Принуждение к казённой вере. О нарушениях конституционной светскости в РФ

In this research we investigated examples of using of official powers to the benefit of religious associations, and their public and financial support, which can be considered as violations of constitutional principles of state secularism and freedom of conscience. See the Russian version here.

This report is open for unrestricted use provided the original author and source are credited. Translated by: Yana Shutrova. Illustrated by: Maria Sadretdinova

В данном материале на примере использования должностных полномочий в интересах религиозных организаций, их публичной и финансовой поддержки показаны нарушения конституционных принципов светскости государства и свободы совести.

В рамках международного взаимодействия подготовлена и предоставлена в общемировые секулярные и атеистические организации англоязычная версия доклада.

Материал разрешается использовать с указанием авторов и источников перед основным текстом. Перевела Яна Шутрова, иллюстрация Марии Садретдиновой.

Introduction

Freedom of conscience is a key fundamental and inalienable right to choose freely and profess any belief, which gives meaning to human life, and to act according to it within the law, without restriction or forfeiture of other civil rights and liberties.

Concept of freedom of conscience includes right of an individual or community to create, choose, change, and disseminate any religious or non-religious view and to act according to it without prejudice of freedoms and human dignity of other people.

Situation with protection of freedom of conscience and freedom of religion can be described by numerous violations of rights of individuals and religious communities, that is to say discrimination, intolerance, xenophobia and acts of violence.

According to Article 14 of the Constitution, the Russian Federation is a secular state, which guarantees enforcement of right to freedom of conscience and protection against discrimination.

Secular state is neutral in matters of religion state, which does not have any official religious or non-religious ideology, thus providing an opportunity to choose beliefs freely. Secularism at the national level means that government is against special control (noninterference while law is observed), identification (as formulation of scientific criteria is impossible), preferential treatment, and is equally separated from any religious or non-religious association [1].

Violation of secularism disavows not only particular means of freedom of conscience protection, but the whole right protection system. Constitutional secularism in the Russian Federation is violated by religious ideologization of the government [2].

Religious ideologization of state is a violation of neutrality in matters of religion, when state institutions merge with a religious denomination and use its doctrinal concepts in order to create national ideology [3].

Principle of state secularism (religious neutrality), protecting freedom of conscience, cannot be combined with religious hierarchy based on disputable and unlawful terminology: “traditional religions” (religious associations) – “nontraditional religions” (religious associations) – “sects”, and, in respect to Islam: “traditional Islam” – “nontraditional Islam” – “Wahhabism” [4].

Principle of state secularism (Article 14) is one of the fundamentals of the constitutional system and main guarantees of freedom of conscience in the Russian Federation (Article 28). It means that any violation of secularism disrupts the constitutional system and inevitably leads to violation of human rights and freedom of conscience in particular.

In the course of this research we discovered systematic violations of the principle of state secularism in the Russian Federation. These violations are connected with corruption between the government and religious associations and are aimed to retain the political power [5].

The overriding factor of corruption between the government and religious associations is the political elite’s intention to retain the power after fundamental political decisions. The same goes for corruption in election process [6].

Internationally, principles of freedom of conscience are stated in various national and international documents [7].

According to Article 15 Part 4 of the Constitution, The Russian Federation obeys widely recognized principles and norms of international law: “The universally-recognized norms of international law and international treaties and agreements of the Russian Federation shall be a component of its legal system. If an international treaty or agreement of the Russian Federation fixes other rules than those envisaged by law, the rules of the international agreement shall be applied”.

However, some of the crucial problems in freedom of conscience protection in the Russian Federation are inadequate implementation of international norms and inefficient work of international institutes dealing with human rights protection [8], as well as inconsistencies between international agreements and domestic legislation [9].

Examples of using of official powers to the benefit of religious associations, and their public and financial support, which can be considered as violations of constitutional principles of state secularism and freedom of conscience

According to Federal law “On the State Civil Service in the Russian Federation”, civil servants are prohibited to “use official powers to the benefit of political parties, other public or religious associations and other organizations, or publicly express personal opinions in respect of such associations and organizations in his/her capacity as a civil servant, unless envisaged by his/her job responsibilities” (Article 17 Paragraph 1 Point 13) and to “create within government agencies… any religious associations, or promote the creation of such structures” (Article 17 Paragraph 1 Point 14).

In the course of the research conducted in 2015, we discovered numerous facts, which can be considered as violations of corresponding legal norms.

For many years Russian President and top officials have been standing with candles in their hands in front of the cameras of federal TV-channels at carol and Easter services in the Cathedral of Christ the Savior and other churches of the Russian Orthodox Church (ROC).

Vladimir Putin, as well as other civil servants, following his example, not only takes an official part in religious events, but feels free to state that the Russian Federation, despite being a secular state, owes to ROC, and promises to repay this debt. It can be noticed that the Emblem of the President of the Russian Federation is a cross with a picture of two-headed eagle laid on it [10].

In July 2015, a plan of events dedicated to the memory of Prince Vladimir was changed by the Directive of the Government of the Russian Federation. The total cost of the events increased from 528.9 to 769.3 million rubles due to previously undocumented expenses related to installation of monument to Prince Vladimir — namely, 94 million rubles taken from non-budgetary sources, and increased funding of several projects, e.g. restoration of Chernigov Metochion. According to Executive Director of the Russian Military Historical Society (organization responsible for the monument installation) Vladislav Kononov, the monument was made on the basis of “non-budgetary funding solely, though landscaping of the adjacent territory will require some budgetary expenditures” [11].

The total cost of the events dedicated to the memory of the Holy Great Prince Vladimir, Equal-to-the-Apostles, exceeded 1 billion rubles. According to the plan, 110 million rubles were to be allocated from federal budget, 164.5 million — from constituent entities, 494.8 — from non-budgetary sources, thus totalling 769.3 million rubles. About 500 million rubles from budget were spent on reinforcement of Sparrow Hills, where the monument to Prince Vladimir was to be installed initially (17 m monument and 7 m pedestal) [12].

However, the largest increase of expenses was caused by restoration of Patriarshy Metochion in Chernigovsky Lane: 60 million rubles turned into 194.5 million, which is 134.5 million more. It was specified that the above-mentioned sum was needed for restoration of the tenement building, designed by N.N. Stepanov (year of construction, 1880). Most of the funding came from municipal government — 164.5 million, while remaining 30 million were to be allocated from non-budgetary sources (perhaps, from ROC, which is co-contractor of this project, along with Moscow municipal government). Completion date — “in the course of 2015”. This building, with registered address 4/2 Pyatnitskaya Street, building 1, was previously occupied by art centre Third Way (“Trety Put”), which was not quite legally evicted on demand of Moscow Patriarchate in January 2014 [13].

According to the article in Gazeta.Ru published on December 21, 2015, citing RBK and a report of Сentre of Economic and Policy Reforms (CEPR), ROC is the main receiver of Presidential grants for NPO. CEPR conducted an analysis of Presidential funding for the period from 2006, when the grant program was initiated, till 2015. The researchers emphasize that since 2006 many NPOs have started cooperation with authorities instead of searching for foreign sponsors. In 2013, when control under foreign financing was tightened, the government began to allocate much more money for grants [14].

Big grants for “orthodox projects” usually go to organizations either under direct control of Moscow Patriarchate (religious organization of Religious Education and Catechetesis Department of ROC), or close to ROC (“Centre of Religion Studies”, “Orthodox young generation”, “Union of Orthodox Citizens” etc.). As a rule, “orthodox grants” serve to support official narrative either directly or indirectly. For example, 2 million rubles grant was won by orthodox youth information agency Faith and Creed (“Vera i Delo”): the money was used for propagating orthodox and patriotic values among bloggers on the base of the agency. 8 million rubles were granted for educational lectures “Prince Vladimir. Civilizational choice of Ancient Rus”. According to the report, during 2013—2015 63 orthodox grants with a total sum of more than 256 million rubles were awarded. The authors consider this fact as “clandestine state support of ROC and organizations close to ROC” [15].

According to the expert analysis, Presidential grants to NPOs became an instrument for support of pro-government organizations and projects backed by country leaders. Many grants were awarded to Moscow Patriarchate. Since the beginning of 2000s foreign funding has reduced drastically which led to funding gap in the third sector. As the researchers remind, many NPOs have fallen out of “international connections”, ceased to receive regular financial and informational support, and had to begin cooperation with authorities. Thus, state funding of NPO has two purposes: firstly, it resolves financial problems in the third sector, and, secondly, it draws NPOs and government together, giving way to tighter state control over public life. Experts emphasize that since 2013 fund for financial support of NPO has rapidly grown, and now grants are awarded several times a year. Drastic change in state policy in this field is a direct consequence of tense atmosphere in internal and foreign policy. The government had to spend more money on NPOs due to increased control over foreign funding of public organizations and law on foreign agents in particular. It should be noticed that grants are most frequently given to pro-government NPOs [16].

On January 26, 2016, at the meeting in the course of IV Christmas parliamentary meetings held by ROC in the Federation Council, Presidential Envoy in Central Federal District Aleksandr Beglov reported on preparation for celebrations dedicated to the millenium of the Russian monasticism on Mount Athos (Greece). According to Beglov, the main reconstruction works in St. Panteleimon Monastery and other preparations were almost complete. “Preparation stage of celebrations dedicated to the millenium of the Russian monasticism on Mount Athos is almost complete,” said Beglov. This stage included reconstruction of sketes and cells in St. Panteleimon Monastery, church construction, installation of monument to Silouan the Athonite in his motherland, Lipetsk Oblast, and complex planning of celebrations at the national and regional level [17].

Considering the aforementioned situation, unconstitutional position of ministries and departments is understandable and consistent with the policy direction determined from above.

For example, implementation of Federal Targeted Program “Consolidation of Russian nation and ethnocultural development of peoples of Russia (2014—2020)”, approved by the Regulation of the Government of the Russian Federation dated August 20, 2013, No 718, raises serious questions [18].

In November 2014 the news broke that Moscow Patriarchate would receive about 2 billion rubles from federal budget for establishment of religious outreach centers. According to the reply of Deputy Minister of Culture Vladimir Aristarkhov to United Russia deputies (RBK possesses the original letter), in 2015 religious outreach centers would cost 958 million rubles. This funds were allocated in accordance with Federal Targeted Program “Consolidation of Russian nation” (the total sum for 2015 — 1.4 billion rubles) and were meant for “NPO engaged in religious outreach activities”. The initial version of this program, approved by the government in 2013, implied activities aimed at international piece. However, in March 2014 the program was revised and included funding of religious outreach NPOs. In May the first 1.1 billion rubles were allocated to 23 religious outreach NPOs. The list of the grant winners was published at the site of the Ministry of Regional Development: all winners, except for one, were organizations established by regional orthodox eparchies in Tver Oblast, Saratov Oblast, Irkutsk Oblast, Dagestan, Mordovia, North Ossetia etc., and each of them received around 25—30 million rubles (according to investigation by RBK on the basis of NPO registration entries of the Ministry of Justice and SPARK). The only exception is autonomous non-commercial organization Hramostroitel (“Church constructor”) established by “Russian citizens”. However, its director Aleksandr Glazkin is directly connected to ROC — he is the head of Lyskovo eparchy. All grant winners were registered not long before the contest, in December 2013 — February 2014; 21 of 23 organizations have words “construction” or “reconstruction” in their names [19].

In January 2015, Minister of Culture of the Russian Federation Vladimir Medinsky said that in 2014 the Ministry had allocated more than 6 billion rubles for reconstruction of churches. According to TASS, the Minister made this statement at XXIII International Christmas Lectures in the Kremlin Palace. “Last year the Ministry allocated more than 6 billion rubles for reconstruction of 255 cultural property sites in possession of the Russian Orthodox Church,” said Medinsky. He added that some sites, which had belonged to the Church before, were actively transferred back to Moscow Patriarchate as “they were mistreated by their non-religious owners.” The Minister particularly mentioned that Literature Museum had moved from the building of ancient Vysokopetrovsky Monastery to the center of Moscow and considered it as an achievement. “The vacation of premises was mutually beneficial: the museum got a nice new building, and the monastery can now be restored,” emphasised Medinsky [20].

In the end of 2015 the news broke that the Ministry of Culture of the Russian Federation would take part in preparation of celebrations marking the millenium of Russian presence on Mount Athos in September 2016. On December 30 RIA News reported that the government approved the plan of celebrations and published it at the official portal. The report said celebrations were aimed at restoration of Russian cultural heritage in St. Panteleimon Monastery on Mount Athos, and both Moscow Patriarchate and the Ministry of Culture would take part in preparations. The plan stated that in the course of 2016 international science conferences on Russian contribution in Athos heritage would take place in Moscow, Saint Petersburg, Athenes and St. Panteleimon Monastery on Athos. In addition to that, various cultural and educational events were to take place in ecclesiastical and ordinary schools, universities and institutes of the Russian Academy of Science. The organizators were also planning to install a monument to Silouan the Athonite in his motherland — Shovskoe village, Lebedyansky District, Lipetsk Oblast, and to finish reconstruction of church in his honour. Besides, the celebrations included delivering of orthodox relics to Russia, pilgrimage of hegumens of ROC monasteries to the Holy Mountain, etc [21].

On June 18, 2015, the Russian Orthodox Church, represented by Patriarch Kirill (Gundyaev) and the Ministry of Health of the Russian Federation, represented by Minister Veronika Skvortsova, signed an Agreement on cooperation in Patriarch Palace, situated in Chisty Lane in Moscow. According to Patriarch, relations between ROC and the Ministry of Health are actively developing, because “the Church and the government find new areas, where they can work in cooperation in order to treat people and promote healthy way of life”. Veronika Skvortsova, on her turn, mentioned that cooperation between ROC and the Ministry during the last years helped to implement very important projects aimed at protection of health of Russian people. “The number of such projects is currently growing, especially in palliative care, mother and child protection, care for the homeless and people from deprived background,” said the Minister of Health [22].

The agreement between the Russian Orthodox Church and the Ministry of Health of the Russian Federation implies cooperation in care for people with alcohol and drug addiction, handicapped persons, homeless people and disaster victims; palliative care; propagating of healthy way of life and protection of right to freedom of conscience and religion. One of the articles of the agreement is dedicated to cooperation in preventing abortion: crisis pregnancy centers with psychologists and ROC representatives are to be organized in maternity clinics, and clergymen will take part in consultations on abortions [23].

ROC and the Ministry are also developing cooperation in propagating of sober way of life and prevention of alcohol addiction: the Ministry agreed to take part in the events marking the National Day of Sober Living (September 11), which take place in various regions of Russia. The Ministry also contributed to dissemination of social advertising “Sober city”, prepared with the help of ROC [24].

ROC and the Ministry are also planning further cooperation on expert level. In 2007 Society of Orthodox Doctors of Russia was established, and its main goal is to bring moral values to Russian medicine and to improve the health of people. In 2015 the Society had 49 regional representative offices [25].

The agreement not only creates conditions for ROC activities (worship services and religious ceremonies in health facilities (including creation of special places (rooms or buildings) for worship services and religious ceremonies); catechetical and educational activities; distribution of religious literature, audio and video records, and other religious materials; charitable activities (Article 10)), but helps to drive the competitors of ROC out (the Ministry of Health and ROC agreed to work together in order to resist illegal folk medicine (healing), including activities of pseudoreligious organizations and pseudoscientific practices (Article 15)) [26].

In the context of vertical power system of governance in the Russian Federation, unconstitutional attitude of the country leaders becomes an example to follow for appointed heads of territorial entities and their understrappers. Regional authorities tend to violate the Constitution of the Russian Federation by making religious differences. Privileges to “main” religious denominations inevitably lead to discrimination of others, which are often called “sects”. Authorities of Islamic regions of the Russian Federation favor “traditional” muslims, while “nontraditional” Wahhabi are persecuted.

22 churches and 79 wooden chapels were built in Moscow in the course of the orthodox church construction program, supported by the government, said project sponsor, deputy of the Duma Vladimir Resin in his interview to Interfax-Religion. “30 more churches are being constructed. 148 building sites were handed over to the Russian Church, and 4 of them are situated at the new territories of Moscow,” said the deputy [27].

In summer 2015, Governor of Moscow Oblast Andrey Vorobyov was appointed chairman of the Board of Trustees for reconstruction of Joseph Volokolamsk Monastery (Volokolamsk District, Moscow Oblast), reports Interfax. “I suggest choosing Governor of Moscow Oblast Andrey Vorobyov for the post of chairman of the Board of Trustees for reconstruction of Joseph Volokolamsk Monastery. I don’t think there will be any objections,” said Patriarch of Moscow and All Russia Kirill in his opening speech at the meeting of the board. He reminded that the chairman’s seat had been vacant since ex-governor of Moscow Oblast Boris Gromov resigned. Vorobyov, in his turn, expressed his gratitude to Patriarch and members of the Board for trust. “We will try and use our best efforts to reconstruct and maintain the monastery,” he said. The Governor added that the work of the Board of Trustees is especially important in the light of 500-year anniversary of repose of St. Joseph Volotsky [28].

In summer 2015, the news broke that the government of Saint Petersburg will hand over the Church of the Annunciation, where the Museum of City Sculpture resides, to Alexander Nevsky Lavra of ROC. According to The Village report dated July 8, 2015, the exhibition of the Museum is to be moved to Utkin Dacha at the Ochta River, which can take 6 years. Besides, ROC claims St. Nicholas Church, where the Arctic and Antarctic Museum resides, as well as several churches and tenement buildings in Nevsky Prospekt. It is possible that Museum Complex St. Isaac’s Cathedral, including the Church of the Savior on Spilled Blood, St. Sampson’s Cathedral, and Smolny Cathedral, will also be handed over to ROC in future [29]. (Note: St. Isaac’s Cathedral was actually transferred to ROC on January 10, 2016. See http://www.interfax.ru/russia/544795).

The Church of the Annunciation to the Blessed Virgin Mary located at 31-33 5th Sovetskaya Street, will also be handed over to ROC. This news was announced in the draft directive of the government, prepared by the Property Relations Committee, reported Fontanka.ru on August 10, 2015. The handover procedure was to be finished in July 2016. Central State Scientific and Technical Documentation Arhcives, which occupied 2 500 sq. m building, should have been moved to 17 Tambovskaya Street by June 2016. In 2015, 28.7 million rubles were allocated for total renovation of the church and utilities construction [30].

In April 2015, it became known that Smolny Cathedral, which is the part of the Museum Complex St. Isaac’s Cathedral, would be transferred to ROC. “We will act according to the law and transfer Smolny Cathedral to the eparchy. We are not satisfied with the deadline set for transfer. All our pianos, harpsichords, and Hammond organ will be moved by the end of January 2016,” said Director of the state memorial museum Nikolay Burov during media tour, organized by Interfax on October 21, 2015. According to Burov, instruments and choir are to be based in the Lutheran Church of St. Peter and St. Paul in Nevsky Prospekt. “We would like to find shelter there for 2-2.5 years,” said the Director and added that a lot of legal issues were yet to be resolved. He reminded that the exhibition of the Museum would be moved to Dumskaya Street. “The building is situated on Dumskaya Street, at the intersection with Nevsky Prospekt. Sberbank resides there, and we are grateful to them for the opportunity to occupy the concert hall. Of course, we will have to do restoration project, but we are fully satisfied with the place,” noted Burov. The hall preparation works can take about 3 years (1 year — for project preparation, 2 years — for repair). The scope of works was to be funded from municipal budget. “We will need estimated 150 million rubles,” said Burov [31].

On January 25, 2015, a ceremony of handing over the key from the western gates of Smolny Cathedral to ROC took place in Saint Petersburg. Vice-governor Aleksnadr Govorunov handed over the historic relic of the XVIII century to Principal of Saint Petersburg Ecclesiastical Academy, Archbishop of Petergof Amvrosy and Archpriest Petr Mukhin — Interfax reports, citing SPbEA press service. The event took place after the liturgy on commemoration day of St. Tatiana, patron saint of students. Archbishop also consecrated the Cathedral.

“After this Cathedral had been consecrated in 1835, it became a sacred place for all educational institutions. For the first time in modern history of Russia we congratulate each other with a wonderful holiday, Students Day, in the church. Not the museum but the church. This church has regained its true purpose,” said Govorunov at the ceremony [32].

On September 1, 2015, during reconstruction of the Solovetsky Monastery, Abbot of the monastery, Director of the local open-air museum Archimandrite Porfiry (Shutov) said that reconstruction of 100 buildings of the monastery would cost 1 billion rubles a year. “Reconstruction of all buildings is out of question. It is too expensive, difficult, and, most importantly, not always justified. Reconstruction of the main 100 buildings will be enough. To complete this task we need a governmental program, which is being implemented at the moment. We managed to get 1 billion rubles of annual allotment”, said the priest in the interview, published at the site of the monastery. He expressed his hope for maintaining of such amount of financing in the nearest future [33].

Conclusion

In the course of this research we proved violations of constitutional principles of secularity of state and freedom of conscience basing on examples of using of official powers to the benefit of religious associations, and their public and financial support. In general, this theoretical and applied research in the field of protection of freedom of conscience and state secularism, conducted in 2015, revealed systematic violations at all relevant levels:

  • theoretical and educational level;
  • regulatory level;
  • level of government work, law enforcement and judicial practice;
  • level of protection of human rights;
  • mass media level.

Analysis of situation in the field of protection of freedom of conscience and religion in 2015 revealed further exacerbation of systematic crisis, which emerged in the past few years [34].

Theoretical and educational level is the foundation for other levels, connected with regulations, government work, law enforcement and judicial practice. As in the previous years, in 2015 theoretical base of freedom of conscience and state secularism protection remained immature, which predetermined systematic character of violations in this field.

Problems at the levels of international legal agreements [35] and national legislation [36] largely predetermined mass systematic violations of freedom of conscience [37] and escalation of xenophobia, intolerance, religious discrimination.

Constitution of the Russian Federation complies with international legal agreements in the field of freedom of conscience [38]. A key feature of the Constitution is the principle of state secularism [39], which guarantees freedom of conscience, which is not stated in international legal norms.

However, constitutional language in provisions on freedom of conscience and religion is not quite correct. There is no definition of state secularism in the laws of the Russian Federation. This fact significantly reduces the efficiency of the aforementioned constitutional legal norms.

Federal Law “On Freedom of Conscience and Religious Associations” and federal legislation as a whole are not adequate and incosistent with the Constitution of the Russian Federation and international legal agreements. In fact, the purpose of federal legislation is not to protect freedom of conscience for everybody, but to regulate the activities of religious associations, which is nonlegal and not quite satisfying the requirements of modern legal engineering.

The emerging trends in transformation of federal legislation are not quite compatible with the Constitution of the Russian Federation and international legal agreements [40]. Legislative provisions, inconsistent with the principle of legal certainty (e.g. based on uncertain definitions), lead to illegal restriction of human right to freedom of conscience and do not provide security of person, society and state.

In the course of the research we discovered mass systematic violations of constitutional principle of state secularism, including those arising from corruption between the government and religious associations.

In such situation atheists feel discriminated against, as illegal state financing of some religious associations continues, while social sphere funding has been reducted, and prices continue to increase.

Violations of the principle of state (municipal) educational system secularism have already caused drop in quality of education, and infringement of parents’ and children’s right to bring up and receive education in accordance with their own beliefs.

The research also revealed violations of freedom of conscience in the armed forces and military formations, places of custody and prisons. The most dangerous tendencies can be seen in the sphere of “cooperation” between “traditional religious associations” and national security agencies.

Serious violations were also discovered in mass media. Growth of violence based on public intolerance is the main consequence of xenophobic state policy, involving propaganda.

In 2015, theaters, museums, exhibitions and other cultural institutions became victims of xenophobia and were persecuted by religious associations.

Court judgements based on “antiextremist” legislation prove that the court system has already turned into an instrument of religious persecutions.

Human rights movement usually does not give pride of place to the problem of state secularism. All in all, the main protectors of freedom of conscience in modern Russia are civic organizations, which, despite all the problems and certain underestimation of this problem, are open for productive collaboration.

List of sources used.


Введение

Свобода совести — системообразующее право в системе прав человека, основополагающее неотъемлемое право каждого на удовлетворение мировоззренческой потребности, придающей смысл существованию на основе свободного мировоззренческого выбора, а также правомерного поведения, основанного на упомянутом выборе без ограничения в других гражданских правах и свободах или их утраты.

Содержание свободы совести включает право индивидуально и/или совместно с другими свободно формировать, выбирать, изменять, распространять свою точку зрения и действовать в соответствии со своим мировоззрением, не ущемляя свободы и личного достоинства других.

Показателями состояния реализации свободы совести и свободы вероисповедания являются многочисленные нарушения прав граждан и религиозных объединений, которые проявляются в форме дискриминации, нетерпимости, ксенофобии и насилия на их почве.

Конституционный принцип светскости государства, закреплённый ст. 14 Конституции России, является важнейшей гарантией реализации свободы совести и защиты от дискриминации.

Светское государство — мировоззренчески нейтральное государство, принципиально не приемлющее никакого мировоззрения в качестве официальной идеологии, обеспечивающее каждому возможность свободного мировоззренческого выбора. Светскость государства подразумевает его индифферентность в мировоззренческой сфере, то есть отказ от специального контроля (невмешательство при условии соблюдения закона), отсутствие идентификации (в силу невозможности создания научных критериев), отказ от специальных привилегий, отделение и равноудалённость от мировоззренческих организаций [1].

Нарушение принципа светскости дезавуирует как отдельные виды гарантий реализации свободы совести, так и систему гарантий в целом. В Российской Федерации нарушение конституционного принципа светскости государства проявляет себя в форме клерикальной идеологизации органов государственной власти [2].

Клерикальная идеологизация государства — это нарушение мировоззренческого нейтралитета, выражающееся в сращивании институтов государства с одной из конфессий, доктринальные установки которой используются в качестве государственной идеологии [3].

Принцип светскости (мировоззренческого нейтралитета) государства как гарантия реализации свободы совести несовместим с выстраиванием иерархии религиозных объединений на основе дискуссионных в религиоведческих наук и заведомо неправовых понятий: «традиционные» религии (религиозные организации) — «нетрадиционные» религии (религиозные организации) — «секты», а применительно к исламу: «традиционный ислам» — «нетрадиционный ислам» — «ваххабизм» [4].

Конституционный принцип светскости государства (ст. 14) является одной из основ конституционного строя Российской Федерации и важнейшей гарантией реализации свободы совести (ст. 28). Это значит, что нарушения светскости государства направлены на подрыв основ конституционного строя России и неизбежно ведут к проблемам реализации прав человека и свободы совести, в частности.

Выполненное исследование выявило системные нарушения принципа светскости государства в Российской Федерации, осуществляемые с целью удержания власти и реализуемые посредством коррумпированных отношений государства с религиозными объединениями [5].

Системообразующим фактором коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями является государственная политическая элитно-властная (верхушечная) коррупция, связанная с принятием решений, имеющих самую высокую цену — удержание власти, и относящаяся как к отношениям государства с религиозными объединениями, так и к избирательному процессу [6].

На международном уровне принципы свободы совести были закреплены в различных документах как универсального, так и регионального характера [7].

О приверженности России общепризнанным принципам и нормам международного права свидетельствует ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Однако, крайне серьёзными проблемами, влияющими на уровень реализации свободы совести в РФ, являются вопросы повышения эффективности международно-правовых норм и институтов в сфере прав человека [8], а также взаимодействия международно-правовых документов и внутригосударственного законодательства Российской Федерации в области свободы совести [9].

Нарушения конституционных принципов светскости государства и свободы совести на примере использования должностных полномочий в интересах религиозных организаций, их публичной и финансовой поддержки

Наряду с Конституцией Российской Федерации, Федеральный закон «О государственной гражданской службе РФ» запрещает «использовать должностные полномочия… в интересах религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности» (пп. 13 п. 1 ст. 17 ФЗ) и «создавать в государственных органах структуры… религиозных объединений или способствовать созданию указанных структур» (пп. 14 п. 1 ст. 17 ФЗ).

В результате проведённого исследования в 2015 году были выявлены многочисленные факты, дающие основания предполагать нарушения соответствующих правовых норм.

Многие годы президент России и первые лица государства стоят со свечками под прицелами телекамер федеральных каналов на рождественском и пасхальном богослужениях в храме Христа Спасителя и других храмах РПЦ.

В.В. Путин, а вслед за ним и другие чиновники, не только публично принимают участие в религиозных мероприятиях, но и не стесняются заявлять, что светское государство Российская Федерация находится в долгу перед РПЦ обещая этот долг возвращать. Следует отметить, что специальный знак Президента светского государства РФ, имеет вид креста с накладным изображением двуглавого орла [10].

В июле 2015 года появилась информация, что распоряжением Правительства РФ были внесены изменения в план мероприятий, посвящённых памяти князя Владимира. Общая сумма затрат увеличилась на 240 миллионов рублей — с 528,9 до 769,3 миллиона. В новой редакции были добавлены ранее не учтённые затраты на установку памятника князю Владимиру — 94 миллиона из внебюджетных источников, а также увеличено финансирование по ряду пунктов, например реставрация Черниговского подворья. Исполнительный директор Российского военно-исторического общества (которое и занимается установкой памятника) Владислав Кононов пояснил, что монумент делается «исключительно на внебюджетные деньги, но, очевидно, какие-то бюджетные расходы будут в связи с благоустройством территории» [11].

Общие затраты на торжества, посвящённые памяти святого равноапостольного великого князя Владимира превысили миллиард рублей. Согласно плану мероприятий, из 769,3 миллиона рублей 110 миллионов должен выделить федеральный бюджет, 164,5 — субъекты Федерации, а 494,8 — обеспечить внебюджетные источники. Ещё порядка 500 млн из бюджета ушло на укрепление склона Воробьёвых гор, куда первоначально планировалось поставить 25-метровый памятник князю Владимиру (17 м — сам памятник и 7 м — постамент). В сумме 24 метра! [12].

Но максимальное повышение расходов вызвала реставрация Патриаршего подворья в Черниговском переулке. Вместо 60 миллионов рублей теперь указана сумма в 194,5 миллиона — на 134,5 миллона больше, а также уточнено, что средства пойдут на реставрацию конкретного здания подворья — доходного дома архитектора Н.Н. Степанова (постройки 1880 года). Большую часть финансирования должно обеспечить правительство города — 164,5 миллиона, а оставшиеся 30 миллионов — из внебюджетных источников (видимо, из средств Русской православной церкви, которая указана как соисполнитель вместе с правительством Москвы). Дата исполнения — «в течение 2015 года». Ранее это здание по адресу Москва, ул. Пятницкая, 4/2, стр. 1 занимал творческий центр «Третий путь», не вполне законно выселенный по требованию РПЦ МП в январе 2014 года [13].

В 2015 году стало известно, что РПЦ МП является главным получателем президентских грантов для НКО, сообщает 21 декабря «Газета.Ру» со ссылкой на «РБК» и на доклад Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР). ЦЭПР проанализировал направление президентских средств с 2006 года, когда началась программа грантов. Исследователи подчёркивают, что множество НКО за эти годы переориентировались на взаимодействие с властью вместо поиска средств за рубежом. После усиления контроля за зарубежным финансированием в 2013 году государство стало выделять значительно больше денег на гранты [14].

Крупные гранты на «православные проекты» выигрывают организации, которые либо непосредственно подконтрольны Московскому патриархату (религиозная организация отдела религиозного образования и катехизации РПЦ), либо близкие к РПЦ («Центр религиоведческих исследований», «Православная молодёжь», «Союз православных граждан» и другие). Как правило, «православные гранты» косвенно или напрямую поддерживают официальную государственную риторику. Грант в два миллиона рублей выиграло православное молодёжное информационное агентство «Вера и дело» на формирование патриотически настроенных православных блогеров на базе ресурса. Восемь миллионов рублей было выделено на образовательные чтения «Князь Владимир. Цивилизационный выбор Руси». Всего за 2013–2015 годы было выдано как минимум 63 гранта на православную тематику на общую сумму свыше 256 миллионов рублей, подчёркивается в докладе. Авторы считают, что это можно расценивать как «скрытую государственную поддержку РПЦ и близких к ней структур» [15].

Президентские гранты НКО, как показал экспертный анализ, стали инструментом поддержки провластных организаций и проектов, поддерживаемых первыми лицами страны. Значительным бенефициаром грантовой программы оказалась РПЦ МП. Резкое сокращение поступлений со стороны западных фондов, начавшееся в начале нулевых, привело к недофинансированности третьего сектора. Множество НКО, напоминают авторы исследования, просто выпали из «международных сетей», где они регулярно получали денежную и информационную поддержку, и вынуждены были переориентироваться на взаимодействие с властью. Введение господдержки таким НКО решало, с одной стороны, проблему кризиса третьего сектора, а с другой — одновременно приближало НКО к государству, увеличивало контроль власти над общественной сферой. С 2013 года размер фонда на нужды НКО стал резко расти, а сами конкурсы начали проводиться несколько раз в год, указывают эксперты. Крутое изменение политики государства стало прямым следствием напряжённой атмосферы во внешней и внутренней политике. Государство было вынуждено тратить больше денег на НКО из-за ужесточения контроля над иностранным финансированием общественных организаций, в первую очередь из-за закона об иностранных агентах. Но деньги в основном стали выделяться лояльным властям НКО [16].

26 января 2016 года полпред президента в ЦФО Александр Беглов, выступая на заседании одной из секций в рамках IV Рождественских парламентских встреч, проводимых РПЦ МП в Совете Федерации, доложил о ходе подготовки к празднованию тысячелетия русского монашества на Афоне (Греция). В частности, А. Беглов сообщил, что основные ремонтно-реставрационные работы на объектах Свято-Пантелеймонова монастыря на Афоне и другие мероприятия завершаются. «Этап подготовки к празднованию тысячелетия русского монашества на Афоне практически завершён», — сказал А. Беглов во вторник. По словам полпреда, этот этап был связан прежде всего с ремонтно-реставрационными работами на объектах Русского Свято-Пантелеймонова монастыря, его скитов и келий, строительством храма, установкой памятника Силуану Афонскому на его родине в Липецкой области, с разработкой комплексных программ юбилейных торжеств на международном, общероссийском и региональном уровнях [17].

В указанном контексте неконституционная позиция министерств и ведомств представляется закономерной и, как правило, соответствует вектору, заданному «сверху».

Например, серьёзные вопросы возникают в связи с реализацией Федеральной целевой программы «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014−2020 годы)», утверждённой постановлением Правительства Российской Федерации от 20 августа 2013 года № 718 [18].

В частности, ещё в ноябре 2014 года стало известно, что РПЦ МП получит из федерального бюджета около двух миллиардов рублей на создание духовно-просветительских центров. 958 миллионов рублей из федерального бюджета будет направлено на создание духовно-просветительских центров в 2015 году, сообщил в середине ноября замминистра культуры Владимир Аристархов в ответ на вопросы депутатов-единороссов (письмо есть у «РБК»). Эти деньги выделяются по федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации» (вся программа на 2015 год — 1,4 миллиарда рублей.) и предназначены «НКО в сфере духовно-просветительской деятельности». Первоначальная редакция программы, утверждённой правительством в 2013 году, предусматривала мероприятия, направленные на поддержание межнационального мира. Но в марте 2014 года в программе появилась новая строка — о финансировании духовно-просветительских НКО. А в мае были распределены первые 1,1 миллиарда рублей — их получили 23 духовно-просветительские НКО. На сайте Минрегиона, распределяющего деньги, опубликован список победителей. Во всех случаях, кроме одного, порядка 25–30 миллионов рублей получили организации, учреждённые местными православными епархиями Тверской, Саратовской, Иркутской областей, а также Дагестана, Мордовии, Северной Осетии и других, показало исследование РБК на основе данных реестра НКО Минюста и СПАРК. Единственным исключением стало нижегородское АНО «Храмостроитель», учредителями которого выступили «граждане России». Но и его директор Александр Глазкин имеет прямое отношение к РПЦ: он — архиерей Лысковской епархии. Все получатели субсидий зарегистрированы незадолго до конкурса — в декабре 2013 года — феврале 2014 года; в названиях 21 из 23 организаций присутствуют слова «строительство» или «реставрация» [19].

В январе 2015 года глава Минкультуры России В. Мединский сообщил, что в прошлом году ведомство направило на восстановление церковных памятников более шести миллиардов. Как передаёт ТАСС, об этом министр заявил, выступая на XXIII Международных рождественских чтениях в Кремлёвском дворце, сообщает 21 января «Газета.Ru». «За прошедший год министерство выделило из бюджета более шести миллиардов рублей на восстановление 255 памятников культурного наследия, находящихся в пользовании Русской православной церкви», — рассказал глава Минкультуры. По его словам, ведётся активная работа по передаче объектов, ранее принадлежащих Церкви, «которые зачастую используются светскими владельцами не самым лучшим образом», Московской патриархии. В частности, отметил министр, достижением является выезд Литературного музея из древнего Высокопетровского монастыря в центре Москвы. «Это освобождение помещений произошло ко взаимному удовольствию: музей получил замечательное новое здание, а монастырь будет серьёзно реставрироваться и восстанавливаться», — подчеркнул Мединский [20].

В конце 2015 года стало известно, что Министерство культуры РФ примет участие в организации праздничных мероприятий в связи с 1000-летием русского присутствия на Афоне, которое будет отмечаться в сентябре 2016 года. Правительство РФ утвердило план основных торжеств по случаю 1000-летия присутствия русских на Святой горе Афон, которые пройдут в сентябре 2016 года; соответствующий документ опубликован на официальном портале правовой информации, сообщает 30 декабря РИА «Новости». Как уточняется в сообщении, праздничные мероприятия будут проведены «в целях восстановления культурного и духовного наследия Русского на Афоне Свято-Пантелеймонова монастыря», в их организации примут участие РПЦ МП и Министерство культуры РФ. В частности, в соответствии с планом торжеств в Москве, Санкт-Петербурге, Афинах и в Свято-Пантелеймоновом монастыре на Афоне в течение 2016 года состоятся международные научные конференции, посвящённые российскому вкладу в афонское наследие. Различные образовательные и культурно-просветительские мероприятия пройдут в духовных и светских школах, вузах и институтах Российской академии наук. Организаторы торжеств также планируют установить в сентябре 2016 года в селе Шовское Лебедянского района Липецкой области, где родился преподобный Силуан Афонский, памятник этому святому и завершить там же восстановление храма в его честь. Кроме того, в рамках юбилейных мероприятий запланированы принесение в РФ православных святынь, организация паломничества игуменов монастырей РПЦ МП на Святую гору, а также другие мероприятия [21].

18 июня 2015 года в рабочей Патриаршей резиденции в Чистом переулке в Москве состоялось подписание Соглашения о сотрудничестве между Русской православной церковью и Министерством здравоохранения Российской Федерации. Документ подписали Патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев) и министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова. По словам патриарха, взаимодействие РПЦ МП и Министерства здравоохранения активно развивается в силу того, что «определяются всё новые и новые области, где Церковь и здравоохранение могли бы совместно работать для того, чтобы лечить людей и поддерживать здоровый образ жизни». В свою очередь В.И. Скворцова отметила, что взаимодействие Министерства здравоохранения и РПЦ МП за последние годы «помогло успешно реализовать очень серьёзные проекты для сохранения здоровья россиян». «В настоящее время количество этих проектов увеличивается, в том числе в области оказания паллиативной помощи, защиты материнства и детства, помощи бездомным и людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию», — сообщила глава Министерства здравоохранения [22].

Соглашение между Русской православной церковью и Министерством здравоохранения РФ предусматривает развитие взаимодействия в сфере помощи алкоголе- и наркозависимым, инвалидам, бездомным, пострадавшим в чрезвычайных ситуациях, организации паллиативной помощи, в области содействия формированию здорового образа жизни и реализации гражданами права на свободу совести и вероисповедания. Отдельная статья посвящена совместной работе по профилактике абортов. Соглашение предполагает развитие при роддомах центров кризисной беременности с участием психологов и представителей РПЦ МП, участие представителей религиозных организаций в консультировании женщин в медицинских организациях по вопросам абортов [23].

Развивается взаимодействие РПЦ МП и Министерства по вопросам утверждения трезвости и профилактики алкоголизма: достигнуты договорённости о поддержке со стороны Министерства мероприятий в рамках Всероссийского дня трезвости (11 сентября). Мероприятия в рамках этого праздника проходят в различных регионах страны. Также Министерство поддержит распространение макетов социальной рекламы «Трезвый город», подготовленной при участии РПЦ МП [24].

РПЦ МП и Министерство планируют развивать взаимодействие на экспертном уровне. С 2007 года действует Общество православных врачей России. Главное направление работы Общества — привнесение нравственных ценностей в российскую медицину и улучшение качества здоровья граждан. На сегодня Общество православных врачей имеет 49 региональных представительств [25].

Наряду с созданием условий для деятельности РПЦ МП (по обеспечению осуществления на территории медицинских организаций богослужений, иных религиозных обрядов и церемоний (включая создание условий для оборудования религиозными организациями зданий (помещений в здании) для совершения богослужений и иных религиозных обрядов и церемоний), катехизаторской и просветительской деятельности, распространения религиозной литературы, аудио-, видеоматериалов и иных предметов религиозного назначения, благотворительной деятельности (Статья 10)), соглашение содержит положения, направленные на ограничение конкурентов (Минздрав России совместно с Русской православной церковью производят работу по противодействию незаконному занятию народной медициной (целительством), в том числе деятельности псевдорелигиозных структур и лженаучных практик (Статья 15)) [26].

В условиях вертикали власти антиконституционная позиция первых лиц государства является примером для подражания для назначаемых глав субъектов РФ и более мелких чиновников. Вопреки Конституции России, региональные власти движутся в русле федеральной религиозной политики конфессиональных различий. Привилегии «основным» конфессиям неизбежно сопровождаются неправомерными ограничениями остальным конфессиям, нередко называемыми «сектами». Соответственно, в регионах со значительным присутствием ислама предпочтения власти распространяются на его «традиционных» представителей, а преследованиям подвергаются «нетрадиционные» для власти «ваххабиты».

В Москве при поддержке государства в рамках программы строительства православных храмов построено 22 церкви и 79 деревянных часовен, сообщил «Интерфакс-Религия» в понедельник (когда) куратор проекта, депутат Госдумы Владимир Ресин. «Ещё 30 храмов строятся. 148 участков оформлены на Русскую церковь, четыре из них — на новых территориях Москвы», — сообщил депутат [27].

Летом 2015 года губернатор Московской области Андрей Воробьёв был утверждён в качестве председателя попечительского совета по восстановлению Иосифо-Волоцкого монастыря (Волоколамский район Подмосковья), передал корреспондент Интерфакса. «Предлагаю избрать председателем попечительского совета по восстановлению Иосифо-Волоцкого монастыря губернатора Московской области Воробьёва Андрея Юрьевича. Возражений, думаю, не будет», — сказал, открывая заседание, патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Он напомнил, что место председателя стало вакантным после того, как экс-губернатор Подмосковья Борис Громов сложил с себя полномочия. В свою очередь А. Воробьёв поблагодарил патриарха и членов попечительского совета за оказанное доверие. «Мы постараемся объединить вокруг работы по восстановлению и сопровождению монастыря все самые здоровые силы», — сказал он. Глава Подмосковья добавил, что работа попечительского совета приобретает особое значение в год 500-летия со дня преставления преподобного Иосифа Волоцкого [28].

Летом 2015 года стало известно, что власти Петербурга передадут Благовещенскую церковь, где сейчас находится Музей городской скульптуры, Александро-Невской лавре РПЦ МП. Экспозицию музея планируют перевезти в разрушающуюся Уткину дачу на Охте, по закону это может занять до шести лет, сообщает 8 июля The Village. Кроме того, РПЦ МП претендует на церковь Святого Николая, где сейчас находится Музей Арктики и Антарктики, а также на несколько храмов и десяток доходных домов на Невском проспекте. В перспективе во владение религиозной организации может перейти и музей-памятник «Исаакиевский собор», в который входят также Спас на Крови, Сампсониевский и Смольный соборы [29]. (Примечание: позже «Исаакиевский собор» был передан во владение РПЦ. Смотрите http://www.interfax.ru/russia/544795.)

Церковь Благовещения Пресвятой Богородицы на 5-й Советской улице, 31-33 также будет передана РПЦ МП. Об этом говорится в проекте распоряжения правительства, подготовленном комитетом имущественных отношений, сообщает «Фонтанка.ру» 10 августа 2015 года. Передача здания церкви должна была завершиться в июле 2016-го. Архив конструкторской и картографической документации переедет на Тамбовскую. В здании площадью 2,5 тысячи квадратных метров находится Центральный госархив научно-технической документации Петербурга. Однако к июню следующего года он должен быть перебазирован на Тамбовскую улицу, 17. В этом году на капремонт и оснащение здания выделено 28,7 миллиона рублей [30].

Ещё в апреле 2015 года стало известно, что Смольный собор Петербурга, входивший в состав государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» («Музей четырёх соборов»), будет передан РПЦ МП. «Мы передаём Смольный собор епархии, таково веление закона. Передаём в сроки, которые нас не устраивают. Все наши рояли, клавесины, цифровой орган не позднее конца января (2016 года — «ИФ») будут вывезены», — сообщил журналистам в ходе пресс-тура, организованного «Интерфаксом» 21 октября, директор государственного музея-памятника Николай Буров. По его словам, инструменты, а также хор для проведения концертов планируется разместить в Петрикирхе на Невском проспекте. «Хотел бы там найти приют на эти 2-2,5 года», — сказал Н. Буров, добавив, что ещё предстоит решить ряд правовых вопросов. Он напомнил, что для размещения музейной составляющей Смольного собора готовится помещение на Думской улице. «Это Думская улица, угол с Невским проспектом. В этом здании располагается Сбербанк, и мы им очень благодарны за предложение занять концертный зал. Конечно, надо делать проект реставрации, затем саму реставрацию, но место нас более чем устраивает», — отмечал Н. Буров. По его словам, процесс подготовки зала может занять около трёх лет (год уйдёт на подготовку проекта, ещё два — на ремонтные работы). При этом музей попросит на эти цели средства из городского бюджета. «По предварительным подсчётам, нам не хватает где-то 150 миллионов рублей», — уточнял Н. Буров [31].

И вот 25 января 2015 года в Смольном соборе Петербурга состоялась церемония передачи ключа от западных врат храма РПЦ МП. Историческую реликвию XVIII века ректору Санкт-Петербургской духовной академии архиепископу Петергофскому РПЦ МП Амвросию и настоятелю собора протоиерею Петру Мухину вручил вице-губернатор Александр Говорунов, сообщил «Интерфакс.by» со ссылкой на пресс-службу СПбДА. Мероприятие состоялось 25 января после литургии в День святой мученицы Татианы, небесной покровительницы учащихся. Архиепископ также совершил малое освящение собора.

«После освящения в 1835 году этот собор стал храмом всех учебных заведений. И впервые в современной истории России мы поздравляем друг друга с замечательным праздником, Днём студенчества, в храме. Не в музее, а в храме. Храм вернул своё истинное предназначение», — заявил на церемонии А. Говорунов [32].

1 сентября 2015 года наместник обители и директор местного музея-заповедника архимандрит Порфирий (Шутов) в ходе реставрации Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря сообщил, что предполагается восстановить сто его объектов за один миллиард рублей в год. «О восстановлении всех имеющихся памятников речи не идёт. Это слишком затратно и сложно, а главное — не всегда оправданно. Достаточно восстановить основную сотню объектов. Решить эту задачу посильно только в рамках государственной программы, и таковая сейчас реализуется. Вышли на уровень один миллиард рублей ежегодных ассигнований», — заявил священник в интервью, опубликованном на сайте монастыря. Он выразил надежду на то, что финансово-экономические обстоятельства позволят сохранить такой масштаб и в ближайшие годы [33].

Заключение

На примере использования должностных полномочий в интересах религиозных организаций, их публичной и финансовой поддержки показаны нарушения конституционных принципов светскости государства и свободы совести. В целом теоретико-прикладное исследование проблем реализации конституционных принципов свободы совести и светскости государства в 2015 году выявило системный характер нарушений, которые охватили все условные уровни, на которых формируется их реализация:

  • научно-теоретический и образовательный;
  • нормативный;
  • деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики;
  • правозащитный;
  • средств массовой информации.

Анализ ситуации 2015 года в области свободы убеждений, совести и религии выявил дальнейшее углубление системного кризиса реализации свободы мировоззренческого выбора, намеченное в прошлые годы [34].

Научно-теоретический и образовательный уровни являются системообразующими по отношению к нормативному, деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики. Как и в прошлые годы, в 2015 году именно неадекватная научно-теоретическая разработанность проблематики свободы совести и светскости государства предопределила системный характер нарушений в данной области.

Проблемы на уровнях международно-правовых документов [35] и внутригосударственного законодательства [36] в значительной мере предопределили массовые системные нарушения свободы совести [37] и рост ксенофобии, нетерпимости, дискриминации по мотивам мировоззренческой принадлежности.

Конституция Российской Федерации в целом соответствует международно-правовым документам в сфере свободы совести [38]. Принципиальным моментом является декларирование светскости государства [39], выступающей важнейшей гарантией свободы совести, которая не закреплена в международно-правовых нормах.

Однако соответствующие конституционные формулировки, закрепляющие право на свободу совести и свободу вероисповедания, не вполне корректны. Определение понятия светскости государства и вовсе отсутствует в законодательстве РФ. Это значительно снижает эффективность упомянутых конституционно-правовых норм.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и федеральное законодательство в целом не представляются адекватными и противоречат Конституции Российской Федерации и международно-правовым документам. Фактически федеральное законодательство направлено не на реализацию конституционной свободы совести каждого, а на специальное и по сути неправовое регулирование деятельности религиозных объединений, что не в полной мере соответствует требованиям современной юридической техники.

Новейшие тенденции трансформации федерального законодательства не в полной мере соответствуют Конституции России и международно-правовым документам [40]. Не соответствующие принципу правовой определённости (то есть основанные на юридически не определённых понятиях) законодательные нормы ведут к неправомерным ограничениям прав человека в сфере свободы совести и не способствуют обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Исследование выявило массовые системные нарушения конституционного принципа светскости государства, в том числе вытекающие из системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями.

При этом неверующие чувствуют себя ущемлёнными, в том числе и в связи с продолжением незаконной практики государственного финансирования деятельности некоторых религиозных объединений. И это на фоне сокращения финансирования социальной сферы и роста цен.

Нарушения принципа светскости государственной (муниципальной) системы образования уже привели к снижению качества образования, а также к нарушениям прав родителей и детей на воспитание и образование в соответствии с собственными убеждениями.

Исследование также выявило нарушения свободы совести в Вооружённых силах, других войсках и воинских формированиях, а также в местах заключения под стражу и лишения свободы. Крайне опасными представляются тенденции в сфере «взаимодействия» «традиционных религиозных объединений» и «силовых» ведомств.

Серьёзные нарушения выявлены в сфере СМИ и массовых коммуникаций. Рост насилия на почве нетерпимости в обществе вытекает прежде всего из пропитанной ксенофобией государственной политики, в том числе её информационной составляющей.

Объектами клерикальной ксенофобии и преследований в 2015 году также были театры, музеи, выставки и иные учреждения культуры.

Судебные решения, основанные на применении «антиэкстремистского» законодательства, свидетельствуют о превращении судебной системы в инструмент религиозных преследований.

Правозащитное движение традиционно не уделяет достаточное внимание проблематике светскости государства. В конечном итоге ведущая роль в защите свободы совести в современной России принадлежит гражданским организациям, которые, несмотря на многочисленные проблемы и некоторую недооценку данной проблематики, в принципе способны к конструктивному сотрудничеству.

Литература

1. Бурьянов С.А. Свобода совести и светскость государства в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2009 — начало 2010 г. М.: ООО «ТФ “МИР”». 2010. С. 8-26.
2. Бурьянов С.А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003 — 2004 года. М. 2005. С. 161-193.
3. Бурьянов С.А., Мозговой С.А. Некоторые тенденции современных государственно-религиозных отношений в Российской Федерации // Право и политика. №1. 2003. С. 63-76.
4. Алейникова С.М., Бурьянов С.А. Светское государство в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально. Под ред. И. Кондратьева — М. 2015. С. 8-11.
5. Более подробно на эту тему: Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Подходы к определению понятия, форм и основных характеристик // Право и жизнь. №57 (5) 2003. URL: http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=441;
Бурьянов С.А. Системная коррупция в области отношений государства с религиозными объединениями. Последствия и направления их преодоления (антикоррупционная стратегия) // Право и жизнь. №58 (6) 2003. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=13431&type=view;
Бурьянов С.А. Проявления системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями // Преодоление коррупции — главное условие утверждения правового государства. Межведомственный научный сборник. Т. 1 (39) / Комарова А.И. — М.: Изд. дом. «Ра», 2009. — 576 c. С. 399-417.
6. Более подробно на эту тему: Бурьянов С.А. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003-2004 года М. 2005. С. 116-125.
7. Бурьянов С.А. Международно-правовые документы в сфере свободы совести и практика их применения в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2011 год. — М. 2012. С. 8-17.
8. Бурьянов С.А. Повышение эффективности международно-правовых норм и институтов в сфере прав человека как условие устойчивого развития в условиях глобализации // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия «Юридические науки». №1 (17). 2015. С. 25-32.
9. Бурьянов С.А. Взаимодействие международно-правовых документов и внутригосударственного законодательства Российской Федерации в области свободы совести: проблемы и перспективы в условиях глобализации общественных отношений // Евразийский юридический журнал. №12 (79). 2014. С. 44-47.
10. Новый знак президента РФ имеет вид креста с двуглавым орлом // Интерфакс. 3 мая 2012.
11. Карнацкий Н. Расходы на торжества в честь князя Владимира выросли до 770 млн. Значительная часть средств пойдёт на реставрацию здания Черниговского подворья // Известия. 10 сентября 2015-го.
12. Там же.
13. Там же.
14. На проекты РПЦ МП и околоцерковных организаций в 2013–2015 годах власти РФ выделили более 256 млн рублей // Портал-Credo.ru. 21 декабря 2015 года.
15. Козлов В. Православные организации стали основными получателями грантов президента // «РБК». 21 декабря 2015 года. URL: http://www.rbc.ru/politics/21/12/2015/5676c4f69a79470a9c3bc1a9.
16. Козлов В. Православные организации стали основными получателями грантов президента // «РБК». 21 декабря 2015 года. URL: http://www.rbc.ru/politics/21/12/2015/5676c4f69a79470a9c3bc1a9.
17. Подготовка празднования тысячелетия русского монашества на Афоне практически завершена — Беглов // Интерфакс. 26 января 2016 года.
18. Паспорт Федеральной целевой программы «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)» // URL: http://government.ru/media/files/41d4862001ad2a4e5359.pdf
19. Бочарова С., Рустамова Ф. РПЦ выделили два миллиарда рублей на духовные центры. Чтобы «укреплять единство российской нации» // «РБК». 28 ноября 2014 года.
20. Минкультуры РФ в 2014 году выделило более 6 млрд рублей на восстановление храмов, находящихся в пользовании РПЦ МП // Портал Credo.ru. 22 января 2015 года.
21. Министерство культуры РФ примет участие в организации праздничных мероприятий в связи с 1000-летием русского присутствия на Афоне, которое будет отмечаться в сентябре 2016 года // Портал Credo.ru. 31 декабря 2015 года.
22. Подписано Соглашение о сотрудничестве между РПЦ и Минздравом РФ // Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси. 18 июня 2015 года.
23. Там же.
24. Там же.
25. Там же.
26. Соглашение о сотрудничестве между Русской православной церковью и Министерством здравоохранения Российской Федерации // Патриархия.ру. 18 июня 2015 года. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4124569.html
27. В рамках специальной программы в Москве построили 22 храма и 79 часовен // Интерфакс. 29 декабря 2014 года.
28. Глава Подмосковья займётся восстановлением Иосифо-Волоцкого монастыря // Интерфакс. 16 июля 2015 года.
29. Здание петербургского Музея городской скульптуры передадут РПЦ МП // Портал Credo.ru. 9 июля 2015 года.
30. Санкт-Петербург: Смольный передаст РПЦ МП церковь на 5-й Советской — на ремонт нового здания для находящегося в нём госархива выделено 28,7 млн рублей // Портал Credo.ru. 10 августа 2015-го.
31. В связи с передачей Смольного собора в Петербурге РПЦ МП его музыкальные инструменты и хор планируют временно разместить в лютеранской церкви на Невском проспекте // Портал Credo.ru. 21 октября 2015 года.
32. Смольный собор в Петербурге окончательно передали РПЦ МП // Портал Credo.ru. 26 января 2016-го.
33. Около 1 млрд рублей тратится ежегодно на восстановление Соловецкого монастыря // Портал Credo.ru. 1 сентября 2015 года.
34. См.: Бурьянов С.А. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация на основе религии или убеждений в субъектах Российской Федерации в 2006 — первой половине 2007 гг. Специализированный информационно-аналитический доклад. М. Московская хельсинкская группа, 2007; Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации. Сборник докладов о событиях 2007 года. М. 2008. С. 84-138;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации. Сборник докладов о событиях 2008 года. — М.: Моск. Хельсинкск. группа, 2009. С. 98-186; Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации: докл. о событиях 2009 г. М.: Моск. Хельсинк. группа, 2010. С. 17-82;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации: докл. о событиях 2010 г. / [сост. Н. Костенко]. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2011. С. 30-95. URL: http://www.mhg.ru/publications/F0ADBC9;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии. Доклад за 2011 год. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2012. С. 29-87. URL: http://www.mhg.ru/publications/EA5A684;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации: Сборник докл. о событиях 2012 г. / [сост. В. Карастелев, Н. Костенко, Д Мещеряков]. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2013. С. 31-92;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации: Доклад о событиях 2013 года / [сост. Н. Костенко]. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2014. С. 351-79. URL: http://mhg-main.org/sites/default/files/files/2013-prava-cheloveka-v-rf.pdf;
Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации: Сборник докладов о событиях 2014 года / [сост. Н. Костенко]. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2015. С. 24-55. URL: http://mhg-main.org/sites/default/files/files/doklad-prava-cheloveka-rf-2015-ru.pdf.
35. Бурьянов С.А. Международно-правовые документы в сфере свободы совести и практика их применения в Российской Федерации. Теоретико-прикладное исследование за 2011 год. — М.: Моск. Хельсинк. группа, 2012. С. 41-97.
36. Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М. ЗАО «ТФ “МИР”». 2009. С. 249-258.
37. Бурьянов С.А. Светскость государства и международно признанная свобода совести. Теоретико-прикладное исследование за 2015 — начало 2016 г. М.: Полиграф-Сервис, 2016. С. 181-193.
38. Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М. ЗАО «ТФ “МИР”». 2009. С. 43-110.
39. Алейникова С.М., Бурьянов С.А. Светское государство в вопросах и ответах: кратко, доступно и актуально. Под ред. И. Кондратьева — М. 2015. С. 8-11.
40. Более подробно на эту тему см.: Бурьянов С.А. Анализ новых положений российского законодательства в сфере свободы совести с точки зрения международного права // Права человека в международном и национальном праве. Сборник научных статей, посвящённых 10-летию кафедры международного права и прав человека юридического института МГПУ. — М.: Права человека, 2015. С. 102-114.

Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий

Добавить комментарий