаются «экстремистской» деятельностью, сообщает РИА Новости 8 апреля. «Представляется целесообразным силами надзирающих и контролирующих органов организовать широкомасштабную и детальную проверку соответствия федеральному законодательству деятельности всех религиозных, национально-культурных и молодёжных организаций, в отношении которых есть основания полагать, что они занимаются запрещённой экстремистской деятельностью», — заявил Бастрыкин в своей статье, опубликованной в понедельник в издании "Коммерсантъ-Власть"» [19].

Данное заявление главы СК РФ можно расценивать как руководство к действию для подчинённых и очередную попытку властей, направленную на подавление свободы совести и установление тотального контроля над религиозными организациями.

В указанном контексте показательно, что по инициативе упомянутого выше председателя СК РФ А. Бастрыкина патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев) благословил определить небесным покровителем ведомства святого архистратига Божия Михаила. «Выбор небесного покровителя Следственного комитета обусловлен следующей семантикой: во-первых, в Писании он изображается как главный борец против беззакония среди людей, а в книге Откровения выступает как воин Света, главный вождь в войне против дьявола и тёмных сил; во-вторых, Архангел Михаил также часто изображается держащим весы, где одна из чаш тяжелее другой, которые помогают стражу райских врат отличить праведника от грешника. Это позволяет провести аналогию с уголовным судопроизводством, что является основной задачей Следственного комитета» [20].

Кроме того, по поручению председателя СК РФ А. Бастрыкина в настоящее время при участии Синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооружёнными силами и правоохранительными органами разрабатывается проект соглашения между Следственным комитетом и РПЦ МП. «Предметом соглашения является сотрудничество сторон, направленное на возрождение и укрепление духовности, основанной на традиционных нравственных ценностях, что является важнейшим фактором благополучия и безопасности российского общества; использование мощного духовного потенциала, которым обладает православие, для защиты культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций, в целях укрепления стабильности в общественной жизни, преодоления угрозы духовной деградации народа, снижения уровня преступности в стране; противодействие таким отрицательным явлениям, как терроризм, экстремизм, коррупция, безнравственность, а также другим негативным тенденциям, основанным на ложном понимании свободы и прав человека» [20].

Глубоко символично, что первая церемония передачи иконы с образом святого архистратига Божия Михаила состоялась 1 сентября 2016 года в ФГКОУ ВО «Санкт-Петербургская академия Следственного комитета Российской Федерации» [21].

На основе приведённых событий можно заключить, что тенденции в сфере взаимодействия РПЦ МП (и некоторых иных «традиционных религиозных объединений») и государственных силовых формирований способствуют созданию и воспроизводству атмосферы ксенофобии, нетерпимости, разобщения по мировоззренческому признаку, а в конечном итоге приводят к преследованиям, как на уровне коллективов силовых структур, так и на государственном уровне.

Указанные выше тенденции также препятствуют установлению атмосферы взаимоуважения, демократизации жизни воинских коллективов и правоохранительных органов, осуществлению гражданского контроля и, как следствие, строительству правового государства и формированию гражданского общества в России.

Источники и комментарии

1. Непосредственно она регулируется несколькими статьями Федерального закона «О статусе военнослужащих» 1998 года (статья 8), «О свободе совести и о религиозных объединениях», 1997 год (статья 6), а также Уставом внутренней службы ВС РФ и приказами министра обороны РФ от 11.03.2004 № 70 «Об органах воспитательной работы Вооружённых сил Российской Федерации» и от 25.02.2005 № 79 «Основы организации воспитания в Вооружённых силах» (Ранее действовали приказы МО РФ от 3.07.95 № 235 «О совершенствовании системы воспитательной работы в Вооружённых силах Российской Федерации» и от 06.07.95 № 226 «Об органах воспитательной работы Вооружённых сил Российской Федерации»).

2. Освящён главный храм Черноморского флота России. Победа. 29 марта 2016 года. URL: http://pobeda.ru/osvyashhen-glavnyiy-hram-chernomorskogo-flota-rossii.html.

3. Крещение солдат на полигоне Капустин Яр. Победа. 21 февраля 2017 года. URL: http://pobeda.ru/kreshhenie-soldat-na-poligone-kapustin-yar.html.

4. Награды Русской православной церкви вручены сотрудникам Минобороны России. Победа. 9 марта 2017 года. URL: http://pobeda.ru/nagradyi-russkoy-pravoslavnoy-tserkvi-vruchenyi-sotrudnikam-minoboronyi-rossii.html.

5. Более 800 военнослужащих Росгвардии приняли участие в Божественной литургии в храме Христа Спасителя. Победа. 2 августа 2016 года. URL: http://pobeda.ru/bolee-800-voennosluzhashhih-rosgvardii-prinyali-uchastie-v-bozhestvennoy-liturgii-v-hrame-hrista-spasitelya.html.

6. На территории части Росгвардии в Москве освятили храм. Интерфакс. 27 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66578.

7. Первый в России крестный ход на военном самолёте. Газета.Ru. 21 октября 2016 года. URL: https://www.gazeta.ru/social/photo/pervyi_v_rossii_krestnyi_hod_na_voennom_samolete.shtml.

8. В Национальном центре управления обороной РФ совершена Божественная литургия. Победа. 30 июня 2016 года. URL: http://pobeda.ru/v-natsionalnom-tsentre-upravleniya-oboronoy-rf-sovershena-bozhestvennaya-liturgiya.html.

9. Великое освящение воды в храмах Синодального отдела. Победа. 23 января 2017 года. URL: http://pobeda.ru/velikoe-osvyashhenie-vodyi-v-hramah-sinodalnogo-otdela.html.

10. VI Учебно-методический сбор военных священников, посвящённый 300-летию учреждения военного духовенства в российской армии, открылся в Санкт-Петербурге. Победа. 24 мая 2016 года. URL: http://pobeda.ru/vi-uchebno-metodicheskiy-sbor-voennyih-svyashhennikov-posvyashhennyiy-300-letiyu-uchrezhdeniya-voennogo-duhovenstva-v-rossiyskoy-armii-otkryilsya-v-sankt-peterburge.html.

11. Положение по организации работы с верующими в Вооружённых силах РФ. Вестник военного и морского духовенства. Март 2011 года. URL: http://kapellan.ru/polozhenie-po-organizacii-raboty-s-veruyushhimi-v-vooruzhennyx-silax-rf.html.

12. Вопросы новейшей истории России и развития института военного духовенства обсудили в Академии Генерального штаба. Победа. 26 января 2017 года. URL: http://pobeda.ru/voprosyi-noveyshey-istorii-rossii-i-razvitiya-instituta-voennogo-duhovenstva-obsudili-v-akademii-generalnogo-shtaba.html.

13. Благословение парадного расчёта Военного университета МО РФ. Победа. 22 марта 2016 года. URL: http://pobeda.ru/blagoslovenie-paradnogo-raschyota-voennogo-universiteta-mo-rf.html;
В Военном университете совершены молебны перед началом обучения. Победа. 9 сентября 2016. URL: http://pobeda.ru/v-voennom-universitete-sovershenyi-molebnyi-pered-nachalom-obucheniya.html.

14. В Военном университете состоялся выпуск помощников командиров по работе с верующими военнослужащими. Победа. 11 ноября 2016 года. URL: http://pobeda.ru/v-voennom-universitete-sostoyalsya-vyipusk-pomoshhnikov-komandirov-po-rabote-s-veruyushhimi-voennosluzhashhimi.html.

15. Центр духовного образования военнослужащих. URL: http://cdov.pobeda.ru/.

16. В Московском университете МВД рассмотрели духовно-нравственные аспекты службы сотрудника правоохранительных органов. Победа. 30 января 2017 года. URL: http://pobeda.ru/v-moskovskom-universitete-mvd-rassmotreli-duhovno-nravstvennyie-aspektyi-sluzhbyi-sotrudnika-pravoohranitelnyih-organov.html.

17. В Университете МВД России прошла секция Рождественских чтений «Уроки XX столетия и современное духовно-нравственное содержание в деятельности сотрудника органов внутренних дел». Официальный сайт Московского патриархата. 31 января 2017 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4794133.html.

18. Федеральный закон «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76-ФЗ (редакция от 22.10.2016). Собрание законодательства РФ, № 22, 01.06.1998, статья 2331.

19. Глава СК считает нужным провести в РФ проверку религиозных организаций. РИА Новости. 18 апреля 2016 года. URL: https://ria.ru/religion/20160418/1413852617.html.

20. Небесным покровителем Следственного комитета России стал архангел Михаил. Победа. 17 августа 2016 года. URL: http://pobeda.ru/nebesnyim-pokrovitelem-sledstvennogo-komiteta-rossii-stal-arhangel-mihail.html.

21. Председатель отдела принял участие в церемонии открытия Академии Следственного комитета России. Победа. 1 сентября 2016 года. URL: http://pobeda.ru/predsedatel-otdela-prinyal-uchastie-v-tseremonii-otkryitiya-akademii-sledstvennogo-komiteta-rossii.html.

6. Нарушения светскости в местах заключения под стражу и лишения свободы

Права лиц, заключённых под стражу и отбывающих уголовные наказания в виде лишения свободы, на свободу убеждений, совести и вероисповедания закреплены в Конституции РФ, Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», Уголовно-исполнительным кодексе РФ, Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, Правилах отбывания уголовных наказаний осуждёнными военнослужащими и в других нормативно-правовых актах.

В соответствии со статьёй 14 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осуждённым гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания. Они вправе исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой религии, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Осуществление права на свободу совести и свободу вероисповедания является добровольным, при этом не должны нарушаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказания, а также ущемляться права других лиц.

К осуждённым к аресту или лишению свободы по их просьбе приглашаются священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осуждённых. В учреждениях, исполняющих наказания, осуждённым разрешается совершение религиозных обрядов, пользование предметами культа и религиозной литературой. В этих целях администрация указанных учреждений выделяет соответствующее помещение.

Тяжелобольным осуждённым, а также осуждённым к смертной казни перед исполнением приговора по их просьбе обеспечивается возможность совершить все необходимые религиозные обряды с приглашением священнослужителей [1].

Однако с РПЦ МП у ФСИН РФ сложились антиконституционно тесные отношения. В частности, в новом Соглашении (первое соглашение было ещё в 1999 году) о сотрудничестве между Федеральной службой исполнения наказаний России и РПЦ МП, подписанном 22 февраля 2011 года, говорится, что оно заключается в целях удовлетворения духовных потребностей работников уголовно-исполнительной системы и членов их семей, курсантов образовательных учреждений ФСИН России, обеспечения конституционных прав на свободу совести и свободу вероисповедания лиц, осуждённых к лишению свободы, и лиц, заключённых под стражу [2].

Среди прочего, данное соглашение определяет не нуждающиеся в комментариях обязанности ФСИН России: «3.1. Содействует строительству православных храмов, часовен, выделяет помещения под молитвенные комнаты, исходя из имеющихся возможностей в учреждениях уголовно исполнительной системы (далее ― УИС). 3.2. Оказывает поддержку в распространении печатной продукции (газет, журналов, книг) духовно-нравственного и патриотического содержания, религиозной литературы и предметов религиозного назначения в учреждениях УИС, согласно установленным правилам и ограничениям. 3.3. Исходя из имеющихся возможностей, с учётом специфики режима учреждений, оказывает содействие в организации развития религиозного образования для лиц, осуждённых к лишению свободы, и лиц, заключённых под стражу, способствует реализации их прав на свободу совести и вероисповедания, при участии священнослужителей Русской православной церкви» [2].

Также напомним, что в соответствии с Федеральным законом от 20 апреля 2015 года № 103-ФЗ «О внесении изменений в статью 14 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» были разрешены личные встречи осуждённых со священнослужителями, в том числе наедине. Однако положения закона, вопреки Конституции РФ, направлены на развитие сотрудничества УИС только с «традиционными конфессиями», что создаёт предпосылки для дискриминации и нарушений прав других людей, то есть не вписывающихся в данное понятие.

Соглашения о сотрудничестве также заключаются в региональных структурах УИС. Например, согласно новому соглашению, подписанному начальником УИС Ставрополья В. Никишиным и главой Ставропольской митрополии РПЦ МП в 2016 году, дальнейшая работа будет направлена на поддержание и усиление взаимодействия в части проведения воспитательной работы с осуждёнными и обеспечения их права на свободу вероисповедания. «Предпринимаемые нами совместные усилия являются важной предпосылкой совершенствования воспитательной работы с осуждёнными. Это способствует их возвращению в общество правопослушными гражданами», — прокомментировал тему встречи Владислав Никишин. Он также выразил благодарность митрополиту за огромный вклад в дело исправления людей, преступивших закон. Глава Ставропольской митрополии также высоко оценил важность взаимодействия по духовному обогащению и воспитанию осуждённых, отбывающих наказание в исправительных учреждениях УИС Ставрополья, и выразил уверенность в том, что 25 лет совместной работы не прошли даром. В завершение встречи стороны запланировали ряд совместных мероприятий [3].

Согласно новому соглашению, подписанному начальником УИС Ставрополья Владиславом Никишиным и главой Ставропольской митрополии дальнейшая работа будет направлена на поддержание и усиление взаимодействия в части проведения воспитательной работы с осужденными и обеспечения их права на свободу вероисповедания.

Начальник УИС Ставрополья Владислав Никишин и глава Ставропольской митрополии подписывают соглашение, 10 февраля 2016 года. Фото: сайт Ставрополя. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

По состоянию на 1 февраля 2017 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы функционируют 642 объекта (зданий, сооружений), используемых для проведения религиозных обрядов и церемоний, пользования предметами культа и религиозной литературой, в том числе 568 выделено для лиц, исповедующих православие (по версии РПЦ МП. — Примечание автора), 61 — для лиц, исповедующих ислам, 10 — для лиц, исповедующих буддизм, 3 — для лиц, исповедующих католицизм [4].

Для сравнения, как следует из Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, по состоянию на 1 января 2010 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы, обеспечивающих изоляцию от общества, действовали 510 культовых сооружений и 734 молитвенные комнаты [5], из которых большинство принадлежит РПЦ МП — более 400 храмов РПЦ и более 500 молельных комнат. Любопытно, что в более поздней редакции упомянутой концепции абзац о численности культовых сооружений был исключён распоряжением правительства РФ [6].

Таким образом, нарушения светскости государства в местах заключения под стражу и лишения свободы предопределяют нарушения права на свободу совести лиц, заключённых под стражу и отбывающих уголовные наказания в виде лишения свободы.

Источники и комментарии

1. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (редакция от 01.07.2010). Собрание законодательства РФ, 13.01.1997, № 2, статья 198.

2. Соглашение о сотрудничестве между Федеральной службой исполнения наказаний России и Русской православной церковью. Официальный сайт Московского патриархата. 22 февраля 2011 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1414730.html.

3. В исправительных учреждениях Ставропольского края действуют 10 храмов. Сайт Ставрополя. 10 февраля 2016 года. URL: http://m.1777.ru/news/30205-v-ispravitelnyh-uchrezhdeniyah-stavropolskogo-kraya-deystvuyut-14-hramov.

4. Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы. Федеральная служба исполнения наказаний. URL: http://xn--h1akkl.xn--p1ai/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/.

5. Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года от 14 октября 2010 года. № 1772-р. Российская газета. URL: https://rg.ru/2011/03/08/penitenciariya-site-dok.html.

6. Распоряжение правительства РФ «О внесении изменений в распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 года» № 1772-р от 23 сентября 2015 года № 1877-р. АО Кодекс. URL: http://docs.cntd.ru/document/420303863.

7. Нарушения светскости судебной власти

Проблемы на уровне судебной власти являются продолжением проблем законодательного уровня, о чём говорится выше. Как следствие, судебная система России по делам, связанным с реализацией права на свободу совести, как и иные государственные механизмы защиты, мягко говоря, не оказывает положительного влияния на ситуацию в данной сфере.

Судебная система России была замечена в вынесении не вполне правосудных решений, в значительной мере обусловленных системной клерикальной идеологизацией государственных институтов.

Показательно, что, например, на территории судов в Москве, Санкт-Петербурге, Челябинске построены культовые сооружения РПЦ МП. Это также предопределяет предвзятые судебные решения в отношении иных религиозных объединений, прочих оппонентов и критиков нарушений принципа светскости государства.

В указанном контексте знаковым является судебное уголовное преследование блогеров В. Краснова (Ставрополь) [1] и Р. Соколовского (Екатеринбург) [2], обвиняемых за возбуждение ненависти и оскорбления «чувств верующих» [3].

Весной 2016 года бывший преподаватель Оренбургского государственного медицинского университета С. Лазаров был приговорён по статье 148 УК к штрафу в 35 тысяч рублей за то, что разместил на своём сайте небольшую заметку «Злой Христос», в которой некий «оккультист Белозерский» обрисовал подходы к гностической трактовке иконографического образа так называемого Христа Пантократора и коснулся своего понимания «истинного христианства» в сопоставлении с христианством ошибочным, эталоном которого, по его мнению, является РПЦ МП. Богохульство было пресечено благодаря бдительности профессионального православного верующего, раба божия Артёма (в миру — майора Центра «Э»), который и является единственным «пострадавшим» [4].

Не менее показательным является приговор Бердского городского суда Новосибирской области от мая 2016 года по делу М. Кормелицкого, обвиняемого в «экстремистских» высказываниях на своей личной странице в социальной сети «ВКонтакте». По мнению следствия, М. Кормелицкий в январе 2016 года опубликовал фотографию с зимних крещенских купаний и в комментарии к ней оскорбил участников этих купаний. Как сказал сам подсудимый, он просто оценил «умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии». Но сторона обвинения уверена, что эти действия подпадают под Уголовный кодекс, так как направлены на «возбуждение ненависти и вражды по признакам отношения к религии, совершённые публично и с использованием сети Интернет». По мнению прокурора, «Кормелицкий оскорбил верующих, так как является атеистом и испытывает ненависть к людям, исповедующим христианство». В качестве доказательства было использовано мнение эксперта, оценившего текст комментария М. Кормелицкого. В качестве наказания суд весьма спорно приговорил его к одному году колонии-поселения за оскорбительные высказывания в интернете и присоединил к наказанию ещё три месяца, так как у него есть одна непогашенная судимость [5].

По мнению следствия, М. Кормелицкий в январе 2016 года опубликовал фотографию с зимних крещенских купаний и в комментарии к ней оскорбил участников этих купаний.

Максим Кормелицкий. Фото: «Открытая Россия». Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

17 марта 2016 года Ростовский областной суд по сути оставил в силе обвинительный приговор, вынесенный 16 таганрогским свидетелям Иеговы. Все 16 верующих приговорены к крупным штрафам, а четверым назначено наказание в виде более чем пяти лет лишения свободы условно. Подсудимые, а также их единоверцы по всей России шокированы откровенно неправосудным приговором. Преступлением суд посчитал обычную мирную религиозную деятельность таганрожцев [6].

Местные отделения «Свидетелей Иеговы» неоднократно привлекались к административной ответственности «за распространение экстремистских материалов»: в Тюмени, Абинске, Самаре, Саранске, Воронеже, Нижнем Новгороде, Геленджике и так далее.

Весной 2017 года Санкт-Петербургский городской суд отклонил жалобу на отказ в приёме иска против передачи Исаакиевского собора в пользование РПЦ МП, говорится в карточке дела на сайте суда, сообщает 6 марта РИА Новости. Василеостровский районный суд 3 февраля отказал в приёме коллективного административного иска группы активистов к комитету имущественных отношений (КИО) Петербурга о признании незаконным распоряжения этого ведомства об использовании Исаакиевского собора, которое позволяет передать храм в пользование РПЦ МП. Впоследствии такое решение было обжаловано. В частности, противники передачи Исаакиевского собора оспаривают распоряжения КИО от 30 декабря 2016 года «Об использовании объекта недвижимости по адресу: Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь, дом 4, литера А» с приложением, а также действия городского имущественного ведомства по изданию этого распоряжения. По оценке заявителей, действия КИО нарушают их право «на доступ и сохранность объекта культурного наследия», а также право на участие в культурной жизни, в том числе право на приобщение к культурным ценностям и право на гуманитарное и художественное образование в части самообразования. Также заявители считают нарушенным их право на благоприятную среду обитания, которое обеспечивается, среди прочего, соблюдением законодательства об охране объектов культурного наследия [7].

После принятия «антимиссионерсих» «поправок Яровой» летом 2016 года, по состоянию на март 2017 года, на их основе было заведено не менее 60 дел. Здесь также весьма показательным является случай Д. Угая, который 22 октября 2016 года в Санкт-Петербурге во время чтения лекции «Виды йоги» был задержан полицией по обвинению в «миссионерской деятельности». При этом правоохранителями были допущены нарушения закона, а обвиняемому не дали ознакомиться с протоколом [8].

Или вот ещё один любопытный, но юридически странный пример. В Екатеринбурге по «закону Яровой» судили организатора шествия кришнаитов А. Помазова, которое состоялось в преддверии Нового года, сообщает Интерфакс. А. Помазов вёл мероприятие в костюме Деда Мороза, а вовлечённые в праздничное действо женщины предлагали прохожим приобрести религиозные брошюры за пожертвования. Свидетелями происходящего стали сотрудники Центра по противодействию экстремизму, пишет газета «Московский комсомолец». Организатора праздника обвинили в незаконной «миссионерской» деятельности. «Абсурд в том, что на этом мероприятии у самого Деда Мороза было разрешение на ведение "миссионерской" деятельности, на всякий случай. Если бы кто-то решил привлечь его за то, что он поёт песни, он просто показал бы разрешение, которое даёт ему на это право. Но ему вменяется другое. А именно то, что "миссионерская деятельность" осуществлялась рядом с ним: несколько женщин распространяли немаркированные книги», — заявил юрист Михаил Фролов. По его словам, власти посчитали, что вина А. Помазова заключается в том, что он не пресёк эти действия [9].

Деятельность Верховного суда Российской Федерации также является отражением кризиса светскости судебной системы России и способствует увеличению количества обращений к международным механизмам защиты прав и свобод.

Весной 2017 года Верховный суд РФ признал законным приговор бывшей студентке МГУ Александре Ивановой (Варваре Карауловой), осуждённой на 4,5 года лишения свободы за намерение присоединиться к террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ), передаёт 22 марта Интерфакс. «Приговор Московского окружного военного суда от 22 декабря 2016 года в отношении Ивановой Александры Павловны оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения», — говорится в решении судебной коллегии по делам военнослужащих, оглашённом 21 марта. Суд и на этот раз не учёл искреннее раскаяние девушки, и подтвердил приговор, вынесенный не за совершённое преступление, а «за намерение» [10].

Напомним, что в 2015 году Верховный суд РФ отказался пересматривать неправовой приговор в отношении трёх участниц панк-группы Pussy Riot за панк-молебен в храме Христа Спасителя, сообщили РАПСИ в пресс-службе суда 3 марта [11].

Ранее Верховный суд РФ весьма спорно признавал законными решения о ликвидации территориальных отделений «Свидетелей Иеговы» в Орле, Старом Осколе и Белгороде, Абинске Краснодарского края, Самаре, Биробиджане и других городах.

Конституционный Суд РФ не дал надлежащей оценки антиконституционному ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», что в значительной мере предопределило дальнейшую вопиющую неэффективность всей судебной системы России в деле защиты свободы совести.

Можно сделать вывод, что судебные решения, основанные на применении законодательства о «защите чувств верующих», «миссионерской деятельности», «антиэкстремистского» и «антитеррористического» законодательства, свидетельствуют о превращении судебной системы в инструмент нарушения свободы совести. В частности, в последние годы набирает обороты уголовно-правовая борьба за «чувства верующих» в сети Интернет.

Источники и комментарии

1. В Ставрополе начался суд над блогером за фразу «Бога нет». Новая газета. 2 марта 2016 года. URL: https://www.novayagazeta.ru/news/2016/03/02/119263-v-stavropole-nachalsya-sud-nad-blogerom-za-frazu-171-boga-net-187.

2. Следственный комитет назвал причину ареста ловившего покемонов в храме блогера. Lenta.ru. 4 сентября 2016. URL: https://lenta.ru/news/2016/09/04/bloger/.

3. Мнение: «По статьям об оскорблении чувств верующих можно привлечь не только всех атеистов, но и вообще любого человека» — сопредседатель Совета Института свободы совести Сергей Бурьянов. Портал-Credo.ru. 10 марта 2016. URL: http://www.portal-credo.ru/site/index1.php?act=news&id=119027.

4. Профессиональные оскорбленцы и системный экстремизм. Фонд «Здравомыслие». 13 марта 2017 года. URL: http://zdravomyslie.info/news/627-professionalnye-oskorblentsy-i-sistemnyj-ekstremizm.

5. Житель Новосибирской области осуждён за комментарии в интернете. Радио Свобода. 31 мая 2016 года. URL: http://www.svoboda.org/a/27768515.html.

6. Вступил в силу обвинительный приговор 16 верующим из Таганрога. «Свидетели Иеговы» в России. 18 марта 2016 года. URL: https://www.jw-russia.org/news/16031810-84.html.

7. Суд признал законным отказ в принятии иска против передачи Исаакия РПЦ. РИА Новости. 6 марта 2015 года. URL: https://ria.ru/society/20170306/1489352433.html.

8. Занятия йогой в России могут привести в тюрьму. Новые известия. 5 Января 2017. URL: http://www.newizv.ru/society/2017-01-05/250793-zanjatija-jogoj-v-rossii-mogut-privesti-v-tjurmu.html.

9. В Екатеринбурге судят Деда Мороза, устроившего кришнаитское шествие. Интерфакс. 1 марта 2016 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66322.

10. Верховный суд подтвердил законность приговора бывшей студентке МГУ Карауловой. Интерфакс. 22 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/554772.

11. ВС РФ отказался пересмотреть приговор по делу Pussy Riot. Российское агентство правовой и судебной информации. 3 марта 2015 года. URL: http://www.rapsinews.ru/judicial_news/20150303/273256758.html.

IV. Гражданский активизм, общественное движение противников нарушения светскости государства и их преследование в Российской Федерации

В 2016-м — начале 2017 года в различных регионах России были отмечены многочисленные протестные выступления, связанные с нарушениями принципа светскости государства и вытекающими отсюда нарушениями законных прав и интересов людей.

В частности, продолжились выступления противников: укрепления связей между религией и государством; государственного финансирования деятельности религиозных объединений; обучения религии в рамках государственной системы образования; отмены спектаклей, концертов и иных культурных мероприятий под предлогом защиты «чувств верующих»; установления клерикальной цензуры в СМИ; передачи РПЦ МП нескольких десятков участков зелёных зон, которые по закону не могли быть отчуждены из общего пользования; незаконной застройки храмами РПЦ МП природных комплексов, а также незаконной передачи РПЦ МП объектов культуры. Протестующие также требовали отмены целого ряда антиконституционных актов, нарушающих конституционный принцип светскости государства: ФЗ № 327-ФЗ, № 136-ФЗ, а также целого ряда постановлений правительства Москвы об утверждении проектов планировки территорий объекта природных комплексов.

Массовость упомянутых нарушений и привела к росту протестных выступлений, позволяющих говорить не только об усилении гражданского активизма, но даже о формировании самоорганизованного общественного движения (в том числе сетевого) противников нарушения светскости государства.

Весной 2017 года около полутора тысяч человек в Екатеринбурге приняли участие в акции «Обними пруд». Флешмоб собрал противников идеи строительства храма Святой Екатерины в акватории городского пруда.

Акция «Обними пруд» в Екатеринбурге. Фото: Яромир Романов, Znak. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Показательно, что данные соцопроса от 16–17 мая 2015 года среди 1600 человек в 130 населённых пунктах в 46 регионах РФ показали, что доля россиян, выступающих за сохранение конституционной нормы о светском государстве, заметно выросла: с 54% в 2007 году до 64% в 2015 году, сообщает Интерфакс со ссылкой на ВЦИОМ [2].

Усиление выступлений против сращивания государства с религиозными объединениями совпало с продолжением угроз, преследований и насилия в адрес сторонников свободы совести, светскости государства и критиков клерикальной идеологизации государства. На фоне попустительства власти и поощрения функционеров РПЦ МП в 2016-м — начале 2017 года продолжилось давление (в том числе физическое насилие) «православных активистов», а также представителей правоохранительных органов на сообщества людей (в том числе в сети Интернет) и отдельных людей. Среди самых известных событий можно назвать угрозы физической расправы, взлом квартир, многочасовые обыски, задержания [3], уголовное и административное преследование, прочие провокации и акции устрашения [4] по отношению к защитникам парка «Торфянка».

Напомним, что история противостояния на Торфянке началась 9 июля 2015 года, когда несколько сотен противников строительства храма в парке провели митинг в защиту зелёных насаждений. Активисты, в основном пожилые граждане и женщины с колясками, обвинили в разгоревшемся конфликте чиновников, потребовав отправить руководство местной управы в отставку. В ноябре 2016 года правоохранительные органы провели обыски у москвичей, защищающих парк «Торфянка» от вырубки и строительства храма. Более десяти человек в итоге были задержаны [4].

Так, ранним утром 14 ноября 2016 года в квартиры защитников «Торфянки» ворвались силовики. К некоторым — в сопровождении телевизионщиков. После продолжительных обысков 13 человек были доставлены в Следственный комитет. Уже упомянутого Владислава Кузнецова, по его словам, задержали на выходе из подъезда. «Положили лицом в снег, затем завязали глаза шарфом, затащили обратно в квартиру», — рассказал нам Владислав. «В этом шарфе и в наручниках я 2,5 часа просидел в коридоре, пока всё это снимал НТВ (канал преподнёс это как "Влад закрыл лицо сам". — Примечание редактора). Когда камера ушла, наручники сняли. Искали деньги и какие-то документы. Причём крайне бестолково: из четырёх банковских карт забрали только одну. Зато технику унесли всю, включая старые неработающие телефоны. В процессе обыска постоянно фотографировали происходящее и через WhatsApp отсылали снимки организаторам движения "Сорок сороков". Те вели в интернете онлайн-трансляцию. В квартире Кузнецова силовики орудовали до полудня, затем его доставили в СК по СВАО, где продержали до пяти вечера и отпустили без допроса и протокола. Вручили повестку на допрос на следующий день, но он так и не состоялся: все следователи отсутствовали. Дольше всех — более 15 часов — обыск длился у пожилых супругов Владимира Гречанинова и Марии Веригиной. На Гречанинова в итоге завели административное дело о неподчинении сотрудникам полиции, которое, по словам активистов, выражалось в вопросе к супруге: "Как ты себя чувствуешь?"» [4].

По мнению правозащитника Л.А. Пономорёва, причиной таких резких и беспрецедентных для Москвы действий Следственного комитета РФ было ранее сделанное патриархом РПЦ МП заявление, что надо «действительно противостоять» людям, которые защищают «Торфянку», потому что там якобы уже стоит освящённый крест, и патриарх с пафосом призвал «защищать наши святыни» [5].

В 2017 году продолжилось противостояние жителей московского района Ясенево с РПЦ МП, которая в привычном стиле продолжает застройку парков своими храмами. Об этом Независимой газете рассказал адвокат и общественный деятель Д. Меркулов. «Обязательные по закону публичные слушания по этому вопросу вроде бы были, и большинство собравшихся ясеневцев были за храм, именно на участке «зелёнки» между Тарусской и Ясногорской. Но, как я понял из разговоров с местными жителями, легитимность этих слушаний очень спорная. Нагнали активистов, собрали наспех каких-то бабушек, и те по указке этих активистов высказались за. С 2014 года идёт противостояние. Из бесед с ясеневцами я понял, что неприятие ими нового храма подогревается агрессивным поведением околоцерковных активистов. Эти активисты, вместо того чтобы спокойно выслушать старожилов, проводят крестные ходы и шествия» [6].

В конце 2016 года прокуратура вынесла предостережение студентке Южноуральского государственного университета Е. Омельченко, создавшей петицию против строительства часовни РПЦ МП в Челябинске. В частности, прокуратура Центрального района Челябинска предупредила студентку о недопустимости «противоправных действий», предусмотренных статьёй 5.26 КоАП РФ (нарушение законодательства о свободе совести), частью 1 статьи 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих) и статьёй 280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Создав петицию, Омельченко написала в своём блоге в Facebook: «Когда-то были великие 60-е года, когда, я могу ошибаться, но так я знаю: мощнейший тогда радиозавод "Полёт" обустроил этот сквер, засадил его елями. Сейчас "Полёт" на грани банкротства, вот-вот закроется, — а на месте этого сквера неуместно строят православную часовню. Такой душок времени меня не устраивает. А, скажем, мой знакомый, работающий в РПЦ, смеётся мне в лицо со словами "для тусовок хипстеры могут найти себе и другое местечко". Нет, мы не будем искать другого места». По мнению прокуратуры, этой записью девушка «спровоцировала волнения в обществе, выразившиеся в написании комментариев, направленных на возбуждение религиозной розни» [7].

В марте 2017 года жители Томска опубликовали на сайте Сhange.org две петиции против строительства часовни РПЦ МП в центре города — на территории сквера, где любят отдыхать горожане, а также проходят массовые митинги и культурные мероприятия, сообщает 30 марта NEWSru.com. Обращения были размещены накануне, 29 марта, и за сутки собрали суммарно около 1000 подписей. Поводом для появления петиций послужило решение депутатов местной городской думы, принятое на заседании комитета по градостроительству, землепользованию и архитектуре во вторник, 28 марта. Парламентарии обсуждали предложение мэрии о строительстве часовни на Новособорной площади. В итоге, несмотря на некоторые сомнения, предложение было одобрено, сообщает РИА Томск. Проект строительства религиозного объекта был разработан ещё в 2008 году. 22-метровый объект с семиметровым основанием должен разместиться за памятником Татьяне, где во время массовых гуляний проводятся концерты. Между тем строительство осложняется статусом Новособорной площади. Территория относится к рекреационной зоне и предназначена для организации скверов и садов. Кроме того, площадь является особо охраняемой территорией, поэтому для строительства на ней часовни необходимо внести изменения в соответствующие документы. Именно эти изменения и были одобрены на заседании депутатами [8].

Отметим, что ранее против строительства храма РПЦ МП выступали жители Красноярска. Кроме того, в Екатеринбурге не утихают споры по поводу строительства храма Святой Екатерины в акватории городского пруда по предложению губернатора Свердловской области Е. Куйвашева [8].

Протесты против застройки парковых зон храмами, кроме Москвы, были отмечены в Санкт-Петербурге, Рязани, Анапе, Екатеринбурге, Новокузнецке, Новороссийске, Смоленске, Саратове, а также в подмосковной Балашихе и Обнинске Калужской области [8].

Наибольший же резонанс вызвало решение властей Санкт-Петербурга. С момента объявления о планах передать Исаакиевский собор на 49 лет в безвозмездное пользование РПЦ МП в Петербурге регулярно проходят массовые акции протеста противников передачи храма [9].

28 февраля 2017 года, в качестве реакции на протестные выступления, сотрудники МВД провели проверку на предмет «оскорбления чувств верующих» во время акции в Исаакиевском соборе. Об этом замминистра А. Городовой сообщил в ответе на запрос депутата Госдумы РФ М. Романова, передаёт 7 марта «Фонтанка». По результатам проверки материалы дела были переданы для принятия процессуального решения в Следственный отдел по Адмиралтейскому району СК РФ. По словам Романова, полицейские опросили десятки очевидцев, в том числе настоятеля собора А. Исаева, который заявил, что акция помешала ему проводить службу. 28 февраля правозащитник Динар Идрисов организовал акцию против передачи Исаакиевского собора РПЦ МП в самом храме. Около 30 активистов во время службы подняли вверх листки бумаги с надписью «Музей — городу!». Спикер ЗакСа Вячеслав Макаров назвал акцию в Исаакии «чрезвычайной ситуацией», которая оскорбила чувства миллионов верующих, поддерживающих передачу храма Церкви [10].

18 марта 2017 года в центре Санкт-Петербурга на Марсовом поле состоялся очередной градозащитный митинг, согласованный с властями, сообщает «Фонтанка». По словам одного из организаторов, руководителя местного отделения «Открытой России» А. Пивоварова, пришло около 10 000 человек, притом что заявлено было всего 200 участников, сообщает 18 марта «Открытая Россия». В первую очередь жители города выступали в поддержку музея «Исаакиевский собор», который сейчас передают РПЦ МП. Также они протестовали против застройки территории Пулковской обсерватории и слияния Российской национальной и Российской государственной библиотек. В конце митинга его участники приняли резолюцию: они потребовали сохранить статус Исаакиевского собора, отказаться от идеи объединения двух крупнейших библиотек, а также отправить в отставку директора Публичной библиотеки А. Вислого, главу Пулковской обсерватории Н. Ихсанова и ректора Государственного гидрометеорологического университета В. Михеева [11].

Градозащитный митинг на Марсовом поле против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви, застройки территории Пулковской обсерватории, а также против объединения российских Государственной и Национальной библиотек, 18 марта 2017 года.

Градозащитный митинг на Марсовом поле против передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви, застройки территории Пулковской обсерватории, а также против объединения российских Государственной и Национальной библиотек, 18 марта 2017 года. Фото: Пётр Ковалёв, ТАСС. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Однако 20 марта 2017 года помощники петербургских депутатов, участвовавшие в градозащитном митинге 18 марта, были вызваны в кадровую службу Законодательного собрания, одному из них заблокирован пропуск, сообщает Интерфакс со ссылкой на депутата О. Дмитриеву («Партия роста»). «Все мои помощники, которые оформлены по госслужбе и были позавчера на митинге (Александр Карпов, Павел Швец, Ирина Комолова и Михаил Романов. — Интерфакс), а также помощник Максима Резника (Антон Морозов. — Интерфакс) были вызваны в 10:00 на кадровую комиссию», — сказала она. По словам Дмитриевой, от помощников депутатов «Партии роста», оформленных по договору, потребовали немедленно предоставить отчёт о проделанной за последний месяц работе. «Это надо понимать как угрозу неоформления договора на следующий месяц. Мы расцениваем это как грубое нарушение закона и Конституции, поскольку помощники депутатов и госслужащие не имеют поражения в правах, они пользуются такими же правами, как и другие граждане РФ, в том числе правом на митинги и демонстрации», — подчеркнула она. Также, по словам Дмитриевой, её помощнице Ольге Яковлевой утром был заблокирован пропуск в Мариинский дворец. Дмитриева отметила, что в вину помощникам депутатов вменяется участие в митинге, в ходе которого была допущена критика городских властей. Помощникам по госслужбе грозит дисциплинарное взыскание с занесением в личное дело. «Им вменяется участие в митинге, а также участие в его организации. В резолюции митинга есть тезисы, констатирующие, что власть не справляется с возложенными на неё задачами, а в некоторых выступлениях была дана негативная оценка действующих городских властей. С их (руководства Заксобрания) точки зрения, это является нарушением закона о государственных служащих, потому что они должны проявлять лояльность по отношению к руководству организаций, в которых работают», — сказала она. По подсчётам депутата, под взыскания могут попасть семь помощников по госслужбе и более десяти помощников по договору. «Фактически работа фракции "Партии роста" может быть полностью парализована», — добавила Дмитриева. В свою очередь Комолова сообщила в Facebook, что в отношении помощников начаты две проверки: по факту участия в протестном митинге и «по полноте сведений, указанных при поступлении на работу». Депутат Борис Вишневский (партия «Яблоко») сообщил, что аналогичная проверка ведётся в отношении его помощника Кирилла Страхова. «Никаких нарушений закона о госслужбе в деятельности помощников, которые были на митинге, я не вижу. Госслужащим запрещено допускать публичные оценки и суждения в отношении руководства, а также использовать служебное положение в интересах политических партий. Я не вижу ни малейших нарушений в том, чтобы участвовать в согласованном митинге», — подчеркнул он [12].

Чуть позже фракция «Партии роста» в Законодательном собрании Санкт-Петербурга потребовала дать правовую оценку действиям чиновников, которые пытались помешать проведению «Марша в защиту Петербурга» на Марсовом поле 19 марта. Соответствующее письмо депутаты направили в прокуратуру и полпреду президента в Северо-Западном федеральном округе. Об этом написала на своих страницах в социальных сетях лидер фракции Оксана Дмитриева, сообщает Znak. В письме полпреду и городскому прокурору сформулирована просьба разобраться со сложившейся в городе ситуацией, когда комитет по законности, правопорядку и безопасности Санкт-Петербурга «систематически отказывает в согласовании митингов, посвящённых защите науки, культуры и образования». Кроме того, фракция «Партии Роста» совместно с двумя другими оппозиционными фракциями в городском парламенте (КПРФ и «Яблока») сделала заявление по поводу давления на помощников депутатов в связи с позицией последних по тем или иным вопросам. «Мы требуем прекратить преследование госслужащих за участие в законных массовых мероприятиях и выражение своей позиции, не входящее в противоречие с требованиями законодательства!» — сказано в совместном заявлении [13].

8 апреля 2017 года стало известно, что в Иркутске представители правоохранительных органов увезли на допросы несколько человек по делу об «оскорблении чувств верующих», сообщает «Медиазона». Первым об интересе силовиков к иркутским активистам написал журналист Павел Никулин. По его словам, фотожурналистка Валерия Алтарёва сообщила о визите в её квартиру «маски-шоу», после чего связь с ней пропала. В группе «Совет несогласных. Иркутск» в соцсети «ВКонтакте» говорится о визите к активистам сотрудников МВД. В беседе с «Медиазоной» знакомый активистов по имени Сергей сказал, что одного из них подозревают в оскорблении «чувств верующих», у него прошёл обыск. «В протоколе описано: повод для изъятия вещей — хранение информации, выражающей явное неуважение к обществу и оскорбляющей религиозные чувства верующих, предназначенной для публичного распространения и имеющей значение для органов предварительного следствия», — отметил собеседник «Медиазоны». Подозреваемого привезли домой и посадили за ноутбук, чтобы сфотографировать, как он сидит за ним. После этого его увезли в Следственный комитет. Эту информацию подтвердила в беседе с «Медиазоной» несовершеннолетняя подруга подозреваемого. По её словам, ранним утром в квартиру, где они жили с друзьями и молодым человеком, приехал ОМОН. Всех вывели в коридор и начали обыск. В этот момент в квартире находились четыре человека; у них изъяли все компьютеры, телефоны, флешки, а также книги про анархизм и атрибутику антифа-движения. Дядя подозреваемого с адвокатом приехали в следственный отдел по Кировскому району Иркутска, однако внутрь их не пустили. Всего, по данным Сергея, сотрудники силовых структур приходили к восьмерым активистам, двух из них отпустили. Девушка, которую отпустили, рассказала, что допрашивали её и её маму по поводу встречи активистов, которую они собирались провести. Также девушка сказала, что Валерия Алтарёва «пойдёт свидетелем по какому-то делу». По данным другого собеседника «Медиазоны», Алтарёва находилась в квартире, в которой проходил обыск. Днём на сайте управления СК по Иркутской области появилось сообщение о возбуждении уголовного дела в отношении 19-летнего местного жителя, которого подозревают в «оскорблении чувств верующих» (часть 1 статьи 148 УК РФ). По версии следствия, в 2015–2016 годах молодой человек в социальной сети «разместил материалы, оскорбляющие религиозные чувства верующих». У него дома прошёл обыск, он якобы даёт признательные показания. «Стоит отметить, что проведение указанных оперативно-розыскных и следственных мероприятий связано только с данным уголовным делом и не имеет отношения к проведению различных акций и митингов на территории Иркутской области», — отмечают в СК. Вечером подозреваемого в «оскорблении верующих» Дмитрия Литвина отпустили из следственного отдела, остальные активисты по-прежнему находятся там, сообщил «Медиазоне» правозащитник Святослав Хроменков. Литвин рассказал, что весь день находился в кабинете в компании сотрудников Центра «Э» и следователей, которые сначала называли его подозреваемым, а потом — обвиняемым. Остальные восемь активистов уже примерно 12 часов находятся на допросах; у них нет адвокатов, их статус неизвестен. Хроменков отметил, что туда едет юрист Виктор Григоров, но у него есть доверенность только на одного из активистов. Хроменкову известно, что в следственном отделе находятся фотожурналистка Валерия Алтарёва, а также гражданские активисты Игорь Мартыненко и София Микитюк. Ближе к вечеру фотожурналистку Валерию Алтарёву отпустили после допроса в качестве свидетеля по делу об «оскорблении верующих», рассказала она журналисту Павлу Никулину. В её квартиру сотрудники СОБРа пришли ранним утром; они изъяли компьютерную технику и носители информации с архивами, поскольку этими вещами якобы мог пользоваться подозреваемый. Алтарёва собирается добиваться возвращения техники, так как без неё не может работать, изъятие ставит её в сложную экономическую ситуацию [14].

13 марта 2017 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» депутат Госдумы РФ С. Гаврилов призвал считать преступлением «агрессивные формы» отрицания бытия Божия. Данное заявление парламентарий сделал, комментируя судебный процесс над блогером из Екатеринбурга Р. Соколовским, которого обвиняют в «оскорблении чувств верующих», проявившемся в форме «отрицания существования Бога как высшей силы». Отрицание Бога, принимающее «агрессивные формы», должно расцениваться судом в качестве преступления, заявил председатель Комитета Госдумы РФ по развитию гражданского общества и религиозных организаций С. Гаврилов [15].

Напомним, что блогер Р. Соколовский из Екатеринбурга был задержан в сентябре 2016 года по обвинению в «экстремизме» и «оскорблении чувств верующих» в связи с публикацией в интернете видеоролика, в котором он ловит покемонов в екатеринбургском Храме на Крови РПЦ МП. Позже на него было заведено новое дело по статье «незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» из-за обнаруженной во время обыска ручки со встроенной видеокамерой [15].

Сам процесс сопровождался давлением со стороны РПЦ МП. Пришедший на заседание выпускник духовной семинарии В. Норкин в разговоре с корреспондентом «Открытой России» рассказал, что ему известно о беспрецедентном давлении на свидетелей со стороны церковного руководства. «Батюшки собирали людей, показывали им ролики Соколовского, о которых многие даже не знали. Объясняли, что эти ролики оскорбляют чувства верующих, а потом отдельным прихожанам говорили, чтобы те пошли на суд свидетельствовать против Руслана. Налицо откровенное давление. Многие из свидетелей не хотели идти в суд и давать показания, но их по сути вынудили. Более того, один из свидетелей — мой бывший однокурсник. Мне доподлинно известно, что для него церковное дело — источник личного обогащения. Было смешно слышать, что он якобы испытывал какие-то душевные страдания от богохульных видео», — рассказал Норкин [16].

О масштабах и перспективах преследований говорит размещённый на сайте «Нравственность и закон» «Всеобщий перечень агрессивных антихристианских ксенофобов и наветчиков». Список предваряет информация, что «в данный перечень вносятся фамилии лиц и названия организаций, принявших участие в той или иной мере в унижении человеческого достоинства христиан в целом, в том числе посредством публичного богохульства, пейоративного высмеивания или уничижительного оскорбления религиозно почитаемых личностей и объектов, либо в возбуждении к христианам ненависти и вражды, либо в пропаганде допустимости или необходимости дискриминации христиан, либо в травле, троллинге, третировании, огульном и клеветническом порочении Русской православной церкви, её организаций, священнослужителей и православных верующих, либо тех, кто распространял о них ложные порочаще-оскорбительные слухи, ложные измышления. Ведение "Всеобщего перечня" осуществляется православными гражданами Российской Федерации в связи с крайне недостаточной защищённостью их достоинства личности, их конституционных прав и свобод. "Всеобщий перечень" пока является недлинным, поскольку Общественный комитет по правам человека просто не успел обработать всю имеющуюся информацию. В ближайшее время "Всеобщий перечень" будет существенно расширен» [17].

Напомним, что ранее тогда ещё заместитель главы отдела внешних церковных связей РПЦ МП Всеволод Чаплин заявлял о существовании «списка врагов» РПЦ МП, а осенью 2008 года предложил создать при РПЦ МП православные народные дружины.

Существование вышеупомянутого «списка врагов» не было опровергнуто руководством РПЦ МП, а 1 июня 2013 года было создано некое движение «Сорок сороков» (ДСС), «объединяющее лиц православного вероисповедания с активной гражданской позицией» числом около 10 000 членов [18]. В частности, выше уже упоминалась деятельность ДСС, направленная на фактически совместное с сотрудниками государственных силовых структур устрашение защитников парка «Торфянка».

Существование вышеупомянутого «списка врагов» не было опровергнуто руководством РПЦ МП, а 1 июня 2013 года было создано некое движение «Сорок сороков» (ДСС), «объединяющее лиц православного вероисповедания с активной гражданской позицией» числом около 10 000 членов.

Андрей Кормухин и движение «Сорок сороков». Фото: «Православие.ру». Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Объектами клерикальной ксенофобии и преследований в 2016-м — начале 2017 года также были театры, музеи, выставки и иные учреждения культуры. Пожалуй, самые резонансные события связаны с упомянутым выше музеем «Исаакиевский собор» и попыткой запрета мюзикла «Красавица и Чудовище».

В марте 2017 года по запросу православного депутата В. Милонова в Министерство культуры России эксперты Института культурного наследия имени Лихачёва проверяли фильм-мюзикл «Красавица и Чудовище» на наличие «пропаганды гомосексуализма». Экспертиза дала отрицательный отзыв, но депутат Госдумы В. Милонов не согласился с заключением экспертов. «Я готов лично провести лекцию для сотрудников Минкульта по определению наличия элементов пропаганды гомосексуализма, мистических учений, оккультных в художественных произведениях. При необходимости я готов лично возглавить и сформировать экспертную комиссию», — заявил «православный активист» РИА Новости. Фильм «Красавица и Чудовище», являющийся ремейком культового мультфильма Disney, выходит в российский прокат с возрастным ограничением 16+. В отличие от классического мультфильма, в киноверсии появился новый второстепенный персонаж. Именно это и привлекло внимание депутатов. В Госдуме предложили снять фильм с проката, а Виталий Милонов обратился к министру культуры с просьбой до премьеры проверить картину на предмет «пропаганды гомосексуализма». Глава Минкульта РФ Владимир Мединский заявил, что ведомство не обнаружило в «Красавице и Чудовище» признаков «гей-пропаганды». Министр привёл в качестве доказательства заключение экспертов Института наследия, подчеркнув, что они отличаются «ультраконсервативным подходом в вопросах культуры». В российский прокат фильм вышел 16 марта [19].

Также в марте 2017 года стало известно, что некая группа «Христианское государство — Святая Русь» объявила, что будет поджигать кинотеатры, если там будут демонстрировать фильм «Матильда», и уничтожать баннеры с его рекламой. Режиссёр картины А. Учитель обратился к правоохранительным органам с просьбой разобраться, поскольку угрозы поступают не только в адрес кинотеатров, но и ему лично, съёмочной команде и всем, кто принимает участие в создании фильма. В свою очередь депутат Госдумы Н. Поклонская обратилась с официальным запросом к руководителю Управления по борьбе с экстремизмом МВД России дать оценку высказываниям кинорежиссёра Алексея Учителя, который ассоциировал её с организацией, угрожавшей поджигать кинотеатры в случае демонстрации там фильма «Матильда». «Мною подготовлен депутатский запрос на имя начальника Главного управления МВД России по борьбе с экстремизмом для проверки доводов Алексея Учителя и высказываний его адвоката Константина Добрынина. Их публичные заявления, которые были сказаны, в частности, и по моей фамилии, направлены в Центр противодействия экстремизму, чтобы они проверили, правду ли они говорят и почему они меня связывают с этой группой, — сказала Н. Поклонская «Интерфаксу». «(Режиссёр) Учитель просит оградить их от данной группы "Христианское государство — Святая Русь", в том числе связывая их в прессе со мной», — отметила Н. Поклонская [20].

Напомним, что ранее Н. Поклонская обращалась в Генпрокуратуру с просьбой провести проверку в отношении фильма «Матильда». По её мнению, в картине содержатся сцены, оскорбляющие чувства верующих. Между тем прокуратура Петербурга, проводившая проверку ещё до обращения Н. Поклонской, нарушений закона не выявила. Впоследствии депутат заявила, что намерена направить в Генпрокуратуру повторный запрос [20].

Также напомним, что ранее представители организации «Божья воля» призвали к отставке худрука МХТ Олега Табакова и отмене спектаклей «Идеальный муж» и «Братья Карамазовы» режиссёра Константина Богомолова. По их мнению, в этих постановках пропагандируются «разврат, гомосексуализм, педофилия и наркомания».

Кроме того, весной 2017 года прошли масштабные следственные действия с участием силовиков, представителей Минкульта РФ и сотрудников Музея Востока, проходившие в Международном центре Рерихов (МЦР) в Москве. Работа центра заблокирована, правоохранители изъяли более 200 экспонатов, сообщает «Версия». Показательно, что среди прочего представители Министерства культуры утверждают, что МЦР пропагандирует религиозное течение New Age, которое «противопоставляется церкви, органам государственной власти и федеральным музеям» [21].

В марте 2017 года Русский ПЕН-центр выразил возмущение тем, что члены Общественного совета при Красноярской митрополии РПЦ МП выступили с немотивированными и лживыми нападками на одну из основательниц Русского ПЕН-центра, всемирно известную писательницу Л. Петрушевскую, публично назвав её рассказ «Глюк», входящий в программу внеклассного чтения в школе, «апофеозом безумия», опасным для психики детей [22].

17 марта 2017 года стало известно, что РПЦ МП будет передано здание Театра кукол, расположенного в центре Ростова в Университетском переулке. Об этом рассказала активистка движения «Городской патруль» Елена Хатламаджиян, сообщает 17 марта Privet.Rostov.ru. Все обещания оставить здание за кукольным театром оказались пустыми словами. Напомним, уже не первый год, несмотря на протесты ростовчан, Ростовская-на-Дону епархия РПЦ МП пытается отобрать у детей здание, в котором они привыкли смотреть кукольные представления. Приблизительные сроки, когда помещение передадут новому собственнику, уже известны. Это должно произойти осенью 2019 года. Но дата, когда театр должен будет выехать, до сих пор не определена. При этом Елена Хатламаджиян уточнила, что для того, чтобы театр кукол построили в парке «Дружба» (верхний) на бульваре Комарова, необходимо перевести землю парка с Р-2 «Зона городских лесопарков и городских лесов, лугопарков и зон отдыха» в Р-1 «Зона городских парков, скверов, садов, бульваров». Та же участь по переводу земель с Р-2 в Р-1 ждёт и парк Чуковского. Таким образом, в настоящее время в парке «Дружба» (верхний) театр кукол построить нельзя [23].

Предположительно, в кукольном театре разместят хранилище церковных артефактов. Жители донской столицы возмущены и не понимают столь ярое желание РПЦ МП отобрать у детворы здание, расположенное в максимально удобном месте, рядом с пешеходной зоной и в непосредственной близости от двух парков — Горького и Октябрьской революции [23].

Напомним, до того как кукольному театру в центре Ростова дали очередную отсрочку перед выселением, горожане сражались как могли. Год назад в Ростове прошёл пикет против передачи кукольного театра Донской епархии РПЦ МП. Ростовчане предлагали РПЦ МП забрать здание правительства области вместо Театра кукол [23].

Как уже отмечалось, внесение в Уголовный и Административный кодексы России антиконституционных и не соответствующих принципу правовой определённости норм, направленных на защиту «чувств верующих», предопределило неправомерные преследования атеистов и людей, не согласных с доминированием избранных религиозных организаций в светском государстве.

Можно сделать вывод, что многочисленные конфликты, возникшие из-за нарушений законных прав и интересов людей, непосредственно связаны не только с нарушениями законодательства РФ, но в значительной мере предопределены нарушениями конституционного принципа светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства.

Источники и комментарии

1. Колезев Д. Около 1500 человек вышли на акцию против строительства «храма на воде» в Екатеринбурге. Znak. 8 апреля 2017 года. URL: https://www.znak.com/2017-04-08/okolo_1500_chelovek_vyshli_na_akciyu_protiv_stroitelstva_hrama_na_vode_v_ekaterinburge.

2. Число выступающих за светское государство россиян выросло почти до двух третей. Интерфакс. 24 июня 2015 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/449350.

3. Полиция задержала около 10 человек в парке «Торфянка». ТАСС. 4 декабря 2016 года. URL: http://tass.ru/proisshestviya/3839889.

4. Защитник «Торфянки»: «Эти фашисты готовы нас убить!». Собеседник. 2 декабря 2016 года. URL: http://sobesednik.ru/obshchestvo/20161202-zashchitnik-torfyanki-eti-fashisty-gotovy-nas-ubit.

5. Мнение: «Преследования защитников "Торфянки" выглядят как возвращение России в какое-то Средневековье», — лидер общероссийского общественного движения «За права человека» Лев Пономарёв. Портал-Credo.ru. 28 ноября 2016 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=123074.

6. Приймак А. В Ясеневе разгорается «Торфянка 2.0». Независимая газета. 5 апреля 2017 года. URL: http://www.ng.ru/ng_religii/2017-04-05/13_418_yasenevo.html.

7. Челябинскую студентку, организовавшую сбор подписей против строительства часовни, предостерегла прокуратура. Информационно-аналитический центр «СОВА». 19 декабря 2016 года. URL: http://www.sova-center.ru/religion/news/community-media/communities-conflicts/2016/12/d36033/.

8. В Томске жители собирают подписи против строительства часовни на территории сквера. NEWSru.com. 30 марта 2017 года. URL: http://www.newsru.com/religy/30mar2017/tomsk4asovnya.html.

9. Митинг на Марсовом поле собрал тысячи горожан. Фонтанка. 18 марта 2017 года. URL: http://www.fontanka.ru/2017/03/18/051/.

10. В СК переданы документы об оскорблении чувств верующих во время акции в Исаакиевском соборе. Фонтанка. 7 марта 2017 года. URL: http://www.fontanka.ru/2017/03/07/089/.

11. Градозащитный митинг в Санкт-Петербурге собрал в 50 раз больше участников, чем было заявлено. Открытая Россия. 18 марта 2017 года. URL: https://openrussia.org/notes/707520/.

12. Помощников депутатов ЗакСа Петербурга после воскресного митинга обвинили в нарушении закона о госслужбе. Интерфакс. 20 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/554391.

13. Полозов А. Противники передачи Исаакиевского собора РПЦ МП в парламенте Петербурга заявили о давлении на своих помощников. Znak. 20 марта 2017 года. URL: https://www.znak.com/2017-03-20/protivniki_peredachi_isaakiya_v_parlamente_peterburga_zayavili_o_davlenii_na_svoih_pomochnikov.

14. Зампред комитета ГД: «агрессивные формы» отрицания бога должны расцениваться как преступление. Эхо Москвы. 13 марта 2017 года. URL: http://echo.msk.ru/news/1943710-echo.html.

15. Активиста «Совета несогласных» Иркутска заподозрили в оскорблении чувств верующих, его товарищей увезли на допросы. Медиазона. 8 апреля 2017 года. URL: https://zona.media/news/2017/08/04/irksur.

16. Верников М. Слёзы верующих и обвинения в атеизме. Завершился допрос свидетелей обвинения по делу Соколовского. Открытая Россия. 17 марта 2017 года. URL: https://openrussia.org/notes/707502/.

17. Всеобщий перечень агрессивных антихристианских ксенофобов и наветчиков. Общественный комитет по правам человека (редакция от 22.04.2012). Нравственность и закон. 22 апреля 2012 года. URL: http://www.moral-law.ru/index.php?p=post&id=51.

18. Андрей Кормухин: «Спасаться нужно "бандой"». Беседа с координатором движения «Сорок сороков». Православие.ру. 17 июня 2015 года. URL: http://www.pravoslavie.ru/80033.html.

19. Эксперт раскрыл подробности проверки мюзикла «Красавица и Чудовище», прокат которого в РФ требовал запретить «православный активист» Милонов. Портал-Credo.ru. 16 марта 2017 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=124803.

20. Поклонская попросила МВД выяснить, почему Учитель связал её имя с экстремистской организацией. Интерфакс. 23 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66557.

V. Иные нарушения конституционных прав человека в сфере свободы совести в РФ

В 2016-м — начале 2017 года были выявлены нарушения в сфере деятельности религиозных объединений, обусловленные нарушениями светскости государства. По результатам анализа положения конкретных религиозных направлений прежде всего следует отметить: массовые системные неправомерные преследования мусульман и политику вмешательства власти в дела ислама; ставшие в последние годы наиболее массовыми преследования российских «Свидетелей Иеговы»; преследования верующих Российской православной автономной церкви (РПАЦ) и других альтернативных православных церквей; усиление неправомерного давления властей на верующих протестантских общин, язычников и ряда новых религиозных движений.

В частности, среди типичных проблем, с которыми сталкиваются религиозные объединения и их отдельные последователи, следует отметить следующие: неправомерные ликвидации (попытки ликвидации); неправомерные ограничения в распространении текстов, печатных и сетевых изданий; проблемы приобретения помещений и земли под строительство культовых сооружений; неправомерные препятствия в проведении публичных мероприятий; неправомерные ограничения деятельности религиозных объединений, лидеры которых являются гражданами иностранных государств; неправомерное вмешательство органов власти и местного самоуправления в деятельность религиозных объединений; распространение недостоверной и порочащей информации о деятельности религиозных объединений.

Неправомерные ликвидации (попытки ликвидации)

Например, 23 марта 2017 года деятельность религиозной организации «Свидетели Иеговы» была приостановлена на территории РФ «в связи с осуществлением экстремистской деятельности», сообщает 23 марта Интерфакс со ссылкой на сайт Министерства юстиции РФ. Религиозная организация «Управленческий центр "Свидетелей Иеговы" в России» распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации от 15.03.2017 № 320-р «О приостановлении деятельности религиозной организации» «добавлена в список общественных и религиозных организаций, деятельность которых приостановлена в связи с осуществлением ими экстремисткой деятельности», следует из материалов сайта [1].

В марте 2017 года на сайте Верховного суда РФ появилась информация о том, что Минюст России подал иск о признании «Управленческого центра "Свидетелей Иеговы" в России» «экстремистской» организацией, ликвидации и запрете деятельности. Если иск будет удовлетворён, это напрямую затронет около 400 зарегистрированных местных религиозных организаций «Свидетелей Иеговы» в России, а также коснётся всех 2277 религиозных групп по всей стране, объединяющих 175 000 последователей этой религии. Запрет деятельности центра «Свидетелей Иеговы» может повлечь за собой уголовное преследование верующих просто за исповедание их религии — совместное чтение Библии, пение и молитвы [2].

В планах Минюста РФ «ликвидировать не только Управленческий центр СИ, но и все 395 местных религиозных организаций "Свидетелей Иеговы", а также немедленно конфисковать все молитвенные дома, принадлежащие этим организациям» [2].

«Если Минюст добьётся своего, любому из 175 000 верующих может грозить до десяти лет тюрьмы просто за исповедание своей веры, — говорит В. Калин из Управленческого центра "Свидетелей Иеговы" в России. — Недавно, после ликвидации зарегистрированной общины в Таганроге, 16 наших братьев и сестёр по вере были приговорены к крупным штрафам, а некоторые даже к пятилетнему лишению свободы условно — лишь за совместное чтение Библии. Это было иллюстрацией» [3].

Примечательно, что 66 лет назад, тоже в апреле, сталинское правительство провело операцию под кодовым названием «Север». «Я вспоминаю апрельскую ночь 1951 года, — говорит Василий Калин. — Тогда 8500 верующих нашей религии, то есть практически все, были лишены своих домов и вывезены в Сибирь на вечное поселение. Жизнь тысяч верующих была непоправимо изломана. Сотни и сотни прошли через лагеря. Но они не отреклись от своей веры. И не ожесточились. Они всегда оставались мирными людьми, как и велел Христос. Впоследствии государство признало нас жертвами политических репрессий. И насколько же кощунственно нам снова оказаться на положении опасных преступников!» [3].

Ранее СМИ сообщали о внесении в Федеральный список «экстремистских» организаций РФ религиозных организаций «Свидетелей Иеговы» в Элисте, Орле, Таганроге, Самаре, Абинске Краснодарского края, Белгороде и Старом Осколе [4]. При этом в ряде случаев, как утверждают в пресс-службе СИ, решения о приостановлении деятельности «Свидетелей Иеговы» были приняты на основании сфальсифицированных улик [5].

8 декабря 2016 года суд Саранска (Мордовия) привлёк к административной ответственности религиозную организацию, «уличённую в распространении экстремистских материалов», сообщает Интерфакс со ссылкой на пресс-службу республиканского МВД. Этот случай — один из примеров неправомерного ограничения в распространении текстов, печатных и сетевых изданий. Сотрудники центра по противодействию «экстремизму» мордовского МВД изъяли у представителей данной религиозной организации литературу, входящую в список Министерства юстиции РФ в качестве запрещённой. Кроме того, часть изъятых книг и брошюр была направлена на экспертизу, которая признала их экстремистскими. В результате суд оштрафовал организацию на 150 000 рублей по статье 20.29 КоАП РФ (производство или распространение экстремистских материалов). В свою очередь источник в правоохранительных органах уточнил Интерфаксу, что штраф наложен на организацию «Свидетели Иеговы», а запрещённая литература была изъята в офисе их представителей [6].

20 апреля 2017 года Верховный суд РФ признал российских «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией и запретил их деятельность на территории России. «Верховный суд решил ликвидировать Управленческий центр "Свидетелей Иеговы" в России и 395 местных организаций, обратить в собственность имущество организаций. Решение подлежит немедленному исполнению», — огласил решение судья. Таким образом удовлетворён административный иск Минюста РФ о признании религиозной организации «Управленческий центр "Свидетелей Иеговы" в России» экстремистской, запрете её деятельности и ликвидации. Авторы искового заявления также просили обратить в пользу государства недвижимость, которая принадлежит «Свидетелям Иеговы». Представитель «Свидетелей Иеговы» Сергей Черепанов заявил, что решение ВС будет обжаловано в Страсбургском суде [7].

Проблемы приобретения помещений и земли под строительство культовых сооружений

В последние годы государство не только препятствует приобретению помещений и земли под строительство культовых сооружений, но всё чаще пытается лишить религиозные организации зданий, помещений и земли.

Например, в Крыму Украинская православная церковь Киевского патриархата терпит репрессии со стороны местной власти. Закрыты храмы в Севастополе, Красноперекопске, Керчи, селе Перевальное. В ноябре 2016 года представители российского Фонда имущества Крыма попытались опечатать первый этаж кафедрального собора Святых Равноапостольных Владимира и Ольги УПЦ КП. Ранее летом апелляционный суд Севастополя обязал Крымскую епархию освободить помещение и выплатить штраф в размере полумиллиона рублей [8].

21 ноября 2016 года судья Арбитражного суда Ярославской области принял решение об изъятии последнего в России исторического храма Российской православной автономной церкви (РПАЦ) во имя Владимирской иконы Божией Матери [9]. А в Калининграде местные власти, ссылаясь на судебное решение, требуют сноса почти построенной мечети [10]. Власти Свердловской области (Качканар) добиваются сноса буддийского монастыря Шад Тчуп Линг, расположенного высоко в горах рядом с карьерами качканарского горно-обогатительного комбината «Евраз» [11].

Неправомерные препятствия в проведении публичных мероприятий

В 2016-м — начале 2017 года ряд религиозных объединений испытали препятствия в проведении публичных мероприятий. Например, 18 ноября 2016 года к дому, в котором собирается на богослужения церковь ЕХБ города Белорецка, подъехали представители власти и потребовали впустить их. Старший помощник межрайонного прокурора Н.З. Киреев и майор полиции Р.Р. Валеев предъявили предписание Белорецкой межрайонной прокуратуры, согласно которому данная проверка проводится по обращению А.Ф. Муфтахитдиновой (как выяснилось позже, она посетила богослужение 13 ноября 2016 года, где произвела видеосъёмку, после чего вышла и была увезена на одной из тех же машин, на которых 18 ноября приехали представители власти) [12].

15 декабря 2016 года участковый И.А. Щеглов составил протокол об административном правонарушении, в котором сказано: «13.11.2016 по ул. Короткая, 1/1 г. Белорецка совершена миссионерская деятельность по распространению информации о религии евангельских христиан-баптистов, тем самым Петренко К.И. осуществлял миссионерскую деятельность с нарушением требований законодательства о свободе совести, свободе вероисповеданий и религиозных объединениях» [12].

17 января 2017 года мировой судья судебного участка № 2 Республики Башкортостан С.И. Будуев, изучив материалы административного дела (№ 5-11/2017) и оценив предоставленные доказательства в их совокупности, пришёл к выводу, что вина К.И. Петренко в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 5.26 КоАП РФ, доказана. Суд постановил назначить ему наказание в виде административного штрафа в размере 7000 рублей [12].

10 февраля 2017 года в Нижнем Новгороде на богослужение с участием около 100 свидетелей Иеговы, которое проходило на улице Фучика, вошла группа из 15 правоохранителей. Полицейские сразу же рассредоточились в гардеробе, где один из пришедших положил на скамью брошюру, включённую в список «экстремистских» материалов. Верующие предупредили полицейских о недопустимости срыва богослужения, однако капитан полиции (в штатском) И. Горшков прошёл со всей группой из гардероба в зал, где потребовал прекратить чтение Библии, заявив, что иначе это будет рассматриваться как неподчинение и препятствие оперативно-следственному мероприятию! Вторжение правоохранителей сопровождалось подбросом, поскольку перед началом богослужения они предусмотрительно осмотрели здание и чётко зафиксировали в «Акте визуального осмотра», что запрещённых материалов в нём нет [13]. Время от времени бесцеремонные подбросы [14] книг «Свидетелям Иеговы», осуществляемые сотрудниками правоохранительных органов, попадают в объективы камер наблюдения [15]. «Это уже отработанная схема, по которой правоохранительные органы добились запрета нескольких местных религиозных организаций "Свидетелей Иеговы"», — говорится в сообщении пресс-службы СИ.

Время от времени бесцеремонные подбросы книг «Свидетелям Иеговы», осуществляемые сотрудниками правоохранительных органов, попадают в объективы камер наблюдения.

14 декабря 2016 года с целью фальсификации улик на богослужение «Свидетелей Иеговы» в городе Туле вошли трое посторонних мужчин. Двое из них быстро покидают здание, а на их местах остаются лежать запрещённые книги, на которые полицейские немедленно обращают внимание. Третий посторонний мужчина (справа), якобы не имеющий отношения к двоим другим, остаётся и даёт полицейским развёрнутые объяснения, на основании которых составляется протокол будто бы от имени прихожанина [14]. Нажмите на изображение, чтобы увеличить.

Неправомерные ограничения деятельности религиозных объединений, лидеры которых являются гражданами иностранных государств

Например, весной 2016 года Верховный суд РФ признал законность выдворения из страны прошлой осенью буддийского ламы Шивалхи Ринпоче. При этом причины депортации священнослужителя, на которой настояла ФСБ, до сих пор неизвестны. Буддисты России, прежде всего Тувы, где проповедовал лама, собрали более 50 000 подписей к президенту Владимиру Путину с просьбой разрешить священнослужителю вернуться в РФ [16].

16 декабря 2016 года ГУ МВД России по Краснодарскому краю приняло решение об аннулировании разрешения на временное проживание в России раввина Сочинской городской еврейской общины А. Эделькопфа, который «своими действиями создаёт угрозу безопасности РФ». Во время обжалования раввином этого решения суд первой инстанции отказался запрашивать какие-либо доказательства, подтверждающие наличие оснований для аннулирования разрешения. Кроме того, управление по вопросам миграции не представило в суд доказательства. Гражданин США Арье Эделькопф не смог обжаловать решение МВД, которое аннулировало ему разрешение на временное проживание в России. В марте 2017 года Апелляционная коллегия Краснодарского краевого суда поддержала решение Центрального районного суда Сочи, отказавшего А. Эделькопфу в иске к Управлению по вопросам миграции ГУ МВД по Краснодарскому краю, сообщил корреспондент Интерфакса [17].

Кроме того, в 2016-м — начале 2017 года просьба российских буддистов в очередной раз не была услышана, а Далай-лама XIV, как и в прошлые годы, не смог осуществить пастырский визит в Россию.

Ксенофобия и неправомерное насилие со стороны силовых структур государства по отношению к членам религиозных организаций

Были зафиксированы ксенофобия и неправомерное насилие со стороны силовых структур государства по отношению к членам религиозных организаций. Нередко фактически имеют место преследования за мировоззрение («мыслепреступление»), а не за противоправные деяния.

Например, в Республике Дагестан сотрудники МВД РФ в массовом порядке ставят граждан на профучет в качестве потенциальных «экстремистов» и «террористов». «Чтобы попасть на такой учёт, достаточно принадлежать к определённому течению в исламе. Полицейские в судах нередко обосновывают постановку граждан на профучет именно тем, что те «исповедуют ислам салафитского направления». Но это может произойти и в том случае, если человека однажды задержали в ходе рейда полиции по «салафитским» мечетям, или он носит бороду, или имеет родственника среди членов незаконных вооружённых формирований (НВФ). На учёт можно попасть и случайно, став жертвой ошибочного суждения полицейского или доноса недоброжелателя. Речь идёт о тысячах людей, не совершивших никаких преступлений и правонарушений, но включённых в списки профучёта по признаку «приверженец ваххабизма», «религиозный экстремист», «экстремист» [18].

А далее сотрудники органов банально и ежедневно осуществляют «меры профилактического воздействия» на лиц, находящихся в списках профучёта. «Сотрудники МВД систематически нарушают права граждан на свободу и личную неприкосновенность, на свободу вероисповедания и передвижения, на неприкосновенность частной жизни, на получение информации, касающейся их прав и свобод. По требованию полицейских граждане вынуждены длительное время находиться на постах ДПС и в отделах полиции, многократно давать объяснения, предоставлять отпечатки пальцев, образцы для проведения ДНК-анализа, подвергаться фото- и видеофиксации внешности. От них укрывают официальную информацию об основаниях и цели этих процедур. Полицейские регулярно беспокоят их семьи по месту их жительства» [18].

Министерство внутренних дел России, будучи федеральным органом исполнительной власти, является одним из субъектов профилактики по Федеральному закону от 23 июня 2016 года № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». Соответственно, органы МВД России имеют право вести профучёт, осуществлять меры профнадзора, иные меры профилактического воздействия. Но при этом профилактика правонарушений должна осуществляться на основе принципа «приоритета прав и законных интересов человека и гражданина» [18].

На самом же деле всё перечисленное выше — не что иное, как массовые системные нарушения прав человека, создающие в Российской Федерации условия для роста социальной напряжённости.

Среди многочисленных негативных следствий нарушений конституционной светскости государства также следует отметить насилие и вандализм на почве ксенофобии и нетерпимости по мотивам религии или убеждений [19].

Источники и комментарии

1. Минюст приостановил деятельность «Свидетелей Иеговы» в России. Интерфакс. 23 марта 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/555088.

2. В Верховный суд РФ подан иск о ликвидации Управленческого центра «Свидетелей Иеговы» в России. «Свидетели Иеговы» в России. 16 марта 2016 года. URL: https://jw-russia.org/news/17031610-104.html.

3. Беспрецедентная новость: Минюст России добивается немедленного и тотального запрета крупной религии. «Свидетели Иеговы» в России. 21 марта 2017 года. URL: https://www.jw-russia.org/news/17032019-107.html.

4. В Федеральный список экстремистских организаций добавлены две организации. Информационно-аналитический центр «СОВА». 30 ноября 2016 года. URL: http://www.sova-center.ru/religion/news/extremism/counter-extremism/2016/11/d35914/.

5. Суд в Воронеже закрыл глаза на очевидные факты фальсификации улик против «Свидетелей Иеговы». «Свидетели Иеговы» в России. 23 декабря 2016 года. URL: https://www.jw-russia.org/news/16122311-79.html.

6. «Свидетели Иеговы» оштрафованы в Мордовии на 150 000 рублей за распространение экстремистской литературы. Интерфакс. 8 декабря 2016 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=65413.

7. Верховный суд РФ ликвидировал российское отделение «Свидетелей Иеговы». Интерфакс. 20 апреля 2017 года. URL: http://www.interfax.ru/russia/559318.

8. Казарин П. Всё лучшее — церкви: сколько и на чём зарабатывает РПЦ в Крыму. Крым.Реалии. 13 марта 2017 года. URL: https://ru.krymr.com/a/28366558.html.

9. Арбитражный суд Ярославской области удовлетворил иск Росимущества об изъятии у общины РПАЦ последнего исторического храма этой Церкви на территории РФ. Портал-Credo.ru. 21 ноября 2016 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=122982.

10. Дагир Хасавов: Снос мечети в Калининграде будет расцениваться как акт вандализма. ANSAR. 5 февраля 2016 года. URL: http://ansar.ru/sobcor/dagir-hasavov-snos-mecheti-v-kaliningrade-budet-rascenivatsya-kak-akt-vandalizma.

11. Уральский буддийский монастырь находится под угрозой сноса. РИА Новости. 19 августа 2016 года. URL: https://ria.ru/religion/20160819/1474786139.html.

12. Документ: «Мы проповедуем Евангелие не с целью вовлечения людей в состав участников религиозного объединения, а для того, чтобы они примирились с Богом через веру в Иисуса Христа». Ходатайство Московской церкви ЕХБ. Портал-Credo.ru. 10 февраля 2017 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=124212.

13. В Нижнем Новгороде правоохранители грубо сорвали богослужение. Подброс запрещённой брошюры. «Свидетели Иеговы» в России. 15 февраля 2017 года. URL: https://jw-russia.org/news/17021417-97.html.

14. Возмутительный подброс запрещённых изданий в Туле. Новые подробности. «Свидетели Иеговы» в России. 16 декабря 2016 года. URL: https://www.jw-russia.org/news/16121614-74.html.

15. Северный Кавказ: «Свидетели Иеговы» утверждают, что силовики подбросили запрещённую литературу в молитвенные дома. Портал-Credo.ru. 28 марта 2016 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=119412.

16. Мальков Д., Черных А. Лама на высылках. Коммерсантъ. 2 апреля 2016 года. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2954762.

17. Раввин Сочи по решению суда вынужден покинуть Россию. Интерфакс. 28 марта 2017 года. URL: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=66598.

18. Обобщение практики обжалования нарушений закона при профилактическом учёте в Республике Дагестан в 2016-м — начале 2017 года. Мемориал. 3 апреля 2017 года. URL: http://memohrc.org/reports/spravka-pravozashchitnogo-centra-memorial-obobshchenie-praktiki-obzhalovaniya-narusheniy.

19. Смотрите например: В России совершено вооружённое нападение на протестантскую церковь. ГРЕХУ.net. 12 января 2016 года. URL: http://grehu.net/news/goneniya/25983;
Неизвестные в масках напали на защитниц «Торфянки» с криками «Убьём за храм!». NEWSmsk.com. 27 января 2016 года. URL: http://newsmsk.com/article/27Jan2016/ubiemzahram.html;
Чита: акция против «Свидетелей Иеговы» обернулась жестоким избиением пожилой верующей. Портал-Credo.ru. 8 апреля 2016 года. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=119688;
Гражданина будут судить за порчу православного креста в кузбасском посёлке. РИА Новости. 21 ноября 2016 года. URL: https://ria.ru/religion_news/20161121/1481773874.html;
Напавший на синагогу в Москве мог состоять на психиатрическом учёте. ТАСС. 1 октября 2016 года. URL: http://tass.ru/proisshestviya/3671207.

Заключительная часть: выводы и рекомендации

Выводы

Наряду с упомянутой выше крайне слабой научной разработанностью, одной из главных причин кризиса реализации светскости государства является тот факт, что она является заложницей исторически сложившихся самодовлеющих отношений государства с религиозными объединениями, которые, как и вся система государственного управления, поражены коррупцией.

За годы постсоветских преобразований в России, иногда почему-то называемых «демократическим транзитом», отношения государства с религиозными объединениями заняли видное место в политической повестке дня. Повестка хорошо известна и связана с задачей обустройства «вертикали власти» вообще и «вероисповедного» сегмента в частности.

Сегодня светскость государства, а заодно права и свободы человека, которые по Конституции России являются высшей ценностью, понимаются власть предержащими как некое недоразумение, которое нужно преодолеть, чтобы власть удержать. В указанном контексте конституционные принципы светскости государства являются предметом особой «заботы» государственно мыслящих чиновников.

Поэтому государственная политика в сфере свободы совести, по идее призванная сделать реальностью декларируемые права и свободы, подменяется религиозной политикой. Обычно оправданием подмены служит необходимость возрождения в народе «духовности», нравственности и исторических традиций. При этом игнорируются тотальная коррумпированность и безнравственность власти, в значительной мере обусловленные нарушением приоритета правовых принципов.

Полагаю, что именно правовые принципы, а не исторические и иные должны быть определяющими в правовом демократическом государстве. Современное состояние правовой системы уже является продуктом исторического развития, и любые попытки его корректировки в соответствии с «традициями» являются попыткой повернуть историю вспять.

Напомним, что конституционный принцип светскости государства (статья 14) является важнейшей гарантией реализации свободы совести (статья 28) и прав человека в целом. Это значит, что нарушения светскости государства неизбежно ведут к доминированию некой религиозной политики и, как следствие, к проблемам реализации прав человека.

Следует отметить, что даже теоретически религиозная политика не может обеспечить свободу совести каждому (то есть не только «верующим», но и остальным). Но практика превосходит все ожидания: упомянутая политика проводится для использования авторитета религиозных организаций в политических целях, что объясняет и неправовой контроль мировоззренческой сферы, и клерикальную идеологизацию государственных органов.

На практике дело пришло к тому, что РПЦ МП фактически выполняет роль, аналогичную роли идеологического отдела ЦК КПСС, но при этом многие конфессии не прочь занять её место. Есть основания говорить о завершении формирования клерикальной идеологии — не терпящей никакой конкуренции и враждебной правам человека и демократии.

Осуществляется религиозная политика посредством самодовлеющих по отношению к правам человека отношений государства с религиозными объединениями, поражённых коррупцией. Поэтому основные характеристики религиозной политики совпадают с характеристиками системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями. Она латентна (неочевидна), мимикрирует (маскируется благовидными предлогами), тяготеет к наукообразному обоснованию и законодательному закреплению.

В указанном выше контексте в Российской Федерации были выявлены системные нарушения принципа светскости государства, осуществляемые с целью удержания власти и реализуемые посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями.

Системообразующим фактором коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями является государственная политическая элитно-властная (верхушечная) коррупция, связанная с принятием имеющих самую высокую цену решений на удержание власти, и относящаяся как к отношениям государства с религиозными объединениями, так и к избирательному процессу.

В указанном контексте представляется актуальным рассмотрение основных предпосылок, подходов к определению понятия, основных форм, характеристик, проявлений и последствий коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями.

Основные предпосылки системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями

Источником жизнестойкости самодовлеющих отношений государства с религиозными объединениями и основными предпосылками коррупции в данной области являются: с одной стороны — политические интересы властных групп, заинтересованных в использовании религии для манипулирования общественным сознанием и своей сакрализации, а с другой стороны — встречные интересы конфессий, которые, как правило, устремляются в лоно государственного бюджета.

Уже неоднократно упомянутая выше слабая теоретическая разработанность является общим фоном, определяющим самодовлеющий характер отношений государства и религиозных объединений. Фактически правовое регулирование в области свободы совести базируется на некорректных с юридической точки зрения принципах, не имеющих чётких правовых критериев, и соответствующем понятийном аппарате, частично заимствованном из теологии, а потому заведомо негодном.

Так как главным субъектом в отношениях с государством является РПЦ МП, то немаловажным представляется ответ на вопрос, что есть сегодня Русская православная церковь Московского патриархата. Иными словами, нужен ответ на вопрос, с кем непосредственно выстраивает отношения власть в лице государственных чиновников (избранных и нанятых на службу) и кто говорит от имени РПЦ, в последнее время претендующей представлять 80% российского народа [1].

На самом деле в России, при видимом единстве на умозрительном, богословском уровне церковного организма (единые догматы, единый канон, единый обряд), существует как бы несколько «Церквей» внутри Церкви. Причём живут они разными интересами и разной жизнью. С одной стороны, есть миряне, монахи, священники — реальные люди с реальной верой, надеждой, любовью и заблуждениями… Их много, но они практически ни на что не влияют — потому что не вхожи в номенклатуру, не являются её частью. И, с другой стороны, есть «иная Церковь», беседующая с властью, богатая, поучающая — высшая клерикальная знать — Московская патриархия, «князья Церкви» и обслуживающий их персонал… Синклит пастырей привлекает к работе элитный круг «спецов»-интеллектуалов, которые являют собой закрытый от постороннего взгляда аппарат подготовки и разработки политических стратегий, определяющих направление политики Церкви [2].

О демократии в управлении РПЦ МП говорить бессмысленно, так как она является жёстко централизованной структурой.

«Демократия» в современной РПЦ осталась на уровне сбора пожертвований и принятия решений о покупке новых вёдер и швабр в приходском храме. Можно без преувеличения сказать, что современная РПЦ обладает самой жёсткой «вертикалью власти» не только среди православных церквей, но и по сравнению со славящимися своим «папизмом» католиками… В общем, говорить о существовании в современной РПЦ самостоятельного мирянского движения невозможно: «монополия» на Русскую церковь твёрдо укрепилась в руках духовенства [3].

Таким образом, РПЦ МП, структура, далёкая от какой-либо демократии и гражданского общества [4], усиливает своё влияние на современную Российскую Федерацию, а от её имени отношения с властью формирует узкий круг конфессиональной бюрократии. Следует заметить, что указанные тенденции в значительной мере касаются и других религиозных организаций, особенно так называемых «традиционных». И с властью говорит также конфессиональная бюрократия. Зачастую вышеупомянутый разговор носит обличительный по отношению к другим религиозным объединениям, а иногда и к атеистам, характер.

При этом РПЦ МП является далеко не единственной религиозной организацией, стремящейся в объятия власти, но несомненно самой преуспевающей в этом деле. Подавляющее большинство конфессий стремятся занять место в лоне государственной кормушки рядом со «старшей сестрой». И здесь необходимо отметить, что в последние годы в России наметилась вялая тенденция к формированию многосубъектной коррупционной модели государственных конфессиональных предпочтений.

Несмотря на то что у этих, на первый взгляд далеко не бесспорных слов, имеются даже очень значительные основания, предъявлять претензии к религиозным объединениям (в соответствии со своей природой претендующим на обладание истиной в последней инстанции) при условии соблюдения законодательства не вполне корректно. Все претензии со стороны гражданского общества должны быть к власти, обязанной соблюдать Конституцию России. Соответственно, действия государственных служащих в области отношений государства с религиозными объединениями должны получить правовую оценку.

В то же время религиозным лидерам можно напомнить о моральной ответственности перед людьми, а также о том, что принадлежность к институтам гражданского общества определяется независимостью религиозных объединений от власти и её «даров». Вероятно, в этих условиях власть, лишённая религиозно-идеологической поддержки, вынуждена будет стать компетентной и эффективной.

Однако в реальности союз религии и политики, религиозных организаций и власти работает против интересов гражданского общества и против формирования правового государства, так как порождает системную коррупцию в отношениях государства с религиозными объединениями.

Подходы к определению понятия коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями

Рассмотренные выше факторы являются основными предпосылками системной многоуровневой коррупции в области отношений современного Российского государства с религиозными объединениями, — коррупции, взаимосвязанной с иными системами общества, прежде всего с политической системой, и охватывающей многие взаимозависимые, зачастую переплетённые уровни, включая науку и образование, законотворчество, правоприменение, СМИ.

Системообразующей в данной коррупционной системе является политическая государственная коррупция. Политическая коррупция в области отношений государства и религиозных объединений подразумевает использование религии в политических целях, направлена против гражданского общества и осуществляется в интересах прихода к власти и её удержания.

Политические партии, блоки и движения пытаются, апеллируя к авторитету религиозных организаций, получить преимущества на выборах. Однако результаты прошедших выборов показали, что различные «религиозные» партии успеха не имеют.

Можно предположить, что на выборах федерального масштаба работает не столько «религиозный фактор», о влиянии которого существуют диаметрально противоположные точки зрения, а фактор религиозной политики, реализуемой посредством отношений государства с религиозными объединениями. Естественно, этот антиконституционный ресурс доступен только власти, а значит, имеются основания говорить о государственной политической электоральной коррупции.

В конечном результате формируется авторитарная политическая система на основе клерикальной идеологии — демократические выборы превращаются в фарс, даже при соблюдении буквы избирательного законодательства. Очевидно, что «партия власти» сумела привлечь значительную часть клерикально идеологизированного электората благодаря использованию фактора отношений государства с религиозными объединениями.

В современной России усиление тенденций политизации религии и клерикализации политики связаны прежде всего с использованием властными группами фактора отношений государства с религиозными объединениями для удержания власти.

Характерным моментом коррупционных отношений государства с религиозными объединениями является тот факт, что неправовые принципы и термины ложатся в основу трансформации законодательства и становятся угрозой правам человека и конституционному строю России.

Абстрактный религиозный фактор, в отличие от фактора отношений государства с религиозными объединениями, на выборах федерального масштаба действительно почти никогда не работает. Последний трансформируется в фактор идеологический. Антиконституционные тенденции сакрализации власти и клерикализации государства, нарушающие принципы свободы совести (статья 28), светскости и равенства религиозных объединений (статья 14) неизбежно ведут к нарушению принципа идеологического многообразия (статья 13) и формированию не терпящей конкуренции клерикальной государственной идеологии.

Политическая коррупция имеет тенденцию к юридическому закреплению и возведению в ранг государственной политики, подразумевающую «специальный» контроль и ограничения мировоззренческой сферы. В данном случае можно говорить о государственной политической электоральной коррупции в области отношений государства и религиозных объединений, исходящей от власти, на основе использования религии в политических целях для удержания власти и имеющей тенденцию к юридическому закреплению (институционализации) в качестве государственной политики.

Государственная политическая электоральная коррупция в области отношений государства и религиозных объединений позволяет власти преодолевать демократические процедуры, формально их соблюдая (то есть законодательство о выборах). В указанном контексте «чистые» демократические выборы — это выборы с соблюдением не только законодательства о выборах, но и конституционных принципов в области свободы совести.

Государственная политическая электоральная коррупция в области отношений государства и религиозных объединений воспроизводится на уровнях науки, законотворчества и правоприменения. Фактически она научно обосновывается государственной и конфессионально-ориентированной наукой, а также имеет информационное сопровождение в государственных и некоторых конфессиональных СМИ.

Этот вид коррупции является основным аспектом злоупотребления служебным положением в указанной области, поскольку направлен на перманентное неправомерное формирование государственной клерикальной идеологии за счёт государственных ресурсов.

В то же время отношения государства с религиозными объединениями можно рассматривать в качестве особой формы административного ресурса, используемой непосредственно в преддверии, накануне и в ходе избирательного процесса.

Использование этой особой (имеющей специфические особенности) формы административного ресурса оказывает в настоящее время значительное влияние на результаты выборов. Это влияние на порядок выше, чем злоупотребление традиционными видами административного ресурса.

Завершение формирования авторитарной политической системы в России происходит под знаком системных злоупотреблений служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями.

В свою очередь, эти злоупотребления являются системообразующим фактором политической коррупции в целом и системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями. Последняя, кроме верхнего политического уровня, имеет мощные средний и низовой уровни подпитки.

Можно выделить следующие особенности злоупотребления служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями:

  • злоупотребления служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями осуществляются постоянно и непрерывно, обостряясь в преддверии, накануне и в ходе избирательного процесса, есть основания говорить о формировании государственной клерикальной идеологии: неправомерно и за счёт государственных ресурсов;
  • эффект от злоупотребления служебным положением в области отношений государства с религиозными объединениями достигается опосредованно: ресурсы неправомерно предоставляются определённым религиозным организациям, обладающим интегративным ресурсом, авторитетом, доверием, — в обмен происходит передача (вменение) авторитета, доверия в различных формах от прямой предвыборной агитации до менее очевидной, но более эффективной сакрализации (освящения). Естественно, передача такого высокого уровня авторитета (доверия) как сакрализация, доступна только власти, поэтому она является главным игроком на государственно-конфессиональном поле. По большому счёту этот ресурс работает только на власть;
  • этот вид злоупотреблений непосредственно связан с нарушением основополагающих конституционных принципов, в том числе одной из основ строя — светскости государства, то есть имеет конституционно-правовой характер;
  • этот вид злоупотреблений фактически находится вне избирательного законодательства, в том числе и норм о недопустимости использования преимуществ должностного положения.

Законотворческий процесс в области свободы совести непосредственно взаимосвязан, нуждается и опирается на упомянутое обоснование. После принятия в 1997 году ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» вышел из-под контроля гражданского общества окончательно. С тех пор Государственная Дума стала полигоном борьбы многих заинтересованных сторон по законодательному закреплению: «специальных» государственных предпочтений для приближённых власти религиозных организаций; «специальных» ограничений для остальных под флагом борьбы с «сектами», «религиозным экстремизмом», а также регулированием «миссионерской» деятельности и защиты «чувств верующих».

В указанном контексте особого упоминания заслуживает принятый в 2010 году ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Фактически данный ФЗ «узаконил» незаконную передачу государственной собственности и культурных ценностей религиозным объединениям, в том числе ранее им никогда не принадлежавшей. Следует особо подчеркнуть, что здесь речь не идёт о реституции, то есть возвращении ранее принадлежавшего имущества.

В целом в современной России законотворческий процесс, при заинтересованном и/или молчаливом согласии лидеров ряда конфессий (прежде всего, считающих себя «традиционными»), находятся под контролем власти.

Характерной чертой является сращивание структур, обслуживающих интересы некоторых конфессий, с органами власти. В результате свобода мировоззренческого выбора оказалась заложницей «специальных» отношений государства с религиозными организациями и фактически отдана на откуп власти, религиозным и профессиональным корпорациям, а потому имеет тенденцию к приватизации этой сферы правовых отношений, превращению её, по словам С.А. Мозгового, в «цех борьбы за свободу совести». Фактически в России установлена некая монополия на борьбу за свободу совести (а фактически корпоративные интересы), не терпящая никакой конкуренции.

Наглядным свидетельством состояния науки в области свободы совести и государственно-конфессиональных отношений являются научные форумы. В основе указанных мероприятий лежит тезис, определяющий в качестве причины нарушений свободы совести в России некомпетентность региональных чиновников. Поэтому вся борьба с нарушениями ограничивается их просвещением и вообще уровнем правоприменения — судебной защитой.

Очевидно, что религиоведческое «просвещение» чиновников (особенно с учётом состояния религиоведения [5]), заведующих религиозными делами при участии «основных» конфессий, служит корпоративным интересам, имеющим мало общего с религиозной свободой.

Более того, есть некоторые основания полагать, что эти мероприятия являются важным звеном, позволяющим говорить о системном многоуровневом характере коррупции в области отношений государства с религиозными организациями: воспроизводят её научную, законодательную и функциональную основу.

Кроме того, подобные научные форумы являются для представителей некоторых религиозных организаций своеобразной платной площадкой для «доступа к телу» госчиновников, заведующих религиозными делами и способных решить многие проблемы. Прямые доказательства получить невозможно, но косвенным подтверждением является приглашение далеко не всех религиозных организаций, а вероятно только тех, кто платит за участие.

Стремление религиозных лидеров вступить в контакт с властью на предмет получения экономических льгот и привилегий является обычным и непрерывным. О том, может ли религия с протянутой к государству рукой сохранить независимость от власти, не превратившись в её придаток, быть «голосом совести» в обществе и вообще выполнять своё предназначение, говорить не очень принято. Как правило, на словах религиозные лидеры декларируют приверженность конституционным принципам и международно-правовым нормам, а на деле добиваются «особого» отношения и даже «специальных» льгот и привилегий от государства.

Сложившийся порядок вещей, судя по всему, устраивает всех фигурантов: власть получает освящение себя, контроль и ограничение мировоззренческой сферы; конфессиональная бюрократия тешит себя приближением к власти, а заодно и к государственной кормушке; адвокаты получают пожертвования, гранты и мировую известность защитников религиозной свободы; государственные чиновники и государственные учёные также востребованы властью и конфессиональной бюрократией.

В целом напрашивается вывод, что фактор отношений государства с религиозными объединениями, являющийся продуктом упомянутых отношений, используется для формирования государственной идеологии, на этот раз без стеснения прячущейся в «религиозные одежды».

Обратной стороной доминирования государственной идеологии является авторитарность политической системы. Власть, проводя антиконституционную религиозную политику посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями [6], трансформирует «религиозный фактор» в идеологический, который приводит к искомому результату — неограниченной власти. Соответственно, демократические процедуры смены власти, а заодно и принцип разделения властей [7], призванные ограничить власть, превращаются в пустую формальность, недоразумение, которое нужно преодолеть (и которое преодолевается).

Поскольку «обычный» административный ресурс власти работает на пределе возможностей, а в экономическом отношении Россия «стабилизировалась» на уровне «сырьевого государства» при росте нищеты и убыли населения, то взоры политтехнологов власти естественным образом обратились к вышеупомянутому фактору. Тем более что в России он традиционно использовался для удержания власти.

Вероятно, отсюда тезис о «государствообразующей роли» православия. Поэтому и воспроизводятся на всех уровнях (включая уровень науки и образования, законотворчества, правоприменения) традиционные государственно-конфессиональные отношения и религиозная (вероисповедная) политика, самодовлеющие по отношению к Конституции РФ, гражданскому обществу и правам человека.

На основании вышеизложенного, коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями определяется как злоупотребление властью (действие или бездействие) в своих корыстных интересах или в корыстных интересах других лиц и групп, связанное с использованием публичных ресурсов, в рамках «специальных» отношений государства с религиозными объединениями. Так как системообразующим фактором является коррупция верхушечная (государственная политическая электоральная), то главной стороной является «должностное лицо», «государственный служащий».

Основные формы, характеристики и проявления коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями

При определении форм и содержания необходимо различать верхушечную и низовую коррупцию. Первая охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество, религиозных лидеров и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (формулы законов, госзаказы, изменение форм собственности и тому подобное). Вторая распространена на среднем и низшем уровнях и связана с постоянным рутинным взаимодействием чиновников, адвокатов и религиозных организаций (регистрации и тому подобное)

Низовая коррупция в области отношений государства и религиозных объединений, как правило, касается уровня правоприменения и является следствием верхушечной политической государственной, сконцентрированной на уровнях законотворчества и науки. Это в основном мелкая «чиновничья» коррупция при участии религиозных организаций.

Характерно, что лишь когда в силу каких-либо факторов интересы властных элит отходят на второй план, на первый план выступают корыстные интересы чиновников. Низовая коррупция в виде взяточничества отдельных чиновников направлена против государства (порядка управления) и является лишь видимой частью — «верхушкой айсберга». Тем более что питательная среда для злоупотреблений предопределена неадекватным и антиконституционным законодательством, позволяющим контролировать, использовать, а если надо, то и подавлять мировоззренческую сферу.

Верхушечная коррупция, к которой относится государственная, политическая, является системообразующей, направлена против общества и сводит на нет реформы в политической и экономической сферах, ограничивая политическую конкуренцию.

В то же время масштабная низовая коррупция также опасна, поскольку, «во-первых, создаёт благоприятный психологический фон для существования остальных форм коррупции и, во-вторых, взращивает вертикальную коррупцию. Последняя же является исходным материалом для формирования организованных коррупционных структур и сообществ» [8].

В зависимости от того, кто является инициатором коррупционных отношений, коррупция бывает активной (властные группы, чиновники) и пассивной (религиозные объединения). Но иногда некоторые влиятельные и богатые религиозные организации выходят за рамки простой схемы «активный-пассивный» и пытаются навязывать свои правила, оказывая влияние на уровне законотворчества, СМИ и даже науки. Они участвуют в воспроизводстве коррупционной системы на всех уровнях, фактически покупая влияние, позволяющее соблюдать свои корпоративные интересы в любых условиях (кроме полного подавления религиозной свободы) и не заинтересованы не только в свободе совести для каждого, но даже в религиозной свободе для всех религиозных объединений.

К важным характеристикам коррупции в области отношений государства и религиозных объединений относятся следующие.

Институционализация (юридическое закрепление) — изначально коррупционные явления формировались де-факто «из уст в уста», затем закреплялись юридически начиная от ведомственных актов и заканчивая федеральным законодательством.

Латентность (коррупционные деяния не получили отражения в официальной статистике) — указанные выше факторы делают её неочевидной, особенно в рамках «исторических» отношений государства с религиозными объединениями, по инерции довлеющих над правами человека. Латентности способствует научное обоснование, институциализация, система внесения и лоббирования законопроектов, пиар-поддержка подконтрольных СМИ, отсутствие гражданского контроля, мимикрия.

Мимикрия (маскировка) — под защиту и реализацию прав человека (верующих), «специальные» отношения государства с религиозными объединениями для всеобщего блага, возрождения «духовности», нравственности, семьи, «традиций», «подсознательное покаяние» власти, защиту интересов национальной безопасности и так далее.

Транснациональность — религия феномен надгосударственный, большинство религиозных объединений действуют вне границ одного государства и вовлекаются в международные коррупционные отношения. Несовершенство международно-правовых норм, основанных на старой парадигме разделения на «верующих-неверующих», предопределяет зависимость реализации прав человека от «исторических», сложившихся в конкретном государстве государственно-церковных отношений, делая их заложниками последних. Использование религии в политических целях (политическая коррупция) имеет место во всех странах, противоречит реализации прав человека, что во многом определяет существующий миропорядок и его тенденции формирования системы «глобального апартеида». Таким образом, коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями является проблемой мирового сообщества в целом.

«Торговля влиянием» — элемент системной коррупции, во многом обусловленный некой приватизацией данной сферы отношений, превращения её в особый сектор чиновничье-адвокатского бизнеса, предполагающий огораживание территории от «конкурентов» (недобросовестную конкуренцию), закулисные интриги и так далее. Торговля влиянием связана с формированием коррупционного сообщества, замыкающего на себя интересы и связанного со всеми субъектами отношений в данной области на всех её уровнях, то есть науки, законотворчества и правоприменения.

В итоге выявлены следующие формы коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями: политическая; государственная; верховая; низовая; активная; пассивная; «торговля влиянием».

Коррупцию в области отношений государства с религиозными объединениями можно охарактеризовать как: системную; сетевую; многоуровневую; политическую; электоральную; государственную; институциализированную; латентную; мимикрирующую; транснациональную.

Системность коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями связана с тем, что она проявляет себя на всех уровнях, определяющих состояние реализации свободы совести и государственно-конфессиональных отношений: науки и образования, законотворчества, правоприменения, СМИ и других.

При этом следует особо подчеркнуть, что уровень науки и образования является системообразующим по отношению к уровню законотворчества, а они оба предопределяют ситуацию в области правоприменения. Соответственно, средства массовой информации оказывают влияние на всех упомянутых уровнях.

Проявления системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями на уровне науки и образования связаны: с заказами власти по научному обоснованию государственной религиозной (конфессиональной) политики и государственно-конфессиональных отношений; с необходимостью и соответствующим заказом со стороны религиозных организаций, связанным с доказательством «религиозного» статуса, приобретением положительного имиджа в глазах власти, усилением влияния на отношения государства с религиозными объединениями и тому подобного; с клерикальной идеологизацией науки и государственной системы образования в интересах власти и конфессиональной бюрократии.

Главным объектом обоснования являются сами «специальные» государственно-конфессиональные отношения и религиозная (вероисповедная) политика в качестве самодостаточных по отношению к правам человека и Конституции РФ. Кроме того, периодически властью даётся заказ на обоснование отдельных терминов, с целью их интеграции в систему права. Впрочем, научная легитимация терминов имеет к религиозной политике самое непосредственное отношение.

Прежде всего в сфере коррупционных отношений оказывается религиоведческая наука, как следствие оказывающая огромное влияние на реализацию прав человека в области свободы совести (статья 28), конституционных принципов, составляющих основу строя (таких как светскость государства и равенство религиозных объединений (статья 14), и косвенно — на реализацию принципа идеологического многообразия (пункт 1 статьи 13).

Влиятельность религиоведения в правовой сфере связана с неразвитостью декларируемых конституционных принципов в области свободы совести — они сначала подменяются свободой вероисповеданий, а затем ставятся в зависимость от исторически сложившихся государственно-конфессиональных отношений и реальной, формируемой по усмотрению власти, государственной вероисповедной (конфессиональной) политики. В результате огромная роль в решении правовых вопросов в области свободы совести отводится религиоведению. Это касается как общетеоретических вопросов, так и практических, например — религиоведческая экспертиза, о которой говорилось выше.

Кроме того, в России и в мире в данной области доминируют конфессионально ориентированные структуры, с которыми сотрудничают некоторые религиоведы. Дело не ограничивается написанием книг и статей по заказу религиозных организаций (в этом нет ничего плохого, если материалы носят объективный характер). Религиоведы привлекаются для формирования благоприятного имиджа религиозной организации в глазах госчиновников, если не для обоснования того, что организация есть религиозная (если необходимо пройти «религиоведческую экспертизу», чтобы зарегистрировать религиозное объединение в качестве юридического лица), а также решения текущих проблем. Многие годы наибольшую цену имели соответствующие «научные» конференции, на которых «солидные» религиозные организации устанавливали «дружбу» с чиновниками, заведающими религиозными делами.

Сложившаяся система оказывает своё деструктивное влияние не только напрямую, но и опосредованно. Некоторые учёные воспроизводят некорректные принципы и понятийный аппарат, в силу того что они являются «устоявшимися» в науке усилиями их идеологизированных и конфессионально ориентированных коллег.

Влияние юридической науки на область отношений государства с религиозными объединениями не столь значительно, как религиоведения, но всё же имеет место быть. Да и проблемы обеих наук имеют общие корни.

Проявления коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями на уровне науки и образования обусловлены: неадекватной научной разработанностью проблематики свободы совести; методологическими и методическими проблемами религиоведческой и юридической наук; проблемами научного сообщества; деструктивным влиянием официальных научных структур, слепо выполняющих идеологический госзаказ власти; деструктивным влиянием конфессионально ориентированных структур, позиционирующих себя как научно-исследовательские; наличием коррупционных сетевых сообществ; конформизмом отдельных учёных, желающих встроиться в существующую коррупционную систему; отсутствием гражданского контроля со стороны правозащитных структур.

Проявления системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями на уровне законотворчества связаны с законодательным закреплением антиконституционных тенденций в данной области и с клерикальной идеологизацией законодательной ветви власти.

Соответственно ситуация в сфере правоприменения законодательства о свободе совести в значительной мере предопределена коррупциогенностью его норм, предполагающих возможность двойственного и множественного толкования.

Что касается проявлений коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями в СМИ, то они связаны с пиар-поддержкой религиозной политики власти. Анализ деятельности государственных и подконтрольных власти средств массовой информации в сфере отношений государства с религиозными объединениями показал, что разжигание религиозной розни является их «визитной карточкой».

Наиболее цинично и антиконституционно системная коррупция в отношениях государства с религиозными объединениями проявляет себя в форме клерикальной идеологизации органов власти и государственного управления, «силовых» структур, государственной и муниципальной системы образования.

Последствия системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями и проблема поиска антикоррупционной стратегии

Системная коррупция в отношениях государства с религиозными объединениями оказывает многогранное деструктивное влияние как на Россию, другие государства, так и на мировое сообщество в целом.

Негативные последствия коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями не ограничиваются причинением ущерба внутригосударственным интересам, но могут иметь серьёзное международное значение, особенно в контексте глобализации. Указанная проблематика нуждается в серьёзных исследованиях, но отдельные аспекты представляется возможным и необходимым затронуть.

Коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями, нося транснациональный характер, способствует использованию религии в политических целях и оказывает значительное деструктивное влияние на процессы мирового развития.

Это влияние оказывается как непосредственно, так и опосредованно — через подавление свободы мировоззренческого выбора и нарушение других принципов в сфере прав человека.

Последствия упомянутой коррупции в настоящее время проявляются во всех сферах деятельности государства, что практически сводит на нет усилия по построению правового государства и формированию гражданского общества, созданию конкурентоспособной экономики, благоприятного инвестиционного климата, а также идёт вразрез с усилиями России занять достойное место в мировом сообществе.

В результате влияния системной коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями в современной России принцип светскости и другие, взаимозависимые с ним конституционные принципы свободы совести (статья 28), равенства религиозных объединений перед законом (статья 14), равенства прав и свобод гражданина независимо от отношения к религии, убеждений (статья 19), идеологического многообразия (статья 13) и другие (а они имеют смысл и работают только во взаимной связи) стали жертвой на алтаре сакрализации власти (в том числе в форме клерикальной идеологизации органов власти и государственного управления).

Серьёзным последствием системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями является рост религиозной ксенофобии, нетерпимости и насилия на их почве.

Особого внимания заслуживает деструктивное влияние коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями на реализацию свободы совести.

Кризисное состояние свободы совести взаимосвязано с системной коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями, так как реализация первой зависит от вторых. А нынешнее состояние российской демократии в значительной мере зависит от уровня реализации свободы совести.

Сначала нарушаются права верующих, как правило, не принадлежащих к «основным» религиозным организациям. А затем — каждого, вне зависимости от мировоззренческой идентификации.

Системная коррупция оказывает деструктивное влияние на развитие институтов гражданского общества вообще и религиозных объединений в частности. Последние, оказываясь вовлечёнными в коррупционные отношения, вольно или невольно превращаются в самодовлеющие корпорации, сосредоточенные на собственных узких интересах и чуждые интересам общества.

Имеются многочисленные основания говорить о деградации религиозных объединений как институтов гражданского общества. По крайней мере, тенденция к превращению российских конфессий в послушный инструмент в руках власть предержащих, если не в их придаток, прослеживается весьма отчётливая.

Деградация «основных» религиозных объединений как институтов гражданского общества взаимосвязана с расслоением внутри их. Вовлечение конфессиональной бюрократии в коррупционные отношения делает её частью политического и финансово-экономического бомонда, всё более далёкого от нищающей паствы (общественности).

Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями приводит к деградации борьбы за свободу совести — её вырождению в борьбу за корпоративные интересы, бизнес, инструмент влияния и политики.

В указанном контексте важным показателем ситуации в области свободы совести является то, что власть использует религиозные объединения для некой легитимизации и расширения своей антиконституционной политики.

Отметим, что борьба за религиозную свободу в России, как, впрочем, и в ряде других стран мира, осуществляется посредством создания самодостаточной системы государственно-конфессиональных отношений, предусматривающей политические игры с властью по её особым бюрократическим и негласным правилам. Существует и система поощрений: в виде участия в консультативных комитетах, рабочих группах, советах и комиссиях на самом высоком уровне.

Более того, коррумпированная религиозная политика становится возможной благодаря одобрению и/или молчаливому согласию руководства «основных» религиозных организаций и кандидатов в таковые. Межрелигиозный совет России (МСР) [9], Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации [10] и отдельные религиозные лидеры регулярно выступают в роли дежурных «поддержантов» не вполне конституционных политики власти и инициатив РПЦ МП.

Иногда «не основные» религиозные организации, беря пример со «старших», стремятся угодить власти и даже пытаются предлагать себя в качестве «традиционных».

Принятие в 1997 году антиконституционного ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», специальное выделение «традиционных религиозных организаций», введение конфессионально ориентированных дисциплин в государственной школе и войсковых священников в армии, борьба с «религиозным экстремизмом» и «исламским терроризмом», защита «чувств верующих» и так далее — всё это происходит «по просьбам трудящихся», в роли которых выступают политизированные религиозные лидеры [11].

В указанном контексте разработка эффективной антикоррупционной стратегии в отношениях государства с религиозными объединениями должна стать первоочередной задачей государства и мирового сообщества.

Таким образом, на современном этапе борьба с коррупцией становится одной из главных проблем, стоящих перед мировым сообществом и Россией, поскольку без каких-либо позитивных изменений в данной области уже в ближайшее время общество может столкнуться с необратимыми разрушениями и дезорганизацией системы управления.

В основу разработки антикоррупционной стратегии можно положить принципы, предложенные директором Саратовского филиала Института государства и права РАН, главным штатным научным сотрудником Саратовского центра по исследованию причин организованной преступности и коррупции А.В. Малько: научность; оперативность; последовательность и постепенность; недопустимость установления двойных стандартов (в частности, необоснованных привилегий и иммунитетов, препятствующих привлечению к ответственности коррупционеров); комплексное использование научных, организационных, правовых и иных мер; сочетание ограничительных и стимулирующих юридических средств «кнута и пряника»; тесное сотрудничество международных организаций, институтов государства и гражданского общества и другого [12].

Особую роль А.В. Малько отводит административной реформе.

Административная реформа — один из важнейших путей борьбы с коррупцией. Ведь именно она призвана сформировать качественно иную модель государственного управления, где «чиновник — это топ-менеджер, а не помазанник Божий и не наместник царя», где «расходы на аппарат определяются целесообразностью, а не идеологическими заморочками», где «закон одинаков для всех граждан — независимо от их социального статуса» [12].

А.В. Куракин справедливо говорит, что

…обязательным элементом в предупреждении и пресечении коррупции в системе государственной службы и в нашей стране, и в зарубежных государствах является вопрос ответственности государственных служащих, прежде всего их дисциплинарной ответственности. Как говорили в прошлом, «власть сама себе способна причинить громадные беды». Д. Локк ещё в XVII веке писал, «что общество, не заботящееся об ответственности власти перед собой, уподобилось бы глупому крестьянину, который защищает своё хозяйство от хорьков, зайцев, лис, забывая о волках и грабителях». Буржуазные революции XVII–XIX веков ввели юридическую ответственность первых лиц государства, их советников и приближённых за действия, наносящие ущерб безопасности государства, за измену национальным интересам, злоупотребления властью, за беды и несчастия, причинённые стране. Были созданы правовые механизмы подсудности и наказуемости всех без исключения правителей, с именем революции смело шли на организацию открытых судов над высшими должностными лицами государства, ломая вековые устои их святости и неприкосновенности. В правосознании народа укреплялась истина, что власть (в том числе самая высокая, династически-наследственная и тому подобная), установление человеческое, а не божественное, учреждается людьми и, значит, подлежит их суду. «Несправедливость и преступление — одно и то же, независимо от того, совершены ли они венценосным или мелким негодяем. Титул преступника и количество его приспешников не меняют характера преступления, разве что отягощают его», — писал Д. Локк [13].

Однако сегодня в России механизмы привлечения к ответственности государственных служащих не вполне эффективны.

В настоящий момент законодательство о дисциплинарной ответственности государственных служащих изобилует отсылочными и бланкетными нормами. В некоторых случаях нормативные правовые акты, на которые делается ссылка, могут вообще отсутствовать. Помимо этого, обезличивающая коллегиальность большинства административных решений не позволяет сегодня найти виновного за ошибочное или незаконное решение. Безответственность и безнаказанность больше всего способствуют разрастанию и укреплению коррупции в системе государственной службы нашей страны [13].

При разработке антикоррупционной стратегии следует учитывать, что

…отечественный и зарубежный опыт отчётливо свидетельствует, что репрессии неэффективны. Борьба с коррупцией, ведущаяся мерами уголовно-правового характера, не даёт ожидаемых результатов. Она может стать опасной для общества и государства, поскольку не исключает коррумпированности государственного аппарата, а может, напротив, способствовать повышению ставок за коррупционные действия со стороны должностных лиц [13].

Кроме того, необходимо повышать роль гражданского общества.

Среди правовых мер особое место занимают меры правотворческие. В этой сфере нужна активная и осознанная деятельность не только институтов государства, но и гражданского общества. Для того чтобы «вырвать» хотя бы часть законодательных средств из рук коррупционеров (прежде всего теневых лоббистов), необходимо чаще проводить референдумы и всенародные обсуждения наиболее важных законопроектов [14].

Анализ разработок экспертов в области противодействия коррупции и выявленные подходы к предпосылкам возникновения, формам, содержанию и последствиям коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями позволяют определить приоритетные направления борьбы с данным феноменом.

Следует особо отметить, что указанный феномен является системным, крайне сложным и имеет причины и проявления на различных, нередко пересекающихся, уровнях. Соответственно, уровень науки и образования является системообразующим по отношению к уровню законотворчества, а они оба — к уровню правоприменения.

В то же время антиконституционная религиозная политика власти, реализуемая посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями, охватывает все упомянутые уровни. Важно не ограничивать сферу борьбы с коррупцией лишь одним из них.

Важнейшим приоритетом является необходимость научно-теоретической и методологической разработки проблематики свободы совести и отношений государства с религиозными объединениями.

Анализ факторов, предопределяющих системную коррупцию в области отношений государства с религиозными объединениями и состояние (кризис) свободы совести, выявил, что в основе лежит старая парадигма, основанная на разделении «верующий — неверующий», некорректная при применении в системе права.

Общим знаменателем искоренения коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями является необходимость междисциплинарного целостного (как предотвращение коррупции, так и её пресечение) подхода при доминировании превентивных мер, с целью изменения сложившейся системы, борьба не с «низовой» коррупцией, а с верхушечной, в высших эшелонах государственной власти, являющейся системообразующей. Именно политическая элитно-властная коррупция влечёт масштабное расхищение государственных средств и формирует негативный образ органов государственного управления в глазах российского населения и в мировом общественном мнении, в международных отношениях в целом.

Автор солидаризируется с мнением старшего научного сотрудника Института государства и права РАН Г. Мишина, в соответствии с которым предмет правового регулирования специального антикоррупционного закона следует сузить: целесообразно сконцентрировать усилия на подготовке проекта федерального закона с условным названием «О противодействии коррупции на высшем уровне управления государством» [15].

Соответственно, в качестве целей данного федерального закона он определяет предупреждение, выявление и пресечение злоупотребления властью и должностными полномочиями со стороны лиц, занимающих ответственное положение в системе управления государством (чиновников категории «А»), а также наказание виновных в соответствующем противоправном поведении и устранение его последствий.

В целом необходима борьба с коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями как с явлением, а не коррупционерами, чреватая дополнительными ограничениями прав и свобод. Один из стратегических приоритетов — создание эффективной системы юридических обязанностей и ответственности власти. При этом очевидно, что реализация антикоррупционных мер, если таковые будут приняты к масштабной реализации, неизбежно встретит противодействие со стороны властных групп, а возможно и стороны других субъектов коррупционных отношений, не желающих терять влияние и доходы.

Слова В.В. Лунеева в полной мере относятся к проблеме системной коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями:

…для нашей страны, где «власть — деньги — власть — собственность» завязаны в один порочный узел, политическая коррупция имеет чрезвычайную актуальность и опасность. Однако наша правящая политическая и экономическая элита пока озабочена не борьбой с этим всеразрушающим явлением, а изобретением всё новых и новых изощрённых коррупционных технологий, используемых для достижения политических целей [16].

Рекомендации

На основе проведённого анализа и сделанных выводов представляется возможным предложить ряд рекомендаций, направленных на решение выявленных проблем в сфере светскости государства и свободы совести.

Российской Федерации рекомендуется кардинально реформировать институты светскости государства, свободы совести и противодействия нетерпимости, а также отменить целый ряд нормативно-правовых актов, противоречащих Конституции России и международно-правовым обязательствам:

  • закрепить развёрнутое толкование конституционного принципа светскости государства как мировоззренческого нейтралитета в федеральном законе, а в будущем и в Конституции;
  • реформировать внутригосударственный правовой институт свободы совести на основе современных теоретико-правовой модели и международно-правовых принципов и норм;
  • отменить ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», попутно восстановив общие для всех общественных некоммерческих объединений демократические механизмы правового регулирования;
  • отменить «антиэкстремистское» законодательство (ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», изменения в законодательство всех уровней, внесённые в связи с его принятием, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации), а также упразднить «антиэкстремистские» структуры и списки «экстремистских» организаций и литературы;
  • упразднить институт государственной религиоведческой экспертизы, в том числе Экспертный совет для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации, Научно-консультативный совет по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма при Министерстве юстиции Российской Федерации, а также экспертные советы при органах исполнительной власти в субъектах Российской Федерации;
  • отменить соглашения (договоры) государственных органов различных уровней и религиозных организаций;
  • отменить правовые нормы, направленные на введение преподавания конфессионально ориентированных дисциплин в государственной (муниципальной) системе образования Российской Федерации («Основы религиозных культур и светской этики», «Основы духовно-нравственной культуры народов России» и прочие);
  • упразднить государственный стандарт по специальности (направлению) «теология», исключить специальность 26.00.01 «теология» из перечня научных дисциплин Высшей аттестационной комиссии (ВАК);
  • отменить введение института войсковых священников в Вооружённых силах России, упразднить должность помощника командира части по работе с верующими военнослужащими;
  • обеспечить равные возможности для реализации свободы совести в уголовно-исполнительной системе на основе принципа мировоззренческого нейтралитета и противодействия нетерпимости;
  • запретить государственным служащим любую публичную демонстрацию мировоззренческих предпочтений (атрибутика, богослужения и прочее);
  • отменить Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» и прекратить незаконную передачу государственной собственности и культурных ценностей религиозным объединениям;
  • отменить ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний»;
  • отменить Федеральный закон от 6 июля 2016 года № 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О противодействии терроризму"» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности», в том числе поправки в Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», направленные на регулирование «миссионерской деятельности»;
  • остановить иные тенденции трансформации законодательства, направленные на ужесточение неправомерного контроля мировоззренческой сферы и способствующие нетерпимости;
  • отменить нормы, закрепляющие выходные нерабочие дни в связи с религиозными праздниками, попутно внеся в Трудовой кодекс России нормы, в соответствии с которыми каждый работник может взять один или два выходных дня в любое удобное для него время;
  • принять комплекс мер, направленных на совершенствование правоприменительной практики в сфере противодействия нетерпимости;
  • прекратить преследования гражданских активистов, выступающих в защиту конституционной светскости государства и международно признанной свободы совести;
  • отменить неправосудные решения судов и реабилитировать жертв неправомерных преследований по мотивам мировоззренческой принадлежности;
  • привести государственную политику всех уровней в области свободы совести и противодействия нетерпимости в соответствии с Конституцией России, в том числе прекратить антиконституционную религиозную политику государства;
  • разработать и реализовать комплексную программу, направленную на соблюдение принципов мировоззренческого нейтралитета государства, равенства религиозных объединений, идеологического многообразия и противодействия нетерпимости;
  • прекратить незаконную застройку природоохранных зон культовыми сооружениями;
  • прекратить незаконную передачу религиозным объединениям объектов культуры и природного наследия;
  • разработать и реализовать комплексную программу, направленную на реализацию антикоррупционной стратегии в отношениях государства с религиозными объединениями;
  • обеспечить прозрачность, публичность и информированность общественности относительно области отношений государства с религиозными объединениями;
  • привести государственную информационную политику в сфере свободы совести и противодействия нетерпимости в соответствие с конституционными принципами мировоззренческого нейтралитета и идеологического многообразия, прекратить распространение ксенофобских стереотипов через СМИ и массовые коммуникации;
  • вести системную просветительскую работу по вопросам свободы совести, светскости государства и противодействию нетерпимости в рамках государственных структур и в обществе;
  • реформировать деятельность государственных правозащитных структур в области защиты свободы совести и противодействия нетерпимости.
Источники и комментарии

1. Патриарх Кирилл (Гундяев) от имени РПЦ МП неоднократно заявлял, что Россия является православной страной с национальными и религиозными меньшинствами, так как не менее 80% россиян идентифицируют себя с православием.

2. Шевченко М.Л. Одиночество патриарха. Опыт описания РПЦ как одной из самых влиятельных политических структур России. Журнал Смысл № 7. 1–15 мая 2003 года. URL: http://www.religare.ru/2_3680.html#2.

3. Солдатов А. Церковь — не в брёвнах?.. Миряне — самое многочисленное и самое бесправное сословие в русском православии. Журнал Смысл № 7. 1–15 мая 2003 года. URL: http://www.religare.ru/2_3680.html#7.

4. Прочтение «Основ социальной концепции РПЦ» (М. 2001) позволяет лишний раз в этом убедиться. В частности, весьма характерным моментом является позиция по вопросу свободы совести: «Появление принципа свободы совести — свидетельство того, что в современном мире религия из "общего дела" превращается в "частное дело" человека. Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремлённости к спасению большей части общества, утверждающего принцип свободы совести. Если первоначально государство возникло как инструмент утверждения в обществе Божественного закона, то свобода совести окончательно превращает государство в исключительно земной институт, не связывающий себя религиозными обязательствами» (с. 26). Тезисы о «богоустановленности власти» (с. 18) и, соответственно, «помрачённой грехом человеческой личности» (с. 125) недвусмысленно напоминают о далеко не изжитых средневековых традициях сакрализации власти вопреки интересам гражданского общества. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html.

5. Состояние религиоведения можно охарактеризовать как неопределённое, характеризующееся отсутствием строгих и общепринятых принципов, наличием множества школ, зачастую по-разному трактующих одни и те же феномены. Таким образом, применение религиоведческих познаний (не говоря уже о теологических) в юриспруденции изначально создаёт предпосылки для нарушения декларируемых принципов свободы совести.

6. Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Подходы к определению понятия, форм и основных характеристик. Право и жизнь, № 57 (5), 2003. URL: http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=441;
Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Последствия и направления их преодоления (антикоррупционная стратегия). Право и жизнь, № 58 (6), 2003. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=455.

7. Разделение и взаимный контроль законодательной, исполнительной и судебной власти взаимосвязаны и даже невозможны без разделения светской и «духовной» власти, то есть государственных институтов и религиозных объединений.

8. Россия и коррупция: кто кого. Аналитический доклад. Фонд ИНДЕМ. URL: http://www.indem.ru/indemfond/indfp2_r.html.

9. Межрелигиозный совет России был образован 23 декабря 1998 года на встрече глав и представителей РПЦ МП, Совета муфтиев России, Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России и Буддийской традиционной сангхи России. МСР является общественной организацией, объединяющей лидеров четырёх ведущих религиозных традиций России: православного христианства, ислама, иудаизма и буддизма.

Целью МСР декларируется координация совместной деятельности «традиционных» религиозных организаций в деле укрепления и развития их диалога, обеспечения и поддержания межрелигиозного и межнационального мира, достижения согласия и стабильности в обществе, предотвращения возможных конфликтов на этноконфессиональной почве и уврачевания уже существующих, утверждения в обществе традиционных духовных ценностей.

10. Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации функционирует на основании Положения о Совете по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации, утверждённого Распоряжением Президента Российской Федерации. Совет является консультативным органом, осуществляющим предварительное рассмотрение вопросов и подготовку предложений для президента Российской Федерации, касающихся взаимодействия президента Российской Федерации с религиозными объединениями и повышения духовной культуры общества. В соответствии с возложенными на него функциями Совет решает следующие задачи:

представляет президенту Российской Федерации аналитические материалы и доклады, рекомендации по вопросам политики президента Российской Федерации в области взаимоотношений государства и религиозных объединений; обсуждает проекты федеральных законов, указов президента Российской Федерации, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, затрагивающих взаимоотношения государства и религиозных объединений, и готовит соответствующие предложения президенту Российской Федерации; изучает проблемы, связанные с поддержанием межконфессионального диалога, достижением взаимной терпимости и уважения в отношениях между представителями различных вероисповеданий; анализирует зарубежное законодательство и практику взаимоотношений между государством и религиозными объединениями, поддерживает контакты с соответствующими структурами иностранных государств; публикует справочные и информационно-аналитические материалы по вопросам, входящим в компетенцию Совета.

Совет взаимодействует с Комитетом Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций и Комиссией по вопросам религиозных объединений при правительстве Российской Федерации.

Состав Совета утверждается президентом Российской Федерации. Обеспечение деятельности Совета осуществляет Главное управление внутренней политики президента Российской Федерации.

11. Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Концепция государственно-конфессиональных отношений: от декларирования свободы совести к антиконституционной государственной политике вероисповедных предпочтений? Право и политика. № 6, 2001. С. 131–133. URL: http://www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-437;
Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Цели и методы религиозной политики. Независимая газета. 24 октября 2001 года. URL: http://www.ng.ru/ng_religii/2001-10-24/6_methods.html;
Бурьянов С.А. Государственно-конфессиональные отношения и тенденции трансформации законодательства о свободе совести. Юридический мир. № 12, 2001. С. 4–13;
Бурьянов С.А., Мозговой С.А. В России создаётся концепция отношений государства с религиозными объединениями. Право и политика. № 8, 2002. С. 88–96. URL: http://www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-758;
Мозговой С.А. Государственная поддержка религии — волк в овечьей шкуре. Русский журнал, 6 июня 2002 года;
Свобода вероисповедания, государственно-конфессиональные отношения и протестантизм в России. Круглый стол в Измайлово, 16 января 2002 года. Под редакцией С.А. Мозгового и С.А. Бурьянова. М.: Институт свободы совести, 2002.

12. Малько А.В. Антикоррупционная политика России: проблемы формирования. Правовая политика и правовая жизнь. № 10, 2003. C. 82.

13. Куракин А.В. Вопросы использования зарубежного опыта борьбы с коррупцией в правовом регулировании государственно-служебных отношений. Государство и право. № 8, 2003. С. 35–47.

14. Малько А.В. Антикоррупционная политика России: проблемы формирования. Правовая политика и правовая жизнь. № 10, 2003.

15. Мишин Г. Необходим закон о борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти. Уголовное право. № 7, 2002.

16. Тогонидзе Н.В. Политическая коррупция в России (Материалы круглого стола). Государство и право. № 3, 2003. C. 105.

Приложение

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ПЕРЕДАЧЕ РЕЛИГИОЗНЫМ ОРГАНИЗАЦИЯМ ИМУЩЕСТВА РЕЛИГИОЗНОГО НАЗНАЧЕНИЯ, НАХОДЯЩЕГОСЯ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ от 30 ноября 2010 года № 327-ФЗ (в редакции Федерального закона от 23.06.2014 № 171-ФЗ)

Принят
Государственной Думой
19 ноября 2010 года

Одобрен
Советом Федерации
24 ноября 2010 года

Статья 1. Предмет регулирования настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон определяет порядок безвозмездной передачи в собственность или безвозмездное пользование религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности (далее — государственное или муниципальное имущество религиозного назначения).

2. Действие настоящего Федерального закона не распространяется на имущество религиозного назначения, которое относится к музейным предметам и музейным коллекциям, включённым в состав Музейного фонда Российской Федерации, либо документам Архивного фонда Российской Федерации или документам, относящимся к национальному библиотечному фонду, и порядок распоряжения которым регулируется соответственно законодательством Российской Федерации о Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации, законодательством об архивном деле в Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о библиотечном деле.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:
1) имущество религиозного назначения — недвижимое имущество (помещения, здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и (или) иные культовые комплексы), построенное для осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведение молитвенных и религиозных собраний, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), в том числе здания для временного проживания паломников, а также движимое имущество религиозного назначения (предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений, предметы, предназначенные для богослужений и иных религиозных целей);
2) уполномоченный орган — федеральный орган исполнительной власти, или орган государственной власти субъекта Российской Федерации, или орган местного самоуправления, которые уполномочены соответственно федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации, муниципальными правовыми актами на принятие решений о передаче религиозным организациям государственного или муниципального имущества религиозного назначения.

Статья 3. Принципы передачи религиозным организациям государственного или муниципального имущества религиозного назначения

1. Государственное или муниципальное имущество религиозного назначения передаётся религиозной организации безвозмездно для использования в соответствии с целями деятельности религиозной организации, определёнными её уставом.

2. Государственное или муниципальное имущество религиозного назначения отчуждается из государственной или муниципальной собственности исключительно в собственность религиозных организаций (кроме случаев передачи имущества из федеральной собственности в собственность субъекта Российской Федерации или муниципальную собственность, из собственности субъекта Российской Федерации в федеральную собственность или муниципальную собственность, из муниципальной собственности в федеральную собственность или собственность субъекта Российской Федерации).

3. Передача имущества религиозного назначения из федеральной собственности в собственность субъекта Российской Федерации или муниципальную собственность, из собственности субъекта Российской Федерации в федеральную собственность или муниципальную собственность, из муниципальной собственности в федеральную собственность или собственность субъекта Российской Федерации не влечёт за собой утрату права религиозной организации на обращение к новому собственнику имущества религиозного назначения для рассмотрения вопроса о передаче его в собственность или безвозмездное пользование религиозной организации.

4. Передача имущества религиозного назначения религиозным организациям осуществляется уполномоченным органом с учётом конфессиональной принадлежности указанного имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

5. Имущество, ранее переданное в безвозмездное пользование религиозной организации, может быть передано в установленном настоящим Федеральным законом порядке другой религиозной организации только в случае прекращения в установленном порядке прав на данное имущество религиозной организации, которой оно было передано ранее.

Статья 4. Формы передачи религиозным организациям государственного или муниципального имущества религиозного назначения

1. Передача религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения осуществляется в:
1) собственность;
2) безвозмездное пользование на определённый по согласованию с религиозной организацией срок.
2. Передача государственного или муниципального имущества религиозного назначения в безвозмездное пользование религиозной организации осуществляется в случае, если:
1) данное имущество не подлежит отчуждению из государственной или муниципальной собственности в соответствии с законодательством Российской Федерации;
2) передача данного имущества в безвозмездное пользование предложена самой религиозной организацией;
3) данное имущество является помещением, находящимся в здании, строении, сооружении, не относящихся к имуществу религиозного назначения в соответствии со статьёй 2 настоящего Федерального закона.
3. Религиозная организация, которой государственное или муниципальное имущество религиозного назначения передано в безвозмездное пользование, вправе получить его в собственность, за исключением имущества, указанного в пунктах 1 и 3 части 2 настоящей статьи, в установленном настоящим Федеральным законом порядке при представлении в уполномоченный орган документов, предусмотренных перечнем, утверждённым Правительством Российской Федерации.
4. Примерная форма договора безвозмездного пользования государственным или муниципальным имуществом религиозного назначения, примерная форма решения о передаче религиозной организации в собственность или безвозмездное пользование имущества религиозного назначения утверждаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Статья 5. Особенности передачи религиозным организациям отдельных видов государственного или муниципального имущества религиозного назначения и иного связанного с ним имущества

1. Передача религиозным организациям объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации религиозного назначения осуществляется в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, в соответствии с определёнными законодательством Российской Федерации требованиями в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. При передаче данного объекта в собственность или безвозмездное пользование религиозной организации она принимает на себя являющиеся ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект или права пользования данным объектом и указываемые в оформляемом в установленном порядке охранном обязательстве собственника данного объекта или пользователя данным объектом обязательства по содержанию объекта культурного наследия, по его сохранению (включая требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ), требования к условиям доступа к нему граждан, иные обеспечивающие его сохранность требования. Объекты культурного наследия федерального значения передаются в собственность только централизованным религиозным организациям.

2. Земельный участок, на котором расположено имущество религиозного назначения, передаётся религиозной организации в собственность бесплатно или на праве безвозмездного пользования в соответствии с земельным законодательством Российской Федерации. (В редакции Федерального закона от 23.06.2014 № 171-ФЗ).

3. Безвозмездная передача религиозным организациям государственного или муниципального имущества, не имеющего религиозного назначения и предназначенного для обслуживания имущества религиозного назначения и (или) образующего с ним монастырский, храмовый или иной культовый комплекс, осуществляется в порядке, установленном настоящим Федеральным законом для передачи имущества религиозного назначения, одновременно с передачей религиозным организациям государственного или муниципального имущества религиозного назначения либо после его передачи.

4. Передача религиозным организациям государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения, принадлежащего на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям, осуществляется уполномоченным органом после прекращения в установленном законодательством Российской Федерации порядке права хозяйственного ведения либо права оперативного управления на указанное имущество. В случае, если передача религиозным организациям государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения, принадлежащего на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям, невозможна без предоставления указанным предприятиям либо учреждениям обеспечивающих их деятельность служебных и производственных помещений вследствие отсутствия иного принадлежащего указанным предприятиям либо учреждениям недвижимого имущества или его недостаточности для осуществления уставных видов деятельности, а также в случае предварительного предоставления организации культуры равноценных здания, помещения, обеспечивающих уставные виды деятельности указанной организации культуры, взамен здания, помещения, занимаемых организацией культуры и передаваемых религиозной организации (далее — мероприятия по высвобождению имущества), такая передача осуществляется в соответствии с формируемым по решению соответственно Правительства Российской Федерации, органа государственной власти субъекта Российской Федерации, органа местного самоуправления планом передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения.

5. Порядок формирования и опубликования плана передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения устанавливается соответственно Правительством Российской Федерации, органом государственной власти субъекта Российской Федерации, органом местного самоуправления в отношении имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности. Внесение изменений в указанный план осуществляется в порядке, установленном для формирования и опубликования плана передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения.

6. План передачи религиозным организациям государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения, принадлежащего на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственным или муниципальным унитарным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям, содержит:
1) перечень государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения, планируемого для передачи религиозным организациям;
2) наименование государственных или муниципальных унитарных предприятий либо государственных или муниципальных учреждений, которым принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления недвижимое имущество религиозного назначения, планируемое для передачи религиозным организациям;
3) наименование органов государственной власти или органов местного самоуправления, в ведении которых находятся соответствующие государственные или муниципальные унитарные предприятия либо государственные или муниципальные учреждения;
4) перечень мероприятий по высвобождению имущества, органы, ответственные за их осуществление, а также срок осуществления таких мероприятий;
5) перечень мероприятий по передаче религиозной организации имущества религиозного назначения, органы, ответственные за их осуществление, а также срок осуществления таких мероприятий;
6) сведения об источнике (средства соответствующих бюджетов, внебюджетные источники финансирования) и о размере финансового обеспечения мероприятий по высвобождению имущества, мероприятий по передаче религиозной организации имущества религиозного назначения;
7) иные сведения в соответствии с решением Правительства Российской Федерации, органа государственной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.

7. Предложение о включении государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения в план передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения подготавливается уполномоченным органом на основании заявления религиозной организации о передаче имущества религиозного назначения в собственность или безвозмездное пользование (далее — заявление религиозной организации) в срок не позднее чем в течение одного года со дня принятия такого заявления к рассмотрению, подлежит согласованию с органом государственной власти или органом местного самоуправления, в ведении которых находится государственное или муниципальное унитарное предприятие либо государственное или муниципальное учреждение, которым на праве хозяйственного ведения или оперативного управления принадлежит имущество, подлежащее высвобождению, а также с руководящим органом (центром) религиозной организации, которой передаётся государственное или муниципальное имущество религиозного назначения. В трёхдневный срок со дня завершения выполнения мероприятий по высвобождению имущества, предусмотренных планом передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, уполномоченный орган принимает решение о передаче религиозной организации имущества религиозного назначения и направляет в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в области государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, заявление о государственной регистрации прекращения права хозяйственного ведения или оперативного управления на такое имущество с приложением к этому заявлению указанного решения.

8. Передача религиозным организациям жилых помещений государственного или муниципального жилищного фонда осуществляется уполномоченным органом после предоставления гражданам жилых помещений в соответствии с планом передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, формируемым согласно настоящей статье. Гражданам, которые состоят на учёте в качестве нуждающихся в жилых помещениях или имеют право состоять на данном учёте, жилые помещения предоставляются по нормам предоставления площади жилого помещения по договору социального найма. В этих случаях в план передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения включаются:
1) сведения об имуществе религиозного назначения, которое планируется для передачи религиозной организации и в состав которого входят жилые помещения, в которых проживают граждане по договорам социального найма;
2) сведения, позволяющие идентифицировать жилые помещения, в которых проживают граждане по договорам социального найма и которые планируются для передачи религиозной организации;
3) сведения о нанимателях жилых помещений по договорам социального найма и проживающих совместно с ними членах их семей;
4) сведения о мероприятиях по выселению граждан из занимаемых ими жилых помещений и предоставлению им других жилых помещений с указанием органов, ответственных за их осуществление, и сроков осуществления таких мероприятий;
5) сведения о мероприятиях по передаче жилых помещений религиозной организации с указанием органов, ответственных за их осуществление, и сроков осуществления таких мероприятий;
6) сведения об источниках (средства соответствующих бюджетов, внебюджетные источники финансирования) и о размерах финансового обеспечения мероприятий по выселению граждан из занимаемых ими жилых помещений, предоставлению им других жилых помещений, а также мероприятий по передаче жилых помещений религиозной организации;
7) иные сведения в соответствии с решением Правительства Российской Федерации, органа государственной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления.

Статья 6. Основание для рассмотрения вопроса о передаче религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения

1. Основанием для рассмотрения вопроса о передаче религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения является заявление религиозной организации (в произвольной форме), представленное в письменной форме в уполномоченный орган после согласования с вышестоящим руководящим органом (центром) религиозной организации. Если на дату подачи заявления религиозной организации соответствующее имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления государственному или муниципальному унитарному предприятию либо государственному или муниципальному учреждению либо на ином праве третьим лицам, копия заявления религиозной организации направляется ею в адрес указанных лиц.

2. В заявлении религиозной организации излагается просьба о передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения в собственность или безвозмездное пользование с указанием наименования имущества религиозного назначения, его назначения, места нахождения, истории создания и использования, целей использования, вида права, на котором предлагается осуществить передачу такого имущества.

3. К заявлению религиозной организации прилагаются документы, обосновывающие право религиозной организации на передачу ей имущества религиозного назначения. Перечень и порядок выдачи этих документов устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Статья 7. Порядок и сроки рассмотрения уполномоченным органом вопроса о передаче религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения

1. В месячный срок со дня поступления заявления религиозной организации, согласованного с вышестоящим руководящим органом (центром) религиозной организации, уполномоченный орган обязан рассмотреть такое заявление и по результатам рассмотрения принять решение о передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения религиозной организации или о подготовке предложений о включении этого имущества в план передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения в соответствии с частями 4–8 статьи 5 настоящего Федерального закона либо в случаях, установленных статьёй 8 настоящего Федерального закона, мотивированное решение об отказе в передаче этого имущества. Срок передачи религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения не может превышать два года со дня принятия решения о передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения, за исключением передачи имущества, указанного в части 3 настоящей статьи.

2. Уполномоченный орган отказывает в рассмотрении заявления религиозной организации в случае, если документы, представленные религиозной организацией, не соответствуют перечню, утверждённому Правительством Российской Федерации, а также в случае, если вопрос о передаче имущества религиозного назначения не входит в компетенцию уполномоченного органа. При принятии решения об отказе в таком рассмотрении уполномоченный орган направляет в религиозную организацию сообщение, в котором указывает причины отказа. Данный отказ не препятствует повторному направлению религиозной организацией такого заявления после устранения указанных нарушений.

3. Решение о передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения, указанного в частях 4–8 статьи 5 настоящего Федерального закона, принимается уполномоченным органом на основании плана передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, сформированного в порядке, установленном частями 4–8 статьи 5 настоящего Федерального закона. При этом срок передачи религиозной организации указанного государственного или муниципального имущества религиозного назначения не может превышать шесть лет со дня принятия к рассмотрению заявления религиозной организации.

4. В период рассмотрения заявления религиозной организации и в случае поступления в этот период более чем одного заявления (заявлений от нескольких религиозных организаций) в отношении одного и того же имущества религиозного назначения его обременение правами третьих лиц, включение в перечни имущества, не подлежащего отчуждению из государственной или муниципальной собственности, не допускаются.

Статья 8. Основания отказа в передаче в собственность или безвозмездное пользование религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения

1. Решение об отказе в передаче религиозной организации в собственность или безвозмездное пользование государственного или муниципального имущества религиозного назначения принимается в одном из следующих случаев, если:
1) данное имущество не является имуществом религиозного назначения в соответствии со статьёй 2 настоящего Федерального закона и (или) не соответствует критериям, установленным частью 3 статьи 5 и (или) частью 1 статьи 12 настоящего Федерального закона;
2) заявленная религиозной организацией цель использования данного имущества не соответствует целям деятельности, предусмотренным уставом религиозной организации или федеральным законом;
3) заявление о передаче данного имущества подано иностранной религиозной организацией или её представительством;
4) решение суда, вступившее в законную силу, предусматривает иной порядок распоряжения данным имуществом;
5) данное имущество находится в безвозмездном пользовании другой религиозной организации.

2. Решение об отказе в передаче в собственность религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения принимается также в случае, если данное имущество:
1) не подлежит отчуждению из государственной или муниципальной собственности в соответствии с федеральным законом;
2) является помещением в здании, строении, сооружении, не относящихся к имуществу религиозного назначения в соответствии со статьёй 2 настоящего Федерального закона.

3. Решения об отказе в передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения, предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, принимаются в соответствии с принципами передачи такого имущества, установленными статьёй 3 настоящего Федерального закона.

4. В случае отказа в передаче религиозной организации в собственность или безвозмездное пользование государственного или муниципального имущества религиозного назначения уполномоченный орган выдаёт религиозной организации мотивированное решение об отказе в такой передаче.

Статья 9. Урегулирование разногласий и обжалование решений, действий (бездействия) уполномоченного органа

1. В целях урегулирования разногласий, возникающих при рассмотрении заявлений религиозных организаций, создаются комиссии с участием представителей органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных организаций, руководящих органов (центров) религиозных организаций, а также специалистов, в том числе специалистов в области религиоведения, культурологии, права. Принимаемые такими комиссиями решения являются основанием для принятия уполномоченными органами решений о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения. Порядок создания и деятельности таких комиссий устанавливается Правительством Российской Федерации в отношении имущества религиозного назначения, находящегося в федеральной собственности, органом государственной власти субъекта Российской Федерации в отношении имущества религиозного назначения, находящегося в собственности субъекта Российской Федерации, органом местного самоуправления в отношении муниципального имущества религиозного назначения.

2. Физические лица и юридические лица вправе обращаться в уполномоченный орган и (или) созданную в соответствии с настоящей статьёй комиссию с заявлением о возможных нарушениях их прав и (или) законных интересов в связи с принятием решения о передаче религиозной организации имущества религиозного назначения либо действием (бездействием) уполномоченного органа в связи с рассмотрением заявления религиозной организации.

3. Физические лица и юридические лица, которые полагают, что их права нарушены в связи с передачей религиозной организации имущества религиозного назначения, вправе обратиться в суд за защитой своих прав и (или) законных интересов.

Статья 10. Особенности использования религиозной организацией переданного ей имущества религиозного назначения

1. Религиозная организация обязана использовать переданное имущество религиозного назначения в соответствии с законодательством Российской Федерации и целями деятельности религиозной организации, определёнными её уставом.

2. Владение, пользование, распоряжение объектами культурного наследия (памятниками истории и культуры) народов Российской Федерации осуществляются в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.

Статья 11. Публичность передачи имущества религиозного назначения

Уполномоченный орган обязан разместить на своём официальном сайте в сети Интернет:
1) принятое к рассмотрению заявление религиозной организации в недельный срок со дня принятия этого заявления к рассмотрению;
2) решение о передаче религиозной организации в собственность или безвозмездное пользование государственного или муниципального имущества религиозного назначения, решение о подготовке предложений о включении государственного или муниципального недвижимого имущества религиозного назначения в план передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения в соответствии со статьёй 5 настоящего Федерального закона, решение об отказе в передаче государственного или муниципального имущества религиозного назначения религиозной организации в недельный срок со дня принятия соответствующего решения;
3) решение комиссии, созданной в соответствии со статьёй 9 настоящего Федерального закона, и, если имеется, особое мнение членов данной комиссии, несогласных с таким решением, в недельный срок со дня поступления такого решения в уполномоченный орган.

Статья 12. Заключительные положения

1. Передача государственного или муниципального имущества, которое не имеет религиозного назначения, но на день вступления в силу настоящего Федерального закона перепрофилировано (целевое назначение которого изменено), реконструировано для осуществления и (или) обеспечения видов деятельности религиозных организаций, указанных в статье 2 настоящего Федерального закона, и передано в установленном порядке религиозным организациям в безвозмездное пользование, осуществляется безвозмездно в собственность религиозных организаций в порядке, установленном настоящим Федеральным законом для передачи государственного или муниципального имущества религиозного назначения.

2. Государственное или муниципальное имущество религиозного назначения, которое на день вступления в силу настоящего Федерального закона передано в установленном порядке в аренду третьему лицу, подлежит передаче в безвозмездное пользование религиозной организации после прекращения действия заключённого в отношении такого имущества договора аренды. В случае передачи в собственность религиозной организации государственного или муниципального имущества религиозного назначения, которое на день вступления в силу настоящего Федерального закона передано в установленном порядке в аренду третьим лицам, заключённый в отношении такого имущества договор аренды сохраняет силу. Условия его изменения или расторжения определяются в соответствии с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации или соглашением сторон.

Президент
Российской Федерации
Д. МЕДВЕДЕВ
Москва, Кремль
30 ноября 2010 года
№ 327-ФЗ

Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий

Добавить комментарий