Будь проклята религия

Как создаётся мем? Вы можете наблюдать сложа руки как распространяется новая мода, новый слэнг, новый стиль ходьбы или речи, и позволите мему своевременно появиться. Примером может служить нынешняя эпидемия слова «в основном» (англ. basically), которая заразила немыслимое количество предложений в речи англоговорящих людей. Но окончательным подтверждением в науке является эксперимент: вы не просто ждёте, пока что-нибудь случится и наблюдаете, вы пытаетесь сделать так, чтобы это произошло.

Я не знаю, появилось ли слово «гей» (в значении «гомосексуал») случайно или же было придумано специально. В любом случае, это удачный мем. Он попал в словарь, и гетеросексуалы используют его в той или иной степени повсеместно. Кто-то намеренно ввёл слово «гей» в мемосферу? Или же оно распространилось как пожар в лесу? Я не знаю, как или когда, но слово «гей» обрело жизнь, а в 2003 году мы можем наблюдать намеренное становление нового мема. И этот мем — «брайт», и мы присутствуем при его рождении. Мем «брайт» намерено имитирует происхождение мема «гей» — в явной надежде скопировать его успех.

Мем «гей» улучшил имидж и, я осмелюсь добавить, прибавил счастья когда-то непопулярному меньшинству. Так и «брайт» призван прийти на помощь другому осаждённому сообществу в США: тем, кто в самой религиозной стране западного мира не имеет религии, кого называют атеистами, агностиками, свободомыслящими, философскими натуралистами, секуляристами или гуманистами. Гэллап в 1999 году задавал американским избирателям следующий вопрос: «Если бы ваша партия выдвинула на пост президента высококвалифицированного человека, то кто скорее бы стал тем человеком, за которого вы бы проголосовали?» Варианты ответа были следующие: католик, иудей, баптист, мормон, негр, гомосексуал, женщина, атеист. Шесть из восьми категорий получили более чем 90% одобрения. Но только 59% проголосовали бы за гомосексуала, и только 49% — за атеиста. Вспомните, что 29 миллионов американцев, которые относят себя к нерелигиозным людям, секуляристам, атеистам или агностикам, в 10 раз превосходят по численности иудеев, как и многие другие религии, за исключением христианства.

Тот же самый вопрос Гэллап задавал в 1978 году, и в ответах есть разительные отличия. В 1978 году только 26% американского электората проголосовало бы за гомосексуала. Возможно ли, что слово «гей» и гордое движение геев, выступившее с ним, имеет частичное отношениие к улучшению до 59% в 1999 году? Если так, то есть ещё больше причин, чтобы те самые презираемые 29 миллионов нашли свой собственный мем «гей».

Я — брайт. Вы (скорее всего) брайт. Большинство людей, которых я знаю, — брайты. Большинство учёных — брайты. Вероятно, в Конгрессе довольно много близких к брайтам людей, но они не осмеливаются в этом признаться. Обратите внимание, что слово «брайт» (англ. bright (прил.) — яркий) используется как существительное, а не прилагательное. Мы, брайты, претендуем на то, чтобы быть брайтами (в значение «умный», «образованный»), не более чем геи претендуют на то, чтобы быть «gay» (то есть радостным, беззаботным). Есть ли статистическая тенденция, показывающая, что брайты часто бывают bright (яркими, как прилагательное), — этот вопрос требует изучения. Я бы с радостью посмотрел на подобное исследование, и я готов держать пари, что знаю результат, но это не входит в определение существительного.

Существительное «брайт» Пол Гейсерт и Минга Фатрелл из Сакраменто, Калифорния, придумали в марте. В апреле во Флориде я слышал, как они рассказывали об этом новом слове, вскоре после этого они открыли The-Brights.net. Новый мем почти мгновенно получил продвижение за счет двух полных энтузиазма статей в многотиражной газете. Сначала 21 июня я написал «Будущее обещает быть светлым» в The Guardian, одну из ведущих национальных газет Британии. А затем 12 июля выдающийся философ Дэниел Деннет продолжил с «ярким материалом» в NYTimes.

Итак, мем «брайт» выпущен, как джин из лампы. Будет ли он распространяться как мем «гей» или «в основном», или как кепка, надетая козырьком назад? Или же засунет голову в песок? Я надеюсь, что он постепенно приобретёт популярность. Готов спорить, что так и будет, несмотря на враждебность тех, кто принимает скромное существительное за высокомерное прилагательное, и тех, кто, вопреки успеху мема «гей», негодует от подобных неологизмов. Но по большей части, мне просто любопытно, что произойдёт дальше.

Эссе Ричарда Докинза «Religion be damned» первоначально было опубликовано в Wired.

Над материалом работали Александра Резайкина и Светлана Плясунова.

Получить ссылку на материал

Спасибо!

Также вы можете подписаться на обновления сайта:

Оставить комментарий