Кто такой «Брайт»

Настало время для нас, брайтов, выйти из тени. Кто же такой «брайт»? Брайт — человек с мировоззрением, основанном на естественном, а не на сверхъестественном. Мы, брайты, не верим в призраков, эльфов, пасхальных кроликов или бога. Мы расходимся во мнениях насчёт многого и придерживаемся разных взглядов на мораль, политику и смысл жизни. Но мы едины в своем неверии, разделяем неверие в чёрную магию — и в загробную жизнь.

Термин «брайт» — это недавняя находка двух жителей города Сакраменто (Калифорния). Они посчитали, что новое имя поможет «отполировать» имидж нашей социальной группы. Группы, история которой корнями уходит в эпоху Просвещения, если не дальше. Не путайте это существительное с прилагательным «светлый». «Я — брайт», — это не хвастовство, а гордое заявление о своей любознательности.

Возможно, вы тоже брайт. Если нет, то вы наверняка ежедневно встречаете брайтов. Потому что мы вокруг вас: врачи, медсёстры, полицейские, учителя, военные. Мы — ваши сыновья и дочери, братья и сестры. Университеты полны брайтов. Среди учёных нас подавляющее большинство. Желая сохранить и передать великую культуру, мы даже преподаем в воскресных школах. Подозреваю, что и многие священники — тайные брайты. По большому счету мы — моральная основа общества. Брайты серьёзно относятся к своим гражданским обязанностям, потому что они не могут доверить богу спасение человечества от его безрассудства.

Будучи взрослым, финансово независимым, женатым мужчиной, я не привык считать себя членом угнетённого меньшинства. У таких как я, вроде бы, всё должно быть под контролем. Однако до меня начал доноситься запах палёного. Пока он не слишком сильный, но я понял, что пора бить тревогу.

Являемся ли мы, брайты, меньшинством, или, как я склонен думать, молчаливым большинством, — власти всё настойчивее осуждают и унижают наши глубочайшие убеждения. Политики отвергают наши взгляды, сходя со своей дороги, взывают к богу, и стоят, гордо и самоуверенно, как они говорят, «на одной стороне с ангелами».

Опрос, проведённый в 2002 году Церковным форумом и посвящённый месту религии в общественной жизни, показал, 27 миллионов жителей Америки — атеисты, агностики или просто не имеют никаких религиозных предпочтений. Эта цифра, возможно, даже занижена, поскольку многие неверующие не хотят признаваться в том, что для них принадлежность к религии — это, скорее, гражданский долг, некая защитная окраска, чем искреннее убеждение.

Большинство брайтов не играют роль «воинствующих атеистов». Чтобы не обижать своих друзей и соседей и не превращать каждый разговор в спор о религии, мы часто храним дипломатическое молчание.

И расплачиваемся за это своей политической несостоятельностью. Политики не поддерживают нас даже на словах. А некоторые их лидеры, в основном не замеченные в религиозных или этнических оскорблениях, совсем не стесняются пренебрегать нами, «безбожниками».

Складывается впечатление, что из Белого дома старания брайтов больше похожи на безуспешную попытку отнять голоса избирателей. И, конечно же, нападки не ограничиваются словами: администрация президента Буша выступила за принятие законов, увеличивающих влияние религиозных организаций на повседневную жизнь. Это серьёзное нарушение Конституции. Пришло время остановить эрозию и занять твёрдую позицию: Соединённые Штаты — это не религиозное, а светское государство, которое относится терпимо ко всем религиям и, да — к любым нерелигиозным этическим убеждениям в том числе.

Недавно в Сиэтле я принимал участие в конференции, на которой ведущие учёные, художники и писатели откровенно и подробно рассказывали о своей жизни группе умных школьников. Ближе к концу выделенных мне пятнадцати минут я решил провести небольшой эксперимент. Я заявил, что я — брайт.

Такое заявление не удивило бы никого из тех, кто хоть немного знаком с моей деятельностью. Тем не менее, результат был шокирующим.

Многие студенты после выступления восторженно благодарили меня за своё «освобождение». Я и не подозревал, насколько одинокими и неуверенными были эти умные подростки. Они никогда не слышали, чтобы уважаемый взрослый человек прямо говорил, что не верит в Бога. Я спокойно сломал табу, показав им, как это легко.

Кроме того, многие из выступавших после меня, в том числе несколько нобелевских лауреатов, вдохновились заявить, что они тоже брайты. Каждый раз такое высказывание встречали аплодисментами. Ещё приятнее было слышать комментарии взрослых и студентов, которые обращались ко мне, говоря, что, хоть они сами и не брайты, но полностью поддерживают наши права. Именно этого мы больше всего и хотим: того же уважения, что есть у баптистов, индуистов или католиков. Не больше и не меньше.

Что вы можете сделать, если вы брайт? Прежде всего, мы можем стать мощной силой в американской политической жизни, если просто заявим о себе (вы можете зарегистрироваться и пройти учёт на сайте движения брайтов). Я понимаю, однако, что в некоторых регионах выход из тени может привести к социальным проблемам. Кому-то это не так просто сделать, как мне или моему коллеге Ричарду Докинзу в Великобритании. Так что, пожалуйста, никаких публичных признаний.

Тем не менее, нет никаких причин, по которым американцы не могут поддержать права брайтов. Я не гей и не афроамериканец, но никто, оскорбляя их при мне, не выйдет сухим из воды. Независимо от вашего вероисповедания, вы можете твёрдо высказывать свои возражения, когда слышите, как кто-то из ваших друзей или семьи презрительно насмехается над атеистами, агностиками или другими «безбожниками».

Вы также можете задать кандидатам на выборах такие вопросы: «Проголосовали бы вы за иного квалифицированного претендента на выборную должность, если бы он был брайтом? Поддержали бы вы кандидата в судьи Верховного суда, который является брайтом? Как вы думаете, может ли брайт быть учителем в школе? А полицейским?»

Давайте заставим американских политиков думать над тем, как отвечать крепнущему хору брайтов. И, если повезёт, мы скоро услышим о каком-нибудь изворотливом политике, который пытается выйти из сложной ситуации, жалобно заявляя: «Некоторые из моих лучших друзей — брайты».

Эссе Дэниела Деннета «The bright stuff» первоначально было опубликовано в NYTimes.

Над материалом работали Александра Резайкина и Полина Бальцевич.

Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

8 Комментариев

    Статья рассматривает состояние в США, что в общем-то не удивительно - автор американец, но могу с уверенностью сказать, что у нас проблема если не такая же, то немного похуже. Заявить себя брайтом - словно повесить на себя какое-то клеймо. Словно в детском саду сказать, что ты ешь детей. Это связанно с ограниченными взглядами.
    Брайты молчат о своих убеждениях. Многие из тактичности и вежливости к собеседнику. Однако делать этого не стоит, поскольку это ставит нас на ступеньку ниже верующих людей, и в итоге "выход из тени" скорее напоминает каминг-аут. Реакция у окружающих именно такая выходит.
    Брайты открыты новым взглядам, пора бы открыться для их заявления для других.
    Мне кажется, что создание обособленного движения (в данном случае "Брайтс") - это если и не автоматическое признание поражения перед приверженцами иррациональных взглядов, то по крайней мере признание их равными себе. В создание такого движения есть риск создать ложную иллюзию того, что натуралистическое и ненатуралистическое мировозрение равноправные альтернативы. Натуралистическое мировозрение не должно быть одной из альтернатив - оно должно быть единственно верным. Люди должны понять, что это единственно возможный путь. Это не должно быть обособленным движением, а должно быть общепринятой нормой.
    Ответ пользователю Guess_who: Пардон, а каким образом равноправие мировоззренческих категорий зависит от их подобия по тому или иному признаку в общем случае? Никакой логической взаимосвязи здесь нет.

    Кроме того, слово "движение" никакого обособления априори не подразумевает. Если человек принадлежит движению, это значит то и только то, что он поддерживает определённые взгляды.
    Ответ пользователю Desmond: Я в целом согласен с первым утверждением, но когда я писал о равноправии, то подразумевал - "Если ты споришь с идиотом, то, вероятно, тоже самое делает и он." Т.е. открыто определяя целью движения отказ от веры в сверхестественное, сам этот факт наделяет значимостью всех кто верит в сверхестественное, раз кому-то понадобилось создавать целое движение "в противовес" им.

    >Кроме того, слово “движение” никакого обособления априори не подразумевает

    Определяя множество А, можно так же сказать, что мы определили второе множество "не А". Это я назвал обособлением (множества А от "не А").

    Может показаться, что я против популяризации натуралистического мировозрения, но это не так. Я лишь скептически отношусь к такому методу как - провозглашение какого-то нового движения. Иначе сразу появляются новые проблемы - необходимость зарабатывать признание и доброе имя " с нуля" и бороться с неизбежными идиотами в этом самом движении, которые его компромитируют. Значительно более эффективным мне кажется использовать уже зарекомендовавшее себя имя - Наука (+ соответствующее образование), которая одним своим существованием уже очень давно и вполне успешно, на мой взгляд, продвигает натуралистическое мировозрение.
    Ответ пользователю Guess_who: К слову об "идиотах, компромитиоующих движение" - https://youtu.be/emrD6hTKkIY чтобы пропустить долгую ретроспективу канала Thunderf00t можно с 8й минуты сразу смотреть.
    Ответ пользователю Guess_who: Мне также неясно, какое отношение споры имеют к созданию движения. Если зайти во вкладочку "цели", то можно прочесть, что движение нужно для координации просветительской деятельности, а не для создания "противовеса".

    Обособление не тождественно определению множества, оно подразумевает некое социальное дифференцирование.

    Никакие идиоты скомпрометировать движение не могут, одни члены не несут ответственность за слова и действия других, это подразумевает само слово движение. Повторюсь, быть брайтом -- значит являться носителем определённых взглядов, ни больше, ни меньше.
    Если само движение не использовать как знамя, для завоевания сердец и умов, тогда я готов согласиться.

    >Обособление не тождественно определению множества, оно подразумевает некое социальное дифференцирование.
    В моем предложении как раз таки тождественно. В любом случае я уже согласился с первым пунктом.

    >одни члены не несут ответственность за слова и действия других
    Дело за малым - убедить в этом окружающих, ведь обычно как раз происходит по другому.

Добавить комментарий